Дженни зарылась в матрас, чтобы приглушить крик, но в этот момент, Фелипе дёрнул её наверх, прижал спиной к своей груди и впился клыками в шею, отмечая. Амулет или нет, но от крика Дженни разбились окна. И разорвались барабанные перепонки нескольких демонов поблизости.

Но, потерявшись в удовольствии, обнявшись и любя, ей всё равно. Адский Кот назвал Дженни своей парой, и она больше не скрывала, кем была.

«Потому что я, наконец, нашла того, кто любит меня настоящую».

Эпилог

Пришвартовав «СушиМейкер» в доке, Люцифер старался не сильно ворчать насчёт повреждений. Нептун сказал, что за всё заплатит. Конечно, заплатит, учитывая, что основные повреждения лодки случились из-за его дочери и её любовничка.

Но сломанное судно, потеря слуха у приспешников и причитания того стоили. Он связал в пару адского кота и дочь Нептуна. Дочь, которая вскоре узнает, что её мать совсем не та, кого она считала таковой. Дьявол, у девчонки отличный голос, и, по словам провидицы, он ещё пригодится Люциферу. Это была первая причина, почему он послал Фелипе за Дженни. Конечно, он ей этого не сказал. Когда она спросила, зачем понадобилась ему, он ответил, что хочет обучить тех долбаных неразлучников, которых Гея уговорила его поставить в спальне, петь. Милые и весёленькие птицы вызывали тошноту, а Люцифер надеялся, что Дженни уничтожит этих тварей своими силами.

И Дженни поверила ему.

«Поэтому я — Король Лжи!»

Когда Люцифер выходил на причал — а его плащ, на который он сменил дождевик, развевался на ветру — его ждали съемочные группы. В лицо сразу начали тыкать микрофоны, везде сверкали фотовспышки, а Люцифер широко и пугающе улыбнулся, к радости хищных репортеров.

— Тёмный Повелитель, что вы можете рассказать о схватке?

— Вы вызвали хаос и устроили бойню?

Он принял величественную позу, выгнул бровь и произнёс саркастическим тоном, на который должен был наложить авторские права, прежде чем Голливуд его упрёт:

— Мы, естественно, победили.

Типа того. Но Люцифер не стал уточнять, а взял под руку Гею и направился к замку. Гея улыбалась и махала толпе, она наслаждалась вниманием прессы с тем же рвением, что и отрицала это. А ещё Гея не дала ему упасть, когда один из репортёров — и он очень пожалеет об этом — прокричал вопрос:

— Ходят слухи, что Матушка Природы покупала свадебное платье. Значит ли это, что вы назначили день свадьбы?

Прежде чем он смог спросить у Геи, что это значило, она махнула рукой и перенесла их в спальню, Лишь у неё был доступ к этому на первом кругу. Затем она отвлекла Люцифера скромным стриптизом, прежде чем отправиться в душ. Но Люцифер не пошёл за ней. Слишком много мыслей в голове.

Да, ему удалось пристроить ещё одного приспешника, в надежде заполучить сильнейших детей, и да, он предотвратил войну, хотя даже и не выиграл подводную лодку в покере у сирен. Он знал, что они жульничали. И если бы он не пытал себя обязательствами, мог бы показать, как ему нравится их нарушения правил.

И, тем не менее, не проигрыш его беспокоил. Бывало ли у вас такое ощущение, что что-то упускаешь? Подсказку, которая бы всё прояснила? Вот у него сейчас такое ощущение, но он не мог понять, что же упустил.

— Дам попробовать мою булочку за твои мысли, — пробормотала Гея, завёрнутая в полотенце и проходящая мимо.

— Когда ты успела испечь? — спросил он, втягивая носом воздух, чтобы понять, с чем булочки.

— И ты всё считаешь себя Королём порока, — проговорила она себе под нос. — Я о другой булочке говорила.

— Ох-ох. — Люцифер хитро улыбнулся.

— Должно быть, ты о чём-то серьёзном думал, раз сразу не начал пошлить. Предположу, это как-то связано с разговором, который был у вас с Нептуном за бутылкой.

— Бутылкой шикарного скотча. У парня доступ к нереальным напиткам.

— Ты не ответил на мой вопрос. Что прошло через портал?

— Ничего.

— Ты серьёзно намерен мне врать?

— Я — дьявол. С чего вдруг мне правду говорить?

Она уставилась на него.

— Ладно, что-то прошло в нашу реальность. И я не знаю, что именно и куда направилось. Насколько могу судить, оно прошмыгнуло за секунду до того, как закрылся портал. И не могу сказать то ли это неизвестное существо, которого мы опасались.

— И ты не знаешь где его искать?

Он пожал плечами.

— Откуда мне блин знать? Оно как эквивалент призрака и крошечного пятнышка, и могло поселиться в крабе.

Гея обняла Люцифера сзади, тонко намекнув на поддержку. Хотя он никогда не признается, насколько ему нужна эта поддержка. Люцифер сам создавал правила для мужчин, где чётко прописано, все у кого есть член, должны стоять на своих двоих. Но, когда в затруднительном положении, а тебя обнимает соблазнительная женщина, тоже хорошо. И хотя это никак не относится к тому, что его беспокоит, было приятно.

— Ты переживаешь.

— Я? Не-а. Я процветаю от неизвестности. Живу ради опасности. Оживаю только во время битвы.

— А ещё переживаешь за тех, кто под твоей опекой. Волнуешься, что они окажутся втянутыми в борьбу за власть с тем, кто бы там не решил узурпировать твою власть.

— Долбаный выскочки. Я создал Ад. Сделал его таким, каким видят сегодня. А они все считают, что могут просто так прийти и отобрать его.

— Чёрта с два.

— Именно! Я очень надеюсь, что у этого придурка хватит наглости явить себя!

— Или дурочки.

— Неважно. Все эти предзнаменования, игры в прятки. Почему никто не хочет, как в старые добрые времена, турнира один на один?

Гея встала перед ним и выгнула бровь.

— Сражение двух сильнейших существ? Ты не хуже меня знаешь, последствия такого боя волной окатят не только Ад, но и остальные миры.

— Землю уже давно хорошо не трясло. Кстати, разве у нас нет планов на ужин? — Он потянулся к ней рукой.

Она оттолкнула его руку.

— Моя булочка ещё не пропеклась.

«На исправление этого уйдёт пара поцелуев».

— Но я голоден, а ты сказала, я могу попробовать.

— И попробуешь, после разговора. Кроме того, чем дольше ты ждёшь, тем больше разыгрывается аппетит. — Гея провела пальцем по его груди, заставляя кипеть от страсти. — Что мы будем делать с этой новой угрозой?

— Мы?

— Да, мы. Мы — пара, несокрушимая сила. Если сражаешь ты, сражаюсь и я.

В моменты, когда её глаза сверкали боевым настроем, он готов был произнести слово на букву «Л». Но дал себе мысленную пощёчину.

— Пора собирать легион.

— И сколько приспешников в него войдут? Ты всех пересчитал после стычки с Лилит?

— Не знаю. — И это его бесило. — Постоянная армия всё так же малочисленна. Тем не менее, я знаю, что в дебрях есть демоны, которых я могу призвать. Как только я их найду. И в этом мне поможет сын Харона.

— Адексиос? Этот глупец?

— Глупец, любящий считать. Я отправлю этого мальца в дебри, чтобы он подсчитал всех здоровых приспешников, которых сможет найти.

— Он там не выживет.

— Вот почему я пошлю с ним самую вредную суку из мне знакомых.

Гея ударила его по руке.

— Ты так свою девушку называешь?

— Да не тебя. Я говорил о суке амазонке. Пора позвонить Торе, их главной, и потребовать вернуть долг. Если кто и сможет удержать задницу ботаника-Адексиоса от неприятностей, то это воинственная амазонка.

— Ох, ты думаешь о том же, о чём и я?

— Ты голая, закинула ноги мне на плечи, а я тебя облизываю?

— Люцифер! Ты хочешь, чтобы одна из тех амазонок охомутала бедного мальчишку?

— Да, — он улыбнулся. — А теперь признай это.

— Признать что?

— Что думала о том, как будешь сжимать меня ногами, пока я удовлетворяю тебя языком.

— Нет, — возразила она, но не смогла скрыть соски, которые соблазнительно торчали сквозь тонкую ткань платья.

Люцифер фыркнул.

— Думаю, твоя булочка готова.

— Только если поймаешь её. С хихиканьем, Гея побежала, а Люцифер — порочный дьявол — погнался следом.

Но сначала обернулся и посмотрел тебе в глаза. Да, именно тебе. А потом произнёс:

— Я вернусь.