— Смотрите! Что это? — Ману указала на силуэт, мелькнувший на миг среди роящегося клубка.

Словно отвечая на ее вопрос, потоки «мокриц» отхлынули в стороны, копируя строй практически уничтоженных ими беспилотников.

— Быстро учатся, сволочи, — прошипел Ахин, — они…

Он осекся. Черная масса уплотнилась, раскрылась полотнищем, из середины выплыл корабль, похожий на гигантскую медузу. Флагманский крейсер по сравнению с ним выглядел корветом первого, а то и второго уровня.

— Маточник, — выдохнул Гласс.

Тварь переливалась, отражая скудный свет звезд, внутри полупрозрачного корпуса двигались какие-то огоньки. Глядя на приближающегося монстра, Ману не сразу заметила, что из-под его брюха потекли темные потоки, вливающиеся в массу кораблей за кормой маточника, образующих над флотом Кассиопеи все более плотную полусферу, грозящую вскоре превратиться в шар.

«И тогда нам конец».

Ману словно издалека слышала, как капитан отдает команды: внутри все замерло в ожидании катастрофы. Потому Ману почти не удивилась, когда лучи пушек не причинили вреда «медузе», поглощенные толстым слоем переливающейся слизи.

Крейсер вновь тряхнуло, уже сильнее. Одна из больших «мокриц» решила протаранить неудобный корабль, раз за разом отражающий атаки резчиков. Гласс в последний момент успел вывернуть штурвал, уходя от прямого столкновения. Сегментарные пластины «мокрицы» прогнули защитное поле, стесав с бока «Тау» несколько датчиков. Искин предоставил данные о минимальных повреждениях, однако и нападение пока было только одно…

— … остается уничтожить ее изнутри, — голос Нура Баллока заставил Ману очнуться, — Десант, на выход. Готовность — четыре минуты.

* * *

По сцепке растекалась решимость и холодная ненависть — у Экса и Дима были друзья, служившие в дивизионах, которые погибли первыми. Андроид с именной нашивкой Кай-52 сидел между Лэном и Зигги, но казалось, что робот находится далеко, выключенный из ментального общения членов команды. Задачей андроида было пронести на себе взрывчатку — шестьдесят килограммов полужидкого фрагоренола, заряд, способный разнести на куски небольшой планетоид. Соединение с реагентом можно было активировать удаленно, детонатор находился у Нузза. Но в крайнем случае Кай-52 должен был сделать это вручную.

Всего было выслано двенадцать подразделений, в том числе «Пи» с флагмана «Тау». Маленький десантный крейсер завис над мерцающей поверхностью, сквозь которую проглядывали контуры самого маточника.

— Это что-то вроде внешнего защитного поля, — сказал Рами, — попробую пройти медленно, ведь их собственные корабли как-то это делают…

Пилот отключил основные двигатели и снизился, нос корабля вошел в вязкую массу и вышел с другой стороны, не встретив значительного сопротивления. Отверстие в защитном поле арумов мгновенно затянулось.

Здесь было удивительно пусто и тихо, хаос сражения в сияющем вспышками космосе остался снаружи. Между куполом «медузы» и слизистым полем плавали в пространстве трепещущие световые шары.

«Красота. Похоже на споры Венерианского мха».

Стэн приник к иллюминатору, провожая один из них взглядом. Рами уклонился от светового сгустка и посадил корабль на темно-фиолетовую поверхность. Огни маневровых двигателей отразились в ней, как в зеркале. При ближайшем рассмотрении стали видны выпуклости и бороздки, покрывающие купол маточника, неравномерно расположенные отверстия напоминали дыхальца.

«Оно живое?»

Лэн спрыгнул с трапа первым, Нузза последовал за ним и поднял голову, разглядывая переливающийся свод. Сквозь колышущуюся слизь было трудно рассмотреть что-либо, далекие пятна звезд и взрывы мешались с отражениями светящихся шаров. Над головами бесшумно расцвела белая вспышка, на миг осветив все вокруг.

«Прогрызли чей-то реактор…»

Стэнли хорошо разбирался в технике. В сознании отряда молнией пронеслась общая мысль: «Только бы не «Тау»…»

На фоне угасающего сполоха появилась темная точка, она быстро снижалась.

— Это наши, — голос Рами искажался, будто пилот находился за тысячу километров. Связь давала сбои даже на таком маленьком расстоянии.

Десантный крейсер приближался, на его пути оказался световой шар. Пилот не счел его опасным и продолжал держаться курса. Пульсирующая сфера прошла сквозь судно, как сквозь воздух и продолжила свое неспешное движение. Оплавленные половины корабля остались висеть в пространстве. Стэна передернуло. Минуту назад он счел эти шарики красивыми…

«Вперед, парни, ищем дырочку побольше, и за работу…»

Экс не удержался от ответной пошлой мысли, остальные заулыбались. Кай-52 шел в середине отряда, рядом с командиром, сиуэйт уже был далеко впереди. Он нашел «дыхальце», достаточно большое, чтобы пропустить человека в экзокостюме. Отверстие пульсировало, сокращаясь каждые несколько секунд. Десантники остановились, вперед вышел андроид.

— Сканирование завершено. Ход имеет протяженность в двенадцать с половиной метров и соединяется с другим, предположительно, коммуникационным коридором. Поскольку объект является биомассой, поиск потенциально опасных организмов существенно затруднен. Дополнительного движения в пределах радиуса сканирования не зарегистрировано.

— Вдруг там какая-нибудь кислота? — поднял бровь Экс, — типа во-он тех светлячков?

— Известных кислот и ядов не обнаружено, — отозвался Кай.

— А неизвестных? — хохотнул Зигги.

— Данные отсутствуют.

«Еще бы…»

«Ладно, ребята, кто первый?»

Дим спрыгнул вниз, дождавшись очередного сокращения дыхальца.

«Порядок».

Они прошли еще несколько мембран. Андроид доложил, что состав воздуха практически соответствует необходимому, отряд переключил экзокостюмы на внешний забор кислорода. По сводам пролегали светящиеся красноватые жилки. Яркие фонари выхватывали из полутьмы влажный блеск стенок. Поверхность то и дело подергивалась, следуя жизненному ритму гигантского существа.

«Словно нас уже сожрали и переваривают».

Ларон поднял кулак, останавливая отряд, узкий ход кончился, за поворотом виднелся овальный выход в более широкий коридор. Оттуда слышались шорохи и характерный скрежет.

«Сколько?» — одними губами спросил Нузза андроида.

Тот показал четыре пальца. Разведчик скользнул к самому краю стены, прислушался и добавил еще три.

Отряд ворвался в коридор, хлынула темная гемолимфа, затягивая распоротые лучами бластеров стены. Крупный арум легко взобрался по потолку, вцепившись в Стэна, поднял его, и, хлестнув хвостом, швырнул на пол. Экс располосовал тварь надвое, куски рухнули на поднимающегося Стэнли. Пасть другой сомкнулись на ноге самого Экса, он отвлекся, отрубая лучом голову насекомого и стаскивая с себя намертво заклинившие челюсти, а когда обернулся, увидел морду появившегося из-за поворота стрелка. Он был похож на червя, круглое отверстие на голове раскрылось, как черная хризантема, гарпун пролетел мимо, сшибив Дима с ног. Снаряд хоть и прошел по касательной, счистив лишь верхний слой металла, но с такого расстояния выстрел обладал силой тарана. Промахнувшаяся тварь зашипела. Увернуться в узком тоннеле было практически невозможно, но и крупному стрелку оставалось мало места для маневра. Четыре игниоловых луча пробили обугленную дыру там, где только что была голова арума. Юркое насекомое моментально скрылось за костяным наплывом и затихло. Дим поднялся на ноги, Зигги вопросительно взглянул на андроида, тот молча ждал распоряжений.

«Если арумы не двигаются, он их не видит».

«Зато я слышу», — возразил сиуэйт, — «стрелок еще там…»

Внезапно арум вынырнул из-за поворота и с яростным скрежетом устремился вперед, длинное тело кольцами обвило стены, вспышки зарядов ушли в пустоту. Над головой Стэна раскрылись темные лепестки пасти, десантник поднял бластер, но прежде чем обугленная туша насекомого рухнула на пол, арум успел выстрелить. Сотни игл, выпущенные в упор, пригвоздили бойца к полу. Горячая волна двойной боли опалила сцепку.

— Нет!

Экс бросился к другу, но того уже не было. Стекло шлема залила кровь, намертво прибитое к бугристой поверхности тело невозможно было сдвинуть с места. Нузза дотянулся до Экса и заблокировал его, остальные почувствовали, что вновь могут дышать. Послышалось шипение приближающихся арумов, ларон стащил перчатку, прянул к Эксу, расстегнул рукав и схватил за обнаженное предплечье. Солдат словно очнулся, встал и обвел взглядом отряд. Экс вновь стал частью сцепки, но остальные чувствовали его не полностью, будто десантник лишился доли чувств. Он излучал спокойствие, словно не помнил, что только что произошло.