Кто-то сказал, что каждая реформация находится в ее лучшем и высочайшем приливе тогда, когда она только что приходит. Похоже, что это так; но, в то же самое время, истинная церковь постоянно движется к зрелости. Я говорю о церкви внутри церкви, о зерне в шелухе – не об окружающем ее движении. Так же, как отдельный верующий, который идет вперед с Богом, постепенно созревая – так же и церковь внутри церкви созревает к концу века, когда она будет вполне зрелой церковью. Цель – это не просто стандарт, потерянный ранней церковью – но то, к чему она сама устремлялась – «в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова» (Ефесянам 4:13).

Отступничество и Выздоровление

Как это было с Израилем в Исходе, «разноплеменное множество» (Исход 12:38), эта внешняя шелуха каждого движения, которой оно себя загружает и в которой позже бывает погребено, впадает в похоть к «плоти». Мы, обычно, можем судить о развитии этого процесса по тем вещам, которые данное движение начинает требовать. Вместо того чтобы наслаждаться в чистом Слове, в молитве и поклонении, в любви к душам и в ревности по добрым делам, приходят развлечения, программы, мюзиклы, чувственность и ораторство. Этим вещам нет места в сущном, истинном христианстве, но это – профессионализм – плоть! О, Боже, освободи нас от плотских заменителей Духа!

Большинство собраний сегодня могут выжить только благодаря постоянному развлечению, профессиональному евангелизму и сильному социальному духу. И все это так же истинно и в пятидесятнических, -Святости и межденоминационных кругах, как и в старых деноминациях. Где же сама Жизнь, чтобы привлекать людей и являть им Бога, как в начале? Это – не Новый Завет. Это – ненормальное, огорчающее и ограничивающее Святого Израилева в нашей среде.

Кажется, каждое движение пробегает свой курс быстрее, чем бывшее перед ним. Подобно реке Ниагара, оно течет вниз намного стремительнее по мере того, как приближается к водопаду, к концу времени. Это – последние дни отступничества.

Битва становится жестче, и мы поднимаемся выше в нашем восстановлении из падения ранней церкви. Когда пал Адам, сатанинская сила расположилась между падшей расой и Богом. Бог удалил престол Своего присутствия с земли на небеса. Так же и когда пала ранняя церковь, она снова утратила Божий образ, который, в некотором смысле, был восстановлен во дни Нового Завета, когда тело верующих стало храмом Святого Духа. В большей степени, чем когда-либо знал Адам, «духовное нечестие на высоких местах» (Ефесянам 6:12, KJV) снова расположилось между церковью и Богом. И вот, промотавшаяся церковь, выходя из Темных Веков, должна пробивать свой путь назад сквозь эти нечистые силы. Каждому движению, по мере того, как мы идем все выше к полному восстановлению, предстоит встретиться с более высоким рангом этих нечистых духовных сил и агентур, и поэтому приходится воевать все жестче.

Каждый шаг вперед неизбежно требует более глубокой подготовки и большего духовного снаряжения для большей меры восстановления.

Это никогда не было Божьим решением – чтобы переживание церкви в восстановлении нормального стандарта и приходу к полноте было столь долгим и растянутым. Но мы всегда старались называть наши настоящие ненормальные понимание и опыт нормальными. Нам нужно увидеть, что после падения ранней церкви все было ненормальным. Переживания, понимание – все было частичным, несбалансированным и ненормальным. Ничто еще не было понято совершенно, и все различные истины и переживания были всего лишь частями целого.

Мы еще не поняли эти истины и переживания, так же как и любой механизм можно правильно и ясно понять в деталях не иначе, как если понять его в целости. Мы до сих пор восстанавливали все по частям, не видя целого – поэтому мы так часто искажали и чрезмерно подчеркивали ту истину или то переживание, которые были восстановлены нашим конкретным движением. Я надеюсь, вы поймете это, так как это очень важно.

Новозаветная Церковь в книге Деяний нормально вошла в полноту Духа, немедленно, в самом ее начале; так же это было и в случае с домом Корнилия, в десятой главе Деяний. Все различные фазы нашего спасения были показаны, как всего лишь столь многие части одного славного, нормального целого. Но все разнообразные движения в восстановлении, начиная с первых реформаторов, перестали идти вперед к полному пониманию, каждое в свою очередь. Они устанавливали их партийный стандарт или частичное, ненормальное откровение, ставя часть на место целого. Затем, в человеческой суете, все они утверждали, что имеют все.

Это – сектантство, и это подобно множеству дамб, препятствующих Божьему народу плыть в обширный океан Божьей полноты. Бог мало заботится об этих частичных стандартах людей – об их именах, сектах или партиях, лозунгах и стандартах. Это все – лишь частичный, искаженный свет, который, в конце концов, становится врагом настоящей истины, по мере того, как Господь шествует вперед к славе.

Каждая надвигающаяся морская волна во время наивысшей точки прилива должна пробивать свой путь сквозь предыдущую, отступающую. И то же самое происходит с разными движениями к окончательному восстановлению церкви. Непосредственно отступающее особенно ненавидит и противится следующему, надвигающемуся. Каких глупцов делает из нас дьявол! О, если бы мы могли видеть это! Хотя настоящие и хорошие, настолько, насколько далеко они прошли, каждое из тех прошлых пробуждений и движений – это всего лишь шаткие, неуверенные шаги к окончательной цели.

Давайте идите вперёд

Бог имеет только лишь одну церковь, то ли на небе, где находится ее большая часть, то ли здесь, на земле. И, однако, есть еще большая территория, которой нужно завладеть прежде, чем мы поймем божественный замысел, к которому мы предназначены. Мы должны осознать все тело Христа. В наших человеческих мыслях мы неспособны распознать Бога, когда мы встречаем Его. Тех, кто отваживается идти с Богом дальше, к полному восстановлению, осуждают другие, и противятся им, как если бы они были от дьявола. И это было истинно не только в отношении Лютера и католической церкви – это было также истинно в отношении Уэсли и англиканской церкви, Бута и методистской церкви, и так далее. Но, возлюбленные, нам нужно встретить это – отступник еще не был полностью восстановлен; блудный сын еще не достиг дома. Мы должны продолжать идти вперед!

Дождь Илии пришел с ясного неба, даже без следа облачка для начала – в результате одной веры. Так же пришло и излияние Пятидесятницы в 1906 году. И так было в случае каждого пробуждения. Пробуждение – это результат веры, не видения. В падшей природе нечего видеть для зрения, кроме безнадежности. Пробуждение и восстановление должны прийти от Бога, с ясного неба. Мы – земные и плотские, но Бог есть Дух. Божье Слово есть дух и жизнь (Иоанна 6:63), и вера в это Слово приводит живого Бога на сцену, независимо от обстоятельств или видимых перспектив.

Посетит ли Бог Свой народ снова? Почему нет? Так же истинно, как Он делал это в прошлом, Он сделает это снова. Божьи небеса полны Пятидесятниц. Он только ждет, пока мы их востребуем. Неужели мы не нуждаемся в одной из них? Мы тогда сможем иметь ее, когда пожелаем платить цену послушной веры.

Церковь еще не полностью восстановлена. Ни одна из прошлых групп, после того, как она отступила, не имела веры и видения, чтобы побудить Бога посетить ее снова. Если бы они имели их, они бы не валялись вдоль дороги, как более или менее мертвые движения; их кости не истлели бы в пустыне. Ни одна из них в дальнейшем не имела веры. Они остановились, не дойдя до цели. Ни одна из них не дошла до конца. Они «оскорбляли Святого Израилева» (Псалом 77:41), так же, как и мы делаем сегодня. Они не хотели платить цену. В этом была проблема. Но что еще хуже, они оправдывали себя в их ненормальных стандартах и противостояли другим, которые пошли дальше, и осуждали их. И они по-прежнему делают это.

Грех высшей еврейской церкви времен Иисуса был тот же. Они сами отказались идти дальше, и в своем отступническом состоянии принялись противиться всем, кто хотел идти вперед. Это предрекло их осуждение; и это сведет Божий суд на каждую деноминацию, движение или группу, идущую по их стопам.

Но отряд Гедеона сегодня снова формируется. Вера поднимается. Грядет еще одно посещение от Бога. Только отряд Гедеона может когда-либо принести или принять его – только молящаяся, посвященная группа пилигримов. Те, из «разноплеменного множества» (Исход 12:38), не будут в нем, так как их слишком много, и они слишком плотские. «На человеческую плоть» – Господь говорит о драгоценном елее в скинии – «он не должен быть изливаем» (Исход 30:32, KJV). Богу обычно приходится работать с чем-то маленьким, с чем-то слабым – с маленькими посвященными группами.