О Книге


Кэтлин Поулсон, библиотекарь из маленького городка, никогда не мечтала стать сумасшедшей кошатницей. Но в её доме появились Оуэн и Геркулес, и она поняла, что это не игры разума — у её котов настоящие магические способности. А когда возле любимого кафе Кэтлин обнаруживают труп доброй старушки Агаты Шепард, способность Оуэна становиться невидимым и умение Геркулеса проходить через стены помогают котам отыскать ключ к разгадке. Здесь замешаны чьи-то тёмные тайны, и придётся действовать скрытно, чтобы выйти на след хладнокровного убийцы.


Переведено группой «Исторический роман» в 2019 году.

Домашняя страница группы В Контакте: http://vk.com/translators_historicalnovel

Над переводом работали: nvs1408, mrs_owl

Под редакцией: gojungle

Подписывайтесь на нашу группу В Контакте!

Карта 5599005006193283

Яндекс Деньги 410011291967296

WebMoney

рубли R142755149665

доллары Z309821822002

евро E103339877377

PayPal и др: https://vk.com/translators_historicalnovel? w=app5727453_- 76316199


Ловкость лап

Софи Келли

Котам ни к чему двери…

К квартире вели ступеньки с задней стороны дома. Я опустила сумку на пол закрытой веранды, наверху лестницы. Геркулес высунул голову и огляделся по сторонам.

— Ни звука, — предупредила я. — Не мяукать, не топать и даже не урчать. Ребекка будет здесь через минуту.

Я наклонилась застегнуть сумку, кот выпрыгнул, посмотрел направо, потом налево — и исчез, прошёл сквозь дверь прежде, чем я успела его схватить. Прямо через закрытую дверь. Сердце остановилось. Я опустилась на корточки. Геркулес несомненно исчез. Просочился сквозь толстую прочную дверь.

Этого про своего кота я не могла рассказать никому. Он умел проходить через любые твёрдые предметы — двери, стены в ладонь толщиной, бетонные фундаменты. Я понятия не имела, как он это делает. Вообще–то, когда я первый раз увидела, как он играючи проходит сквозь деревянную дверь библиотеки, то решила, что у меня галлюцинации. Или даже удар.

Ведь коты не умеют ходить сквозь двери и стены… или всё же умеют?

1

Было совершенно понятно, что во внедорожник Ромы тело не помещается. Ноги свисали наружу, почти касаясь подъездной дорожки.

— Может, просто затолкаем его внутрь? — спросила я, пиная грязный снег у задних колёс.

— Нет, его нельзя просто заталкивать, — сказала Мэгги. — У него так ноги поломаются, — она обошла внедорожник с другой стороны. — Может, если мы положим его ногами вперёд… — Она взглянула на меня. — Что думаешь, Кэтлин?

Что думаю? Думаю, что я замёрзла.

— Он всё равно не влезет, — заметила я. — А мы не можем ампутировать ему ноги?

Мэгги с ужасом посмотрела на меня.

— Ампутировать ноги Эдди? Как?

— У меня под передним сиденьем есть ножовка, — вставила Рома, очень некстати. Как ветеринар, она возила в своей машине множество таких вещей, которых у людей обычно не бывает.

Я бросила на неё взгляд.

— Нет, я не имела в виду — отпилить ему ноги. Но, может, они как–нибудь отсоединяются?

Напрасно я это сказала. Мэгги положила руку на бедро Эдди, защищая его.

— А у тебя ноги отсоединяются? — поинтересовалась она у меня.

Я медленно выдохнула, любуясь, как в воздухе повисло облачко пара.

— Нет, — сказала я, — мои — нет, но я человеческое существо, а Эдди — манекен.

— Он — часть мультимедийной коллекции, — обиженно ответила Мэгги.

Настоящий Эдди Суини — «безумный Эдди» — был номером 22, форвардом хоккейной команды Миннесоты, шести футов и четырёх дюймов ростом, местной гордостью штата. В этом году Мэгги поручили создание экспозиции, посвященной Эдди, для Зимнего фестиваля. Я была совершенно уверена, что оргкомитет ожидал от Мэгги стенда–коллажа, а не воссоздания Эдди в полный рост в коньках и наколенниках. По правде говоря, он выглядел так реально, что, когда я впервые увидела его одетым и сидящим в кресле в студии Мэгги, у меня мурашки по коже побежали.

— Может, нам завернуть его в пластик и положить на багажник сверху? — спросила Рома. Из–под капюшона её тяжёлой куртки выглядывали только глаза и нос.

— Если смотреть реально — как далеко мы уедем, пока кто–нибудь не вызовет полицию? — сказала я.

— Верно сказано, Кэтлин, — согласилась Рома.

— Мы не можем его так оставить, — Мэгги глядела на небо. — Похоже, собирается снег.

— Какая неожиданность, — проворчала я.

Зима в Мейвилл–Хайтсе, Миннесота, бывала в трёх видах — «снег собирается», «снег валит» и «берись за лопату». Однако надо признать, город выглядел как старинная рождественская открытка. Снег украшал ветки деревьев, оконные стёкла сверкали изморозью, и в каждом дворе стоял полностью укомплектованный снеговик. Это была моя первая настоящая зима в городе. Я приехала год назад, в самом конце сезона, чтобы стать новым библиотекарем и управлять обновлением библиотечного здания к грядущему столетнему юбилею.

Я глядела на торчащий из внедорожника зад Эдди.

— У меня идея, — объявила я. — Рома, можешь ухватить левое бедро Эдди?

Она откинула капюшон и ухмыльнулась.

— С удовольствием.

Она хлопнула поддельного Эдди по заду и подхватила его за ногу и талию. Я взялась за другую сторону, и мы вытащили его из машины. Хоть он и не был настоящим телом, всё же оказался довольно тяжёлым.

— Что дальше? — спросила Рома.

— Осторожно, — взмолилась Мэгги, топтавшаяся позади нас.

— Открой пассажирскую дверцу, — скомандовала я ей.

— Вы не можете положить его ноги вперёд, а голову назад, — предупредила она. — Как только Рома поедет, он соскользнёт назад и сломается.

— Я не это собираюсь сделать, — сказала я. — Доверься мне.

Мэгги была моей самой близкой подругой в Мейвилле. Мы встретились, когда я пошла на занятия по тай–чи, которые вела Мэгги, и нас объединила общая любовь к дешёвому шоу «Танцуй!». Мэгги была талантливым художником, составителем коллажей, но я никогда не видела, чтобы она так переживала из–за заказа.

Она секунду покусала губы, потом, наконец, взяла себя в руки и сделала несколько глубоких вздохов, положив руки на живот.

— Извини, — сказала она. — Меня сводит с ума этот проект. Делай, что собиралась, — она потянулась и открыла пассажирскую дверцу.

— А что мы делаем? — прошептала Рома.

— Устраиваем его на переднем сидении. Ты бери за плечи, а я за ноги. Мы посадили Эдди на переднее пассажирское кресло, боком.

— Разверни его, — сказала я Роме.

Она принялась поворачивать Эдди лицом к ветровому стеклу, а я в это время двигала его ноги, пристраивая коньки на коврике. Потом наклонилась и застегнула ремень безопасности.

— Та–даам, — сказала я, выбираясь из машины.

Рома обошла её и заглянула через ветровое стекло.

— Он выглядит как настоящий.

— Это да, — кивнула я.

Мэгги не смогла удержаться и лично проверила ремень безопасности. Рома закрыла багажник, обошла вокруг и села за руль. Я забралась на заднее сиденье и подвинулась, давая место Мэгги. Рома выехала задним ходом с подъездной дорожки и двинулась по улице.

С Ромой мы тоже встретились на тай–чи, но по–настоящему все трое сдружились прошлым летом, когда мы с Мэгс втравили Рому в нашу погоню в духе «Ангелов Чарли».

— Спасибо тебе, Рома, — сказала Мэгги.

Она улыбнулась нам в зеркале заднего вида.

— Мне не трудно. Когда ещё выпадет шанс покататься со знаменитостью? — Она протянула руку и похлопала Эдди по плечу.

— У Эдди лучший сезон за всю его карьеру, — сказала Мэгги. — Сорок голов и тридцать пять результативных передач — на текущий момент.

— Да что ты? — я постаралась не улыбаться.

— И возможно, он сейчас в лучшей форме. Тебе известно, что после тренировок он дополнительно упражняется на коньках?

— Я об этом не знала, — серьёзно сказала Рома.

Мэгги стащила с руки варежку и поправила ворот свитера Эдди.

— Все билеты на игры в этом сезоне распроданы, и это благодаря Эдди.

Я тоже сняла варежку и выудила из кармана бальзам для губ.

— Знаешь, Рома, — сказала я, — никогда не думала, что такое случится, но, по–моему, у Мэтта Лойера в сердце Мэгги появился соперник.

Лицо Ромы расплылось в улыбке.

— Думаешь, Эдди умеет танцевать? — спросила Рома, имея в виду невероятную прошлогоднюю победу Мэтта Лойера в шоу «Танцуй!».

— Ну, не знаю. Но некоторые движения у него очень плавные.

— Ха, ха, ха, — сказала Мэгги. — Я вовсе не без ума от Эдди Суини.

— Конечно, нет, — ответила Рома. — Он всего лишь такой высокий, сильный и прекрасный.

Мэгги расправила плечи.

— Я просто фанат спортивных талантов Эдди, вот и всё.

— О, я тоже, — согласилась Рома. — Если бы я была чуточку моложе… — она не договорила фразу и ухмыльнулась.

На углу мы свернули налево и по Мейн–стрит подъехали к огромному баннеру Зимнего фестиваля, натянутому поперёк дороги перед отелем «Джеймс».