— Я понимаю твою дилемму. Поэтому Люцифер прислал меня. Можно сказать, что чудовища в реке, и я понимаем друг друга.

— Ты можешь с ними говорить?

— Скорее есть их, но поскольку оба эти действия связаны со ртом, можно сказать и так. — Он широко улыбнулся, продемонстрировав озорные ямочки на щеках. — Итак, что ты скажешь? Идешь со мной?

Живот Дженни вновь забавно заурчал. Приближалось время ужина. Уйти? Уйти из единственного места, где ее принимают самой собой? Пугающе и захватывающе одновременно.

— Мне нужно время на обдумывание и разговор с тётями.

— Но лодка…

— Будет в порядке, как и твой проводник, — сказала Рейдна, прерывая их. Она сидела на гребне скалы, придерживая юбки одной рукой и демонстрируя округлые икры. — В любом случае, он не мой тип. Почему бы тебе не последовать за Дженни в ее пещеру и не остаться там на ночь? Мы сможем собраться утром, чтобы обсудить ваши планы.

Дженни чуть не пискнула от шока. Ее тётя хотела, чтобы Дженни привела этого незнакомца себе в пещеру, и осталась наедине с ним. А если он попытается овладеть ею или что-нибудь подобное?

«Мне так повезло».

— Думаю, одна ночевка не повредит. Показывайте дорогу, дамы.

Взяв за руку Дженни, Рейдна повела их, покачивая бедрами и шурша юбками. Бросив довольно осторожный взгляд через плечо, Дженни заметила, что Фелипе медленно идет, осматривая достопримечательности острова. Вновь посмотрев вперед, она прошипела:

— Что происходит?

— О чем ты, дорогое дитя?

— Не называй меня так. Не твой тип? Если он дышит, то любой мужчина относится к твоему типу, и я думала, что наши пещеры закрыты для мужчин. Разве не для них предназначены хижины?

И да, это было так же безвкусно, как и звучало. Околдованным заключенным давали небольшие домики, которые состояли в основном из огромной постели и санузла. Пока сирены использовали мужчин, их общение не распространялось за пределы спальни.

— Наш новый друг — не покоренный мужчина, а гость. С гостями обращаются иначе.

— Я не знала. У нас никогда не было мужчин-гостей раньше.

Губы Рейдны изогнулись в презрительном жесте.

— Потому что у наших обычных посетителей отсутствуют яйца. Но не у Филипе. У него сильная воля, наряду с большими мышцами. Жаль, что мы не можем с ним поиграть.

— Почему нет?

Дженни впервые видела, чтобы сирены от кого-то отказывались.

— Ты слышала мужчину. Люцифер хочет тебя.

— И только по этой причине к Филипе нельзя приставать?

— Как во всем специальным солдатам Люцифера нельзя, даже мы не настолько глупы, чтобы перечить Темному Повелителю. А секс с одним из его приспешников на миссии определенно приведет к этому.

— Так зачем нужна отговорка с обсуждением? Если вы так его боитесь, тогда почему не отослали меня подальше?

— Потому что, дорогое тетя, нельзя просто сдаваться по первому требованию. Мы тебя ничему не научили? Всегда нужно набить себе цену. Выторгуй самое большее из возможного, прежде чем изящно сдаться.

— А о чем торговаться? Фелипе уже заявил, что не знает, чего от меня хочет Люцифер.

— Однако это должно быть важным, несмотря на разговор с Телксиопи с ним по телефону, он ощутил необходимость отправить одного из наиболее совершенных и красивых приспешников для выполнения задания.

— Хочешь сказать, что вы уже знали о требовании Люцифера?

— Ой, мы забыли об этом упомянуть? Да, мы были в курсе и, конечно, ответили от твоего имени. Телкси сказала ему нет.

— Я в замешательстве. Ты же говоришь, что не стоит ему перечить?

— Да, но я также сказала, что мы не могли просто так согласиться. Это создаст нежелательный прецедент. Нам нужно поддерживать репутацию. И думаю, Телкси надеялась вынудить Темного посетить нас лично. Этот мужчина настоящая машина в спальне, а его выносливость… — Рейдна мечтательно вздохнула. — Но с тех пор как он познакомился с этой паинькой, Геей, больше не волочится за женщинами. Он теперь моногамный. Кто бы мог подумать, что мы доживем до того дня, когда яйца самого известного плейбоя мира привяжут.

Когда дело доходило до возлюбленных, сирены придерживались мнения, что разнообразие — лучший вариант.

— Можем мы вернуться к предыдущей теме, вместо того чтобы обсуждать твою сексуальную жизнь?

— Если ты настаиваешь, хотя я считаю, что мои сексуальные увлечения представляют больший интерес, чем короткий телефонный звонок. Люцифер позвонил. Спросил, может ли он одолжить тебя. Старшая сестра сказала «нет», я сказала «возможно», Люцифер ответил, что пошлет человека. Конец истории.

— Нет, не конец истории. Почему никто не подумал спросить меня?

— Ты хочешь пойти?

Первым побуждением Дженни были сказать «нет». Она знала только остров. Только ее тети не убегают с криками, когда она говорит. Ну, пока не пришел Фелипе. Существовали ли ещё среди девяти кругов Ада те, кто мог её слушать? Сможет ли она расширить свои границы, и посмотреть, что ещё может предложить мир девушке ни русалке, ни сирене?

— Я бы не прочь немного посмотреть мир.

— Тогда все улажено. Ты можешь уехать утром с красивым котом.

По словам ее тети все казалось так просто.

— Но как же монстры Стикса? Ты же знаешь, они не позволят мне уйти.

— Адский кот, кажется, думает, что сможет пройти мимо них.

— А если он ошибается?

Рейдна пожала плечами.

— Тогда его съедят. Право же, Дженни, тебе нужно остановить свои пессимистичные мысли. Знаю, твоя жизнь здесь, не предел мечтаний. Ты всерьёз хочешь сказать, что не желаешь воспользоваться шансом и пойти с этим юношей, чтобы узнать, чего хочет Люцифер? Увидеть, что лежит за пределами скалистых берегов?

Замечание Рейдны настолько близко отображало мысли Дженни, что она бы не удивилась, если бы тётка прочла ее мысли.

«Или просто она понимает меня лучше, чем я считала».

С тех пор как ее бросили, у Дженни были проблемы с доверием. Хотя тети приняли ее с распростёртыми объятиями, она боялась, что однажды они тоже дадут ей наркотик и выбросят, не желая больше бороться с ее недостатками.

«Если моя собственная мать не любила меня, так как я могу ждать этого от кого-то еще?»

— Эй, — прошептала Рейдна ей на ухо. — Не поворачивайся, но я думаю, что красивый кошак заценил твою задницу.

Он что? Несмотря на просьбу, Дженни повернула голову и действительно поймала Фелипе в нескольких ярдах, беззастенчиво пялющимся. По крайне мере, она допустила, что он не ощутил стыда, исходя из широкой улыбки и подмигивания.

Ее лицо запылало, и Дженни быстро отвернулась, но не могла унять участившийся пульс. Почему он так действует на нее? Что это значит? Будет ли хуже?

«Надеюсь, не потому что я беру его в свою пещеру, а я действительно не хочу опозориться».

Она изо всех сил надеялась на весь песок океана, что не оставила нижнего белья на полу.

Глава 6

Миссия явно приняла интересный поворот. Казалось, хозяйки острова не знали, что адский кот обладает отличным слухом, и что слышит каждое слово их интересного разговора. Разъясняющего и обнадёживающего разговора. Дженни, вроде как, хотела уехать с ним. Просто затаила парочку незначительных сомнений, которые он хотел развеять. В конце концов, ведь убеждать женщин — его специальность. Его удивило странно преемственное предложение, как и Дженни. До него доходили слухи, как тут всё устроено. У острова сирен странная репутация. Заманенные мужчины здесь были в качестве семенников, и пока они тут гостили — в некоторых случаях, всё своё существование — находились вдалеке от сирен, их дочерей и остальных женщин. Назвать то, что происходит здесь матриархатом — ничего не сказать. Сирены, на самом деле, не видят в мужчинах ничего кроме члена и донора спермы… причём спермы густой и насыщенной, а не жидкой. Если бы одна из сирен, если верить легенде, — по которой четыре сестры родились от какого-то морского бога — приглашает его остаться с их протеже, это просто неслыханно.

А значит, ему нужно действовать осторожнее. Его привлекала зелёноволосая красотка, но этот соблазн мог обернуться чем-то очень смертельным. Даже понимание этого не остановило его от разглядывания ягодиц Дженни, которая шла впереди или от того, чтобы одарить её улыбочкой, от которой девчонки скидывали трусики, когда она поймала его за подглядыванием. Румянец, появившийся на её щеках, удивил Фелипе. Сиренам не присущи стеснительность и невинность.

Они шли по тропинке, вдоль которой росли гигантские красочные цветы с экзотическими ароматами и кустарники, а сама она была устлана листвой и ракушками, словно вымощена камнем. Даже привычного для большинства джунглей щебетания птиц здесь не было. Фелипе задумался и прислушался. На самом деле, здесь не было никакого животного гула — ни стрекотания насекомых, не шуршания листьев, когда что-то маленькое спешит прочь, заслышав шаги. Насторожившись, он втянул воздух носом и фыркнул, а его кот, казалось, был смущен отсутствием запаха того, чего можно посчитать добычей. Сквозь необычное пространство между облаков пробился луч чистого солнечного света, как и откуда — тайна. В некоторых легендах говорилось, что пространство — это остаток заклинания, которое наложил могущественный колдун, желая понравиться его возлюбленной сирене. В других, что это дыра в адмосфере, появившаяся из-за хорошей обтекаемости. Как бы там ни было, тёплые лучи были приятны, особенно для того, кто очень-очень редко бывал в мире людей.