– Ну да, – покосилась на меня Ао. – Так вот! Живут они уже тысячи лет и знаний накопили немало. Говорят, они видели закат человеческой цивилизации уже три раза!

– А ты-то откуда знаешь? Вы, эльфы, сами пришлые?!

– Мы воевали со многими вашими странами, поработив и разграбив земли своих противников. Их библиотеки – теперь наши.

– Ясно. Продолжай, – чмокнул я в носик сморщившуюся Ао. Щетина стала расти, вот она и показывает своё фи!

– Да это всё! Больше я и сама не знаю про них. Увидим… – Ткнула она меня локотком в бок, чтобы не засматривался на других. Ох уж эта мода на кожаные обтягивающие штаны! Идёт такая перед тобой, жопой виляет! Кто устоит?

Вот и оно! Башня посольства Дружбы Народов, что построена здесь спустя триста лет после возведения Кремля. Само строение выполнено из красного кирпича, увенчанного золотым куполом крыши, чтобы не портить вид города. На дверях стоял негр, что открывал их, если сочтёт подошедших достойными. Не всем здесь рады! Ксенофобов и других отсеивает! Это, видимо, первый этап проверки такой. Интересно, как часто его тухлыми яйцами закидывают?

– Спасибо, – кивнул я. На цвет кожи мне плевать. Лишь бы человек был хорошим. Глупая традиция встречать по одёжке мне не нравилась ещё в моём прошлом мире.

Внутри было гораздо спокойней. Никаких тебе толп туристов, верещания бабок, продающих семки, и замызганных лавок с шаурмой. Белый мрамор, уютные диваны и стойка из красного дерева, за которой стояли люди: белые, чёрные и красные. Индейцы, наверное. Очереди не было.

– Здравствуйте, – подошёл я к свободному окошку. – Мы хотели бы купить билет до Атлантиды. Стандартная виза на десять дней.

– Это возможно, – кивнул мужик, приветствуя нас. – Отправление через час. Так как вас девять разумных, то оплата составит…

– Эй! Эй! Эй! – прервал я жулика. – Какие девять? Нас четверо. Я и жёны! – Обнял я их, для наглядности.

– Эти очки, – снял он свои круглые окуляры, протерев их белым платочком, – видят души! Поздравляю! У рыжих дам будет двойня, а у прекрасной эльфийки – один здоровый малыш!

Как обухом по голове! Я, конечно, знал, что от того самого появляются дети, но не столько же сразу! Жёны! Алиса, дочь дядьки Макара! Кто ещё?

– Виииии! – пищали они и не могли успокоиться. Прыгали, скакали! Целовались! Плакали! Снова прыгали! Через полчаса только пришли в себя, щебеча о подгузниках, детском питании и кроватках…

– Вот и он! – Вёл нас гид. – Радужный мост в Атлантиду. Копия сломанного телепорта из Москвы в Питер. – Заливался он соловьём, расхваливая величие синекожих гигантов и принижая людей.

В карманах у нас торчали корешки золотистых пропусков, а шаги отдавались эхом по переливающемуся всеми цветами радуги камню дорожки, что упиралась дальним концом в стену башни. Как нам сказал болтливый парень, обладатели этих штук пройдут насквозь и не заметят, вмиг оказавшись там – в сказочной стране полубогов. Непрошеных же гостей размажет по вселенной.

* * *

– Красиво! – Не могла оторвать взгляд от тёмного небосвода Агнешка, в котором бились разноцветные рыбы с фонариками на усах, медузы, жалящие во все стороны искрами, и мега-акулы, поедающие засмотревшихся на людей через прозрачный купол водных животных.

– В Атлантиде всегда ночь! Поэтому здания, брусчатка да всё здесь светится! Мы на глубине многих тысяч лье под водой. Здесь царствует мрак! – успел нас просветить проводник, после чего проскочил в переливающееся окошко портала, едва не оставив здесь голову. От его услуг мы отказались. Надоел!

– Ну что, пойдём? – Взял я своих рыженьких под локоток, а самую лёгкую и воздушную – Аотииль – посадил на плечи. Вещи уже в гостинице. Можно и прогуляться.

Паренёк не врал! Светилось буквально всё! Асфальт, что менял цвет, стоит на него наступить, цветы, что распускались на минуту-другую, испуская в пространство лучи жёлтого, оранжевого или розового цвета…

Лилась музыка. Толпы туристов со всего света создавали фоновый шум, толкаясь, пинаясь и меряясь кошельком. На каждом углу торговали вещичками под старину, впаривая хлам.

В воздухе летали диковинные насекомые, жужжа, пища и проказничая. Какой-то зелёный головастик с крылышками сел в волосы Аотииль и стал их заплетать, выстроив у неё на голове башню! Еле отбилась от него, чуть не упав и не задушив меня.

– Батискафы Жан Жака! Погрузитесь в неизведанные воды под Атлантидой! Узрите своими глазами великое нечто! – кричал мальчишка с голубоватым отливом кожи. Как я могу предположить, плод любви местного жителя и человека. А вот и хозяева! Атланты!

Раздвигая толпу своим надменным взглядами, летели они на коврах-самолётах, что с трудом поднимали их туши на расстояние метра от земли. Чуждость! Вот что я почувствовал, бросив на них взгляд, и с недоумением осматривал толпу, что, открыв рты, едва не встала на колени перед этими… Девушки ластились, мужья подсовывали своих жён, а отцы – дочерей! Ну и мерзость!

– Может, пойдём? – Робко подёргала меня за рукав Агнешка. Хорошо хоть мои жёны не впали во всеобщую истерию.

– Конечно, милые! – Улыбнулся я и развернулся в другую сторону, подальше от безумной толпы.

* * *

– Погружаемся! – С восторгом дёрнул я ручку батискафа.

Медный шар начал движение, наполняя баки забортной водой и уходя на дно. Уши заложило. Стоял скрип, всё трещало. С потолка потекла струйка масла.

Мои любимые со страхом смотрели в большое окно иллюминатора за уходящим вверх городом и страшными рожами рыб, проплывающих мимо. Одна так выпучила глаза, что они лопнули, забрызгав нам всё окно. Пришлось включать дворники.

– Мы передумали! Давай вернёмся! – захныкали они, едва мы попали в первую передрягу.

Я же решил залететь в пещеру, что по размерам могла вместить десяток таких судов, как наше. Сталагмиты и сталактиты преграждали нам путь, как гигантские зубы, но проход удалось найти, и мы медленно, светя фонарями, нырнули в манящую темноту. Что нас там ждёт?

В пещере жили медузы, что устроили танец вокруг нас. Фонари были отключены. Застопорились, наблюдая за прекрасными созданиями.

– Красота! – Стали массировать мне плечи жёны, которым передалось игривое настроение муженька. На пол полетела одежда.

Загипнотизированные этими светящимися тварями, мы потеряли бдительность, упустив момент! Удар, сотрясший судно и вмазавший нас в стену, я проморгал. Оказалось, эти белесые тряпки живут в симбиозе с глубоководной черепахой, чей панцирь служит им домом! Она незаметно подобралась к нам и чуть не скушала, если бы не защитный экран вокруг, что активировался автоматически. Амулет в панели приборов, до того светившийся зелёным, растрескался, пустив дымок.

– А-а-а!!! – раздавались крики полуголых барышень в кабине. Батискаф стал набирать воду. Я чертыхался, пытаясь натянуть штаны и исправить ситуацию. Адреналин зашкаливал!

– Держись! – Вдавил я ручку газа, прорезав строй предателей и на большой скорости уходя от преследующей нас черепахи с медузами на плечах! Видимость была близка к нулю, так что мы сносили всё на своём пути! Сталактиты оказались слишком хрупкими и падали, разбиваясь о панцирь этой хищной гадины, создавая невообразимый шум. Пещера стала осыпаться, погребая под собой всю эту красоту.

Вынырнув в последний момент из ловушки, в которую сами и залетели, я выдохнул, подмигнув вжавшимся в угол девочкам, что так и не натянули одежду, светя прекрасными телами.

– Ещё поживем! – Улыбался я на фоне треснувшего лобового стекла, стоя по колено в воде. Бока батискафа были вогнуты внутрь. Переключил тумблер, что откачивает воду из цистерн с балластом и наполняет их воздухом. И пшик! Одни искры полетели! Завоняло горелой пластмассой.

– К чертям всё! Полундра! – пошутил я, не глядя на моих дрожащих от страха девочек, что грязно проклинали одного самонадеянного мальчишку, вскочил с места и стал вручную откачивать воду, крутя барабан, пока мы не начали всплывать. – Надо будет повторить! – сказал я, с трудом уворачиваясь от гневно пыхтящих жён, что пытались добраться до барского тела, пока создатель батискафа бегал вокруг всплывшей в его доке консервной банки, причитая. Платить за ущерб я отказался. Крепче надо делать скорлупки – мы чуть не погибли!

* * *

После происшествия пришлось долго задабривать малышек. Отдал им всю свою заначку сладкого! Ходили в музеи, по магазинам. Выбирали одежду будущим малышам. Пелёнки, распашонки. В номере уже гора игрушек! Теперь я понимаю Михаила!

Целыми днями мы были на воздухе, пока ноги не отказывались нас нести. Тогда нанимали рикш, что тащили нас как королей на прямоугольной платформе, задрапированной тканями, а жёны, дурачась, кидали монетки попрошайкам. И здесь они есть! Мир не меняется.