- Ну, а эльф, человек или орк как появились?

- Да откуда мне знать? В Империи по сегодняшний день чуть ли не режут друг друга, пытаясь выяснить какой народ и за какие заслуги избран тем или иным богом. А уж как орочьи племена из-за старшинства предков резались, ты куда лучше меня знаешь.

- Знаю. Только я, в первую очередь, помню, что спор из-за избранности или старшинства племени - повод, а не причина конфликта, а причина - у людей, к примеру, один народ подмял под себя всю торговлю в городах другого. Тут-то и вспоминают, что эти торгаши не так молятся. Грабить лучше под каким-нибудь благопристойным лозунгом. То же и у орков - причина - чаше всего одному племени кажется, что у другого слишком много земли. Тут и вспоминают чей первопредок старше... Но мы отвлеклись. Ты так и не сказал, откуда люди, орки, эльфы да гномы взялись?

- Сказал же, что не знаю!

- А подумать?

- А зачем мне это? Я солдат а не придворный философ.

Эльфийка рассмеялась. Тем самым смехом, что так любят воспевать поэты всех рас. Только ей, на самом деле, вовсе не весело.

- Так и философы много глупостей болтают... Хотя один недавно умерший, сказал-таки умную мысль: "Если бы кони умели рисовать, они бы изобразили своих богов конями, быки - быками. Ну, а люди изображают своих богов людьми. И значит - богов нет". Правда, откуда люди взялись, сказать он так и не смог.

- А ты, можно подумать, знаешь, - подруженька иногда просто невыносима. Особенно, когда напьётся и приходиться её потом домой тащить. Сама-то оня лёгонькая, но железа зачастую на ней не просто много, а очень много.

Взгляд Анэ буравит гнома.

- Да, знаю. И люди откуда взялись, и гномы, и все остальные.

- И кто же это тебя надоумил?

- Почему обязательно меня? Мы все про это знаем. Уже давно.

- Про что про "это"?

- Про обезьяну.

- Какую обезьяну? - не понял гном.

- Такую, что на двух ногах ходила, притом всегда. Жрала мясо антилоп, а их рогами убивала других антилоп.

- И что? Сам видел ученых обезьян, которые палками орехи с деревьев сбивают.

- Их, небось, люди научили?

- Ну, конечно, не сами же...

- А те сами научились. Огня ещё не боялись.

- Все звери огня боятся.

- А они уже зверьми не были. Стаями охотились.

- Удивила. Я, конечно, не больно много о зверях знаю, но сам видел, как стая собакоголовых обезьян на новое место идёт.

- И как?

- Почти как войско настоящее. Спереди - охранение из здоровых самцов, ещё две группы идут по бокам основного стада, и одна замыкает. Основная группа - по края - самцы, потом самки с детёнышами, а в самом центре...

- Самый здоровый и сильный самец.

- Верно... Откуда ты...

- Знаешь? Отовсюду. Мы очень хорошо знаем природу, понимаем её законы, и даже можем, менять некоторые. Кстати, ты знаешь, что иногда два стада собакоголовых могут сцепиться в настоящей войне. И атаковать они будут, построившись клином. Совсем как люди.

- У нас тоже знают такой строй.

- Ну, вот, а ты говоришь - обезьяны.

"Кто бы говорил про обезьян!" - недовольно подумал гном. Прерывать эльфийку, хотя она сейчас вроде и спокойна, может быть просто вредно для здоровья.

- Ну так вот. Вернёмся к обезьянам, любителям антилоп. Копытных было много. Обезьяны за ними шли. Изменялись понемногу с течением времени. А потом случилось что-то. Землятресения, извержения вулканов, ледники двинулись с гор, или всё вместе - точно ещё не определили, но ареал этих обезьян оказался разбитым. Какие-то группы исчезли, а какие-то смогли приспособиться к изменившейся среде. Одни - приспособились к жизни в лесах, другие - перешли почти к подземной жизни, третьи проникли в лесостепи. Со временем они почти утратили сходство с исходной формой. Чем дальше, тем больше накапливается различий. Подвиды стали видами, хотя ещё не разделились окончательно - гибриды вполне жизнеспособны и плодовиты.

- И где же ты нашла таких обезьян?

Анэ поднимает кружку. Гном - свою. Стукнулись. Выпили.

- А чё их искать? Вон их потомки, вокруг нас сидят, да пиво пьют. Сам от обезьяны происходишь, так же, как и я.

- Шуточки у тебя. Эльф от обезьяны произошёл. В человека бы я ещё кое-как поверил - некоторые по уму, да и внешности недалеко от обезьян ушли. Но про первородных такое говорить... Человеку за такое я бы морду разбил...

- А южного гнома вообще бы убил? - с непонятным прищуром и елейным голоском осведомляется Анэ.

- Возможно.

- Убил бы только за то, что он стал утверждать, что перворождённость на самом деле означает, что когда-то некая обезьяна чуть раньше другой догадалась к палке камень прикрутить и топор сделать?

- Это ты так сказала...

- А если бы не я? А тот же южанин?

- Хорошего ничего бы не было.

- Даже, если бы он сказал правду?

Гном усмехнулся.

- Чтобы южанин правду северянину сказал... Да я скорее в бородатого эльфа поверю.

Анэ лениво прислоняется к стене. Стукнула кружкой. Хмыкнула, потянувшись за новой. Изрядно отпив, продолжает.

- Вообще-то, подобные генетические мутации зафиксированы, причём, даже у женщин.

- И что? Бородатых женщин на ярмарках показывают. Сам видел, только не думал, что у них бороды настоящие.

- У некоторых - настоящие. Только я ведь не человеческих женщин имею в виду.

Гном только рукой махнул. Пока пьяная болтовня подруженьки ещё не стала опасной для окружающих, придётся слушать всё, что она несёт.

- Угу. Скажи ещё, что и хвостатые эльфы бывают.

- Конечно бывают. Также как и люди, и гномы. У орков так вообще посчитай у каждого второго рудиментарный хвостик имеется.

С этим-то гном не спорил. Хвостики у орков видел, правда знает, что их почти всегда ещё в раннем детстве отрезают. Да и про рождение детей с хвостами у гномов тоже кое-что слышал. Хотя чужим о таком старались не говорить... Хотя, южане вполне могли разболтать о чём угодно..Вот только не думал, что Анэ ещё и хвостатость интересна.

- Хвостатость, излишняя волосатость, да и ещё кое-что - признаки, роднящие нас с животными. Нас - имеется в виду, все разумные виды. Виды, очень близкие и легко скрещивающиеся друг с другом. Заметь, в этой провинции чистокровных людей почти нет, да и орков чистых от силы одна десятая, а все остальные - метисы, похожие и на тот, и на другой вид, причём, как правило, наследующие лучшие признаки исходных форм.

- Это точно. Вербовщики всегда стараются набирать побольше полукровок - от природы смышленые, сильные, выносливые - короче, отменные солдаты. Прошлого командующего II-й Армией помнишь? Как раз из них был.

- Враньё!

- Да я же его знал! Крут был! За лимнесом по сегодняшний день его именем детей пугают.

- Да я и не спорю, что пугают, но что он полукровка - враньё.

- Да ты рожу его вспомни! Типичный орк.

- Совершенно верно. Орк. Чистокровный, притом, знатного рода. Он сознательно почти всю жизнь выдавал себя за полукровку. Вроде, как показать хотел, что в Империи не смотрят, от кого ты происходишь, смотрят, как ты дело делаешь.

- Странно, я же видел, как он подписывал документы. По подписи же видно, что из вольноотпущенников происходит. После имени - родовое имя Первого императора стоит.

- Он специально так делал, почему - я уже сказала. Считал, что все народы в Империи постепенно должны смешаться в один. Новый. И я бы не сказала, что это такая уж плохая идея.

- А я вот не знаю, хорошо или плохо такое смешение.

- И правильно, что не знаешь. Ибо для нас, или для нас в долгосрочной перспективе это смешение не принесёт ничего хорошего. Мы, да и вы - виды-реликты. И медленно, но неуклонно вымираем.

- Скажешь тоже, вымираем. С чего?

- Мир меняется. Меняется быстрее, и мы не успеваем меняться вслед за ним. Ты видел наши древние руины в Южных пустынях? Знаешь легенды?

- Видеть-то видел, с легендами хуже. Слышал только кое-что о ваших древних войнах...

Анэ снова рассмеялась. Так задорно и весело, что гном сразу понял - сказал он сейчас какую-то настолько большую глупость, что даже хваленую эльфийскую выдержку пробил. Впрочем, Анэ-то особой выдержкой никогда не страдала.

- Да не было этих войн. Никогда не было. Климат стал меняться. Мы просто ушли оттуда... И ещё очень из многих других мест. Сокращение ареала, неспособность приспособиться к изменяющимся условиям - первые признаки угасания цивилизаци.Теперь за нашей спиной - море, нам просто некуда уходить дальше. Три осколка былого величия. Мы не растеряли ничего из накопленных знаний, но что-то важное утратили. Нас никогда не было много, и становиться всё меньше... И винить некого, кроме наших различий в биологи и репродуктивном цикле. Теоретически, человеческая женщина может забеременеть раз в месяц. Вынашивает плод - девять месяцев... У нас беременность длиться тринадцать - пятнадцать месяцев... Но цикл у нас повторяется раз в пятнадцать-двадцать лет, при этом любая из нас может его прекратить, или прервать беременность на любой стадии. Мы просто не выдерживаем демографического давления. Все прочие виды плодятся с чудовищной по нашим меркам скоростью. Потому-то мы и создали мифы о себе же. Мифы неплохо защищали нас, пока вокруг были племена. А теперь рядом - Империя. И нам скоро не будет в ней места.