Когда узел галактической трассы оказался в пределах видимости, Ману удивленно вытаращила глаза. Серебристые силуэты кораблей то и дело исчезали из глаз так же, как и с голоэкранов, в пространстве колыхались какие-то темные жгуты и полотнища, периодически перекрывая обзор. Звякнул и покатился по полу стакан. Ману бросила взгляд на побледневшую Сайяру.

— Это… это корабли! Сотни, тысячи кораблей! Чужой флот?

— Не флот, — сквозь зубы бросил Гласс, — рой. Даю голову на отсечение, это те самые твари, с которыми столкнулось подразделение Пи! Посмотри на них… ни маневров, ни порядка…

В помещении появился капитан Баллок, молча подошел к иллюминатору и оперся на спинку кресла первого пилота.

— Но почему они не отображаются на приборах? — спросила Ману.

— Возможно, Аллен прав, и… они живые? — предположила навигатор, — кишат, словно черви в помойной яме…

Гласса передернуло.

— Это лишь часть ответа, — подал голос капитан. — Что-то блокирует сигнал наших судов. У остальных то же самое.

В центре управления появилась голограмма командира пилотов — полковника Ландау. Продолжая начатый по внутренней связи разговор, Баллок сразу перешел к делу.

— Двух дивизионов для начала хватит.

— Я готовлю беспилотники для второй волны, — ответил полковник, — хотя не думаю, что они понадобятся.

Капитан кивнул.

— Если это живые организмы, мы легко перебьем их, — заверил Ландау, и подтвердив приказ, свернул голограмму.

Команда следила за удаляющимися точками, при сближении с противником они перестроились в три четких ромба. Мгновение — и сигнал связи пропал. Космос засиял вспышками зарядов, однако ответного огня не последовало. Посланные корабли уже были не видны глазу, но продолжали периодически появляться на дисплеях. Сквозь помехи проступила странная картина: строгий боевой порядок рассыпался, точки хаотично заметались, затем остановились и вскоре окончательно погасли одна за другой.

— Аллах всемогущий… — прошептал капитан, цокнул языком и отдал приказ: — Тау, мне нужен командир десанта и разведчик Пи.

— Да, капитан, — мелодично отозвался корабельный искин.

Вошедший в отсек Ри-Шанн отдал честь. Ману отвернулась к экранам, чтобы не смотреть на вошедших, но тут же получила тёплое ментальное приветствие ларона, вызвавшее у нее улыбку. Несмотря на то, что Ри был старше по возрасту и по рангу, Ману не могла заставить себя воспринимать этого смешливого парня с цветными косичками как взрослого мужчину. Такая реакция была связана с расовой особенностью: человеческие признаки мудрости были неприменимы к народу Лар. Их эмоциональный спектр имел серьезные отличия от людского. Грусть и долгие терзания, присущие человеку, в нем напрочь отсутствовали. Потому степень разумности и показатели зрелости ларонов первое время оставалось темой для споров среди психологов и специалистов по контактам с внеземным разумом.

С людьми народ Лар познакомился более двух сотен лет назад, с тех пор телепаты из галактики Треугольника стали самыми верными союзниками человеческой империи. В основе преданности лежала благодарность: люди спасли население материнской системы ларонов от гибели, когда голубой гигант Ллау коллапсировал в черную дыру.

Вслед за Ри из лифта вышел Яан, Нур Баллок обратился к нему.

— Ты знаешь о арумах больше всех. Запрос в инфоколлекторы подан после вашей первой встречи с ними. Но ответ задерживается… чертовы крючкотворы… — капитан скрипнул зубами и продолжил: — Сигнал связи потерян, дивизионы разъединены и перебиты. Ответного огня не зафиксировано.

«Мой отец встречался с арумами много поколений назад. Тогда они были другими. Если твари научились выращивать собственные суда… кто знает, что еще они могут?»

Яан задумался.

«По словам отца, паутина арумов экранировала сигналы… Возможно, они научились это как-то использовать? Но уничтожить наши корабли без плазменных зарядов… Я не знаю. Нужны разведданные».

— Все данные пока остаются в гуще роя, — бросил капитан и вновь вызвал командиров эскадры.

— Почему они не нападают на нас? — прищурился Ри-Шанн, глядя на потоки темных силуэтов.

Отсек осветился десятками голограмм, засияли нашивки полковников и майоров эскадры.

«Не доели», — ответил Яан, — «Мы не представляем для них интереса. Пока…»

— Вернулись боты-шпионы, — доложил появившийся в гуще световых аватаров командующий разведчиками, — их даже не заметили, — поморщился он. — Предоставляю отчет с камер.

Глядя на череду жутких кадров, становилось понятно: искать выживших уже бесполезно. Корабли арумов походили на огромных плоских мокриц, по краям панциря переливались голубоватые огоньки, сегменты пластин сдвигались, когда рой закладывал вираж. Мелькавшие среди хаоса насекомых суда с трассы напоминали выпотрошенные консервные банки.

Командующий разведкой подтвердил общую мысль: — Спасать там уже некого, сэр…

Оказавшийся около Ману капитан кивнул и, когда все вновь отвернулись к экранам, негромко облегченно выдохнул. Ману удивленно взглянула на него.

— Наши корабли потеряли связь не только с нами, но и друг с другом, — продолжал докладчик, — и оказались окружены. Арумы стреляют не огнем, а клубками мелких тварей-резчиков. Они расползаются по броне, выводят двигатели из строя, вскрывают внешние слои, вплоть до разгерметизации корабля. Затем к нему стыкуется тварь побольше. На судно проникают другие формы арумов…

— Но что глушит сигналы? — задал вопрос один из командиров.

— Боты зафиксировали какой-то туман, выделяемый этими… существами…

Яан переглянулся с капитаном.

«Паутина».

— … но его состав остается неизвестным. Все же мы укомплектованы боевыми разведботами, а не научно-исследовательскими навороченными хреновинами…

— Нужно выжечь здесь все, включая мертвые корабли. — заключил капитан Баллок, — Ни одна тварь не должна уйти. — он повернулся к командующим, — Готовиться к бою. Нужно определить стратегию до схватки и следовать ей, потом связи у нас не будет. Предложения?

Он обвел подчиненных взглядом.

— Лучшая тактика в данном случае — разделять и давить огнем, — отозвался полковник Ландау.

— Тау?

— Подтверждаю, капитан. На основании имеющихся данных предварительная оценка вероятности победы при использовании данной стратегии составляет семьдесят три процента.

— Не полагайтесь на приборы, лишь на собственные глаза. — добавил Баллок, — Выполняйте.

— Есть, сэр.

Голограммы пропали, Ри-Шанн и разведчик вернулись на нижний ярус «Тау», где готовые к бою подразделения ждали распоряжений.

Рой наконец обратил внимание на новый источник пищи и устремился к нему. Связь обрывалась, группы флотских кораблей исчезали с голограммы одна за другой, на это было страшно смотреть, словно суда гибли, а не просто пропадали с радаров. Все глаза были прикованы к широкому иллюминатору, за которым развертывалось бесшумное сражение. Темные потоки «мокриц» пытались оплести дивизионы, но корабли мгновенно перестраивались, не давая врагу преимущества. Светлые беспилотники рассыпались полусферами, следуя заложенной программе, отделяя куски роя и уничтожая их, но белых точек становилось все меньше… Оранжевые вспышки игниоловых зарядов и голубые — плазменных поглощало темное месиво арумов, казалось, число насекомых не убывало. На главном голоэкране висели числа предположительных потерь эскадры, из-за перебоев связи процент то катастрофически увеличивался, то падал до трех-четырех, но нижняя цифра неуклонно росла.

«Тау» приглушил свет и развернул на стенах, потолке и даже на полу голографику с видами внешних камер, отчего стало казаться, что кресла пилотов и панели управления висят прямо в космосе, продвигаясь все ближе к центру битвы.

Внезапно крейсер вздрогнул, по иллюминатору прошла волна зеленоватых вспышек и, после мгновения задержки, перешла на голографику.

— Это что? Метеоритная защита?! — воскликнула навигатор.

Аллен Гласс довольно оскалился и кивнул, разворачивая «Тау» к темному сгустку, из которого летели клубки снарядов.

— Выставил сетку вручную, до молумикрона. Пришлось покопаться, зато хрен кто пролезет…

— Чертов гений, — признала Сайяра.

Ману ухмыльнулась. Сайяра явно сдавала позиции. Комплимент Аллену, да еще вслух!

От подобравшейся слишком близко крупной «мокрицы» остались лишь обугленные куски. На голограмме появлялось все больше данных, суда возвращались в строй. Процент потерь повысился до десяти и замер. Два крыла роя арумов было уничтожено, лишь в середине еще кишела темная масса. Эскадра перестроилась и устремилась вперед.