Через три дня новая жена послала своих служанок проведать Кудапш-пху. Служанки пошли к ее жилищу, постучались в дверь. Вышли прислужницы Кудапш-пхи и спросили, что им надо. Те ответили, что пришли проведать бывшую жену царевича.

Прислужницы засмеялись, а потом сказали:

— Она купается на кухне, но все ж пожалуйте!

Когда присланные служанки туда зашли, то увидели посреди комнаты огромный котел, полный кипящего молока. Сама Кудапш-пха стояла в одной рубашке. Она усадила гостей, а сама при них сбросила рубашку и окунулась в кипящее молоко, а лотом вышла из котла. Прислужницы были поражены.

Они вернулись домой и стали наперебой говорить жене царевича:

— Ты прекрасна, но мы видели еще более замечательную красавицу, должно быть она такая потому, что в молоке купается.

И они подробно рассказали обо всем, что видели.

— Дуры! — сказала им новая жена царевича. — Это простое дело. Вы думаете, что я этого не смогу сделать?!

Когда пришел муж, она пристала к нему с просьбой:

— Достань мне большой котел, я хочу выкупаться в молоке.

Мужу пришлось исполнить ее просьбу. Достали большой котел, наполнили его молоком, развели огонь на земляном полу и вскипятили молоко.

Как раз в этот день первая жена царевича послала своих прислужниц проведать вторую его жену. Им отворили дверь и сообщили, что жена царевича собирается купаться. В огромном котле кипело молоко, а она стояла около котла и снимала рубашку. Потом она окунулась в молоко и… сварилась. Служанки подняли крик и вытащили ее из котла уже мертвой.

На крик сбежались люди. Все были поражены ее смертью.

Прислужницы первой жены вернулись обратно и рассказали все своей госпоже.

Через год царевич женился на дочери другого царя. На третий день новая жена послала служанок проведать первую жену ее мужа.

Кудапш-пха сидела на золотом крюке, вбитом в стену, на котором лежала подушка, и крутила золотое веретено с лучистой пряжей. Как только служанки вошли, она соскочила на пол, приветствовала их, а затем снова прыгнула на прежнее место и продолжала прясть. Изумленные служанки посидели, глядя на нее, и вскоре ушли. Придя домой, они рассказали жене царевича обо всем, что видели.

— Глупые, чему удивляетесь? Что в этом особенного! — сказала та.

Когда вернулся муж, она потребовала, чтобы он заказал ей золотое веретено и золотой крюк. Муж исполнил ее прихоть.

Третья жена царевича велела вбить золотой крюк в стену и положила на него подушку. Как раз в это время первая жена послала своих прислужниц проведать новую жену царевича. Их ввели в комнату. Новая жена царевича стояла и поправляла пряжу на золотом веретене. Она кивнула им и прыгнула, чтобы сесть на подушку, лежавшую поверх крюка, но сделала это так неловко, что крюк глубоко вонзился ей в тело. Бросились к ней, сняли с крюка, но она была уже мертва.

Огорченные прислужницы первой жены ушли обратно.

После этого царевич дал себе зарок не возвращаться домой до тех пор, пока не узнает, кто и откуда его первая жена.

Вот однажды подъехал он к какой-то жалкой хижине. На пороге ее сидела старуха. Овод укусил его лошадь, она шарахнулась в сторону и чуть не растоптала старушку. Та испугалась.

— Я знаю, чего ты от меня хочешь, сейчас я тебе все расскажу, только не губи меня! — взмолилась она. — Ты хочешь узнать, откуда родом твоя жена! Это не так просто. Вернись обратно домой, отдохни, а потом собери родственников, слуг и отправляйся на охоту. Кровью убитых зверей вымажь своих родных, слуг и себя, и пусть тебя положат, словно мертвого, с шашкой поверх груди, на носилки. Прикажи отнести тебя домой и положить у входа в покои первой жены, а ей сказать, что тебя нечаянно убили. Тогда с неба спустится золотая цепь, по которой жена твоя должна подняться на небо. Тут не мешкай, руби цепь. Если сумеешь перерубить, жена твоя не поднимется на небо, останется у тебя и ты узнаешь, кто она и откуда родом. Но, чтобы тебе удалось перерубить цепь, ты должен крикнуть: «Во власти человека и сталь и золото!» — закончила старуха.

Царевич приехал домой, отдохнул дня три, затем собрал родственников, захватил слуг и отправился на охоту. После охоты его спутники завернули царевича в бурку, положили на носилки, обмазав кровью убитых зверей, принесли домой, положили у порога дворца, где жила его первая жена, и, ударяя себя в грудь, стали оплакивать царевича.

Ей же сообщили, что он погиб на охоте. Она выбежала на двор и, подняв глаза к небу, взмолилась:

— Ты, кого обслуживают звезды, кому отцом и матерью приходятся солнце и луна, услышь мою мольбу: наказание, которому ты обрек меня, уже стало свыше меры, пожалей меня и помилуй!

И вот, звеня и сверкая, с неба спустилась золотая цепь. Кудапш-пха хотела схватиться за нее. Но тут царевич откинул бурку, вскочил и, крикнув заклятье — «Во власти человека и сталь и золото!», — разрубил цепь. Она растаяла, как солнечный луч.

Тогда только Кудапш-пха созналась, что является дочерью Аерга[9]. Обрадованный царевич обнял дочь Аерга, повел ее в прежний дворец, и они зажили снова в мире и согласии.


Изображение к книге Абхазские сказки

Изображение к книге Абхазские сказки
О том, как разлучилось Солнце с Месяцем

Изображение к книге Абхазские сказки ОДНОМ селе жила хорошая девушка. По красоте и нраву другую такую девушку трудно было найти. А в другом селе, немного подальше, жил славный юноша. Он был прекрасный джигит, ничего не боялся, никогда не ленился и очень любил путешествовать.

Вот этот юноша услыхал об этой красавице. Но уж давно он дал клятву, что возьмет себе в жены только такую девушку, которая в один день сможет сшить для него всю одежду, начиная с бурки, кончая ноговицами и кожаными носками. Он сразу накупил материи для всей одежды и поехал к ней. Пришел, рассказал о своей клятве и пообещал, что если она за один день сошьет все это, он женится на ней.

Девушке он очень понравился, она полюбила его, и ей захотелось выйти за него замуж.

— Оставь свою материю, я сошью тебе всю одежду! — сказала она.

Они условились, что юноша придет на следующий день вечером, после захода солнца, и разошлись.

С раннего утра девушка принялась за работу. Она покроила всю материю и начала шить. Вечером, на закате солнца, у ней все уже было готово, даже чувяки с кожаными носками кончила, только не успела пришить пуговиц к черкеске и архалуку — времени не хватило. Если бы солнце поднялось чуть-чуть, хотя бы на такую высоту, какой длины бывает топорище, она все бы кончила, но солнце уже заходило. Тогда девушка, видя, что не сможет выполнить свое обещание, спустилась с балкона, взобралась на камень, что лежал перед домом, и стала молить бога:

— Творец наш, создавший меня, прошу тебя, приподними солнце на такую высоту, какой длины бывает топорище, чтобы я успела закончить свое шитье!

И желание девушки исполнилось: солнце, которое уже почти зашло, вдруг поднялось, и девушка смогла окончить в срок свою работу.

Тут пришел юноша. Все было хорошо сшито, все пришлось как раз впору, как будто девушка сняла с него мерку.

В день назначенной свадьбы он послал за невестой дружков-верховых и они привезли девушку. Три дня и три ночи гости не вставали из-за стола. Но вот кончился пир, и вечером жених, как принято, вошел в амхара. Только что они разделись и собрались лечь в постель, как кто-то неизвестный закричал со двора:

— Эй, хозяин! — и назвал жениха по имени.

— Хай! — быстро откликнулся жених.

— Иди скорей сюда! — сказали ему.

Хозяин тотчас же оделся, вышел из амхара и куда-то исчез. Молодая ждала-ждала, но в эту ночь он не вернулся. Пришел он только на рассвете, мокрый от росы. Наступило утро, и молодые так и не успели прилечь.

А вечером, только что они остались одни, неизвестный снова позвал хозяина и увел с собой. И опять он вернулся только на рассвете.

Третью ночь хозяин тоже пропадал — так каждую ночь, не пропуская ни одной, кто-то вызывал его и уводил с собой.

Надоело все это молодой жене, говорит она золовке:

— Каждый вечер твоего брата кто-то вызывает и затем они уходят, так что мы вдвоем, как муж и жена, ни одной ночи не оставались.

— Если так, — ответила золовка, — я прослежу за братом этой ночью и никуда его не отпущу!

Вечером золовка спряталась около амхара, чтобы подкараулить брата. Вот наступило время ложиться спать. Вдруг опять тот же самый голос вызвал хозяина, юноша вышел и пошел, не останавливаясь. Сестра бросилась за ним, догнала, поймала, но не смогла удержать — на глазах у сестры юноша стал превращаться то в змею, то в лягушку; девушка испугалась и выпустила брата. Он ушел, а сестра вернулась домой и рассказала все, что видела.