- Да что ты такое несёшь? Люди же, не побоюсь этого слова, без ума от вас. При дворе все женщины одеваются как эльфийки, ювелиры делают украшения, подражая вашим мастерам, про ваше оружие и книги я вообще молчу...

- Знаешь, один народ людей зачастую начинает восторгаться достижениями другого народа только после того, как почти уничтожит его.

- Вы же никогда не воевали с людьми...

- Мы не воевали с отдельными народами, и насмерть резались с другими. Людей, как общности, не существует, равно как эльфов или гномов. Есть несколько человеческих, эльфийских или гномских народов.Сам же злишься, когда тебя за южного гнома принимают. А зачастую, и народ-то внутри расколот. Сильно легаты да солдаты любят сенаторов да колонов? А ведь и те, и те вроде бы люди...

У каждого сколько-нибудь крупного поселка их встречали вожди и старейшины с богатыми дарами и изъявлением покорности. Император не слишком-то верил- и обозы с заложниками в столицу отправлялись регулярно.

Солдатам такая война с каждым днем нравилась всё больше, офицерам всё меньше, император ходит мрачнее тучи, что солдаты списывают на недостаток хор-р-роших схваток. И так добычи взяли как ни после каждой войны, кровью платить не пришлось совершенно.

Легкие кавалеристы всё время в седлах- разведка, разведка и ещё раз разведка. И ничего. Только слухи. С каждым днём все более грозные.

Узиппеты боялись. Не империи.

Император стоит на холме. Сигнал о прибытии повелел не давать, и войска внизу видеть- видят, а приветствовать вовсе не обязаны. Легион расположился на отдых, ждут пока паровые тягачи перевезут на тот берег артиллерию. Знаменитый мост Первого Императора, когда-то построенный его армией из дерева чуть ли не за месяц. Один из приемников лет через пятьдесят распорядился перестроить мост в камне (кажется, это его единственное распоряжение, над которым не смеялись). Последние лет двадцать и в столице, и за лимесом считают, что за мостом вроде и не совсем империя. Пришло время убедить всех в ошибочности подобных убеждений.

-А малые орудия зачем, да ещё с таким дулом?

-Для полевого боя. А дуло... Мне донесли, знаешь ли, чем ты кабацкие свары разнимаешь. Я вот и прикинул, что будет, если по толпе варваров шариками покрупнее садануть. Онгары да скорпионы- пусть на складе полежат, вместо них на когорту будет по два орудия, одно со стволом покороче, да дулом овальным - для ближнего боя, второе со стволом длинным- чтобы частокол могло развалить. Ещё десяток орудий потяжелее в подчинении легата. Думаю, надо бы по одному орудию на центурию, но пока наделать не успели.

-Что думаешь?

-Ничего хорошего. Мы почти в ловушке: после сражения обратно через леса мы не пройдём. Погибнем все.

-Ты сказала Почти.

-Почти. Если завтра будет Победа, даже не просто победа, а полный разгром степи...

-Племена покорятся?

-Да. Притворно, на время- но это уж задача людей будет, что бы время затянулось на века.

-Мы проиграем, если стронемся с места. Порядки пехоты при наступлении нарушатся непременно, наша конница слабее. Наша сила в артиллерии и стрелках. При атаке мы лишимся преимущества и в том, и в другом.

Заманить в засаду притворным отступлением, затем расчленить и окружить - излюбленная тактика варваров. Они не настолько глупы и суеверны - и после первой же атаки поймут наши сильные и слабые стороны. Человека может убить природной молнией- их не напугаешь и рукотворной.

И я не стану врать - пока наше положение мне напоминает поход на аршаков.

-Мы не окружены.

-А ты скажешь, у нас в тылу благожелательно настроенное к нам население?

-Предлагаете отступать?

-И погубить империю? Степь двинется за нами, все гермеренские племена увяжутся за ними. Лимес не выстоит.

Двинулись. Ревут рога, гремят барабаны. В первых рядах - косматые гиганты бруттии в клетчатых штанах и рогатых шлемах. Иные- голые, размалеванные черным и синим и со стальными цепями на шеях. Земля дрожит от топота ног и оглушительных боевых кличей.

Тяжелые орудия дают залп. Больше для острастки, но этих не напугаешь.

Ближе! Легкие орудия бьют картечью.

Частокол заволокло дымом. Легионы дали залп. Выстрелив, стрелок отдает ручницу заряжающему, и получает от него новую. Центурионы не стреляют. Яркие, блестящие, при все наградах они видны издалека. Залпы-только по их команде. Через частокол, навесом, бьют лучники. В промежутках между стрелками стоят центурии спешенных гвардейцев. Они должны остановить варваров, если те прорвутся через частокол.

Дым, крики, ругань офицеров. Тел у частокола все больше. Варвары из задних рядов пытаются стрелять.

-Потери. До сотни убитых, разорвало два орудия. Двадцать лет служу, но такого ещё не видел. Такая победа!

-Это не вся победа. Только первая стычка. Вина выдать обычную норму, караулы удвоить. Починить частокола. Выслать разъезды. Тела немедленно собрать и сжечь. Хотя нет, отберите из заложников человек десять посмышленей. Покажите им все. И отпустите. Отбой - только после.

Отвалами машин сдвигают тела. На буксире притаскивают огромные бревна. К утру кострища ещё дымятся.

Над частоколом поднялись бруттийские фрамеи. На каждую насажана голова в рогатом шлеме.

-Что бы ты сделал на их месте?

-Не знаю. Может, попытался бы послать кого в обход, отвлек бы внимание атакой в лоб, и атаковал бы с тыла. Но там мы укрепились даже лучше чем здесь. Единственный их шанс- выманить нас с укреплений. Завтра они не будут столь прытки. Могут попытаться сделать запруду и затопить нас. Но это займет много времени, и мы быстрее насыпим плотины. Я не придворный, но без лести скажу - император гениальный полководец. Хоть вся степь может прийти сюда - все здесь и лягут.

-Только тот, кто привел сюда всю степь тоже полководец не из последних.

-Нам останется только уйти. Леса теперь с трех сторон окружены империей. Нам путь один - за море. В этом мире нам не будет места.

-Император чтит договора.

-Император смертен.

Вы в ваших горах приспособитесь. Ваш образ жизни сильно напоминает образ жизни людей. Ты первый, кого император ввел в сенат. Будут и другие. И гораздо менее достойные. А мы слишком уж отличаемся от них. Их внешности подобны

-К вопросу о сенате: император ведь своим указом что слово ''сенатор'' не имеет рода, и в сенат может быть принят любой ''обличенный достаточным благородством''.

-И что из этого? Над некоторыми законами не властна даже верховная власть: вводил император новые буквы - куда-то они пропали, как только его отравили.

-Ты не поняла: он тебя звал в сенат этим указом, тебя, и в будущем других достойных женщин всех рас.

-Я все поняла прекрасно. Но мне не пойдет тога с широкой полосой.

-Все высшие офицеры давно имеют право на кольцо на правой руке и тунику с узкой полосой на груди.

-Мы становимся частью империи, и начинаем забывать, кто мы такие. Империи уже сплавила многие народности. И они исчезли.

- Скажи им: Стоять! Пантера приказывает!

"Сама что ль не может?" - с раздражением думает гном. Но молчит.

- Мне минута нужна. Может, две. Но они простоять должны.

"Что она задумала? И так всё плохо. Они ведь именно здесь прорвутся. И так еле стоим..."

Гном со злобой орёт, что попросила друг. Солдаты встрепенулись. Ненадолго. Они слишком устали. Многие сломались уже. Кто-то уже странновато по сторонам поглядывает. Неужто не понимает - из этих мест не сбежишь? Рядом с Гренном стоит явно из других. Обречённость злая на лице. Пока те перестраиваются для новой атаки, с остервенением чистит мушкет. Штык - последнее по времени изобретение Гренна уже прицеплен к оружию. Наделали немного. Раздали - ещё меньше. Этот получил.

Совсем не так день идёт как императора с коня сшибли. Не мальчик, куда полез? Многие видели. "Пантера" сразу же заорала. "Он не ранен!" Поверили. Ибо хотели.

Центр держится. Там гвардия. И почти все "Пантеры". Здесь их только одна. Но лучшая.

Анэ опускается на колено. Гном один-единственный раз видел доспех, как у неё - с маленькой дверкой сбоку. Там у неё главное оружие - эльфийские снадобья. Он никогда не видел, где Анэ их носит, когда без доспехов ходит. Хотя, он её друг. В чём только её не видал...

Снадобья! Именно из-за них эту надменную, малочисленную и плохо размножающуюся расу до сих пор и не перебили. Эти прирождённые биологи мало того, что дали миру массу генетически изменённых культур с хорошей урожайностью вроде земляных яблок, жёлтых початков и красных плодов, но и себя от мира защитили. Делают снадобья. Для других рас - смертельные. Но для них... Из-за снадобий их и боятся. Они и так очень быстрые. Как эльф одно или два выпьет пред боем - такое начинается!