Шёл ходко, если бы не делал привалы на каждом шагу и рассматривал интересности. Ничему меня жизнь не учит.

Приложил руки к заинтересовавшему меня дереву с зелёной корой, а оно дышит! Сердце стучит! Отскочил подальше, стёр испарину и тут же наскочил на мелких зверьков, с тремя глазками, двадцатью ножками и большими усищами. Будут зваться теперь усачами – сфоткал я их. Свою книгу составлять надо - фауна Гааг – Ра называться будет. Надо же детей учить?! Вот и будет им пособие. Так то!

Выученное в гипносне и, правда, помогало. У меня словно компас в голове! Всегда могу указать, где север, юг, как не крутись или петляй. Хорошее подспорье.

Лес жил своей жизнью. Подозрительные места старался обходить, как сейчас. Пятно пожухлой травы тридцати метров диаметром, что это? Думал уже развернуться, как привязавшийся ко мне усач прыгнул вперёд, приземлившись точно по центру поляны. Из земли выскочили белесые корни, спеленав пищащего от страха зверька и стали затаскивать его под почву, сжимая так, что из него пошла кровь. Его чёрные глаза смотрели на меня с мольбой, но чем я мог помочь? Через минуту всё было кончено, а в ушах до сих пор стоял его жалобный скулёж. Животные бывают ближе, чем люди.

- Шшш… - прозвучало шипение, стоило мне отойти от места происшествия на двадцать метров. Сверху хрустнула ветка и на меня спланировала змея с крыльями. Пасть открыта, зубы с палец, слюна стекает... Еле увернулся в последний момент, порядком, струхнув!

- Дерьмо мамонта! – Выругался я, снял ствол с плеча, навёл, и голова рептилии разлетелась ошметками. Не иначе адреналин помог, озирался я по сторонам, ища других гадин. Чисто.

- И кто же ты? – Подошел ближе и стал рассматривать трехметровый шланг оранжевого цвета с ногу толщиной. Судя по прайсу – это особь номер двадцать семь. Съёдобна. В кончике хвоста у неё имеется полость, в которой хранится яд, что скупает наша корпорация. Нужно отрезать и упаковать в герметичный пакет. Стоимость – 7000 кредитов. Месячная зарплата техника на станции.

Неплохо, достал я нож и стал резать этого бедолагу. Запаковал кончик в один пакет, а остальное в другой. Огромная палка колбасы, килограмм тридцать живого веса! Можно возвращаться, обрадовался я такой удаче, став насвистывать.

Пройдя несколько километров без происшествий, прогибаясь под тяжестью особи, меня насторожили звуки. Гудение, писки. Явно не животные. Решил глянуть и не прогадал. Подошел ближе, как за деревьями послышались голоса, ругань, выстрелы. Пригнулся, замерев.

Говорили на общем:

- Вот и всё Михалыч! Теперь я главный. - Раздвинув кусты, чтобы понять что, к чему, пришлось наблюдать за неприятной картиной, как мужик лет тридцати расстегивает клапан комбеза и ссыт на подельников. – Нафиг вы мне сдались? Куплю роботов и буду самолично стричь с этих простофиль поселенцев за охрану. Они же ничего не знают, тыкаются носами, как слепые котята! Баб их пощупаю. - И тут у меня перед глазами встала сестра, что вычёсывала шерстку Мурзику. Я и не заметил, как навёл на него ружьё и выстрелил. Он свалился кулем, придавив своих корешей с дырой в районе сердца.

- Вот и стал ты убийцей дружище, - сказал я сам себе, вставая и идя за добычей. Мутило. Кораблик что стоял рядом с ними выглядел очень привлекательно, но в первую очередь стал шмонать трупы этих лесных татей, противно, но у нас каждая копейка на счету. Не до брезгливости.

Снял с них комбинезоны, фляги, ножи и другой ширпотреб, сложив в одну кучу. Воняло мочи нет! Пистолеты, карабины, явно серьёзней наших пукалок и технологические штучки в другую. Потом буду разбираться, что это такое.

А теперь самое интересное, зашел я на борт угловатого корабля в виде кирпича двадцати метров в длину. Задний люк был открыт. Прошёл мимо пустых ящиков, мусора и остановился у стены, что преграждала путь в рубку. Выемка в форме ладони как бы намекала. Пришлось бежать назад и резать. Желудок не выдержал такого издевательства и к запаху мочи прибавился аромат блевотины.

Взяв в себя руки, вытер рот и закончил дело. Терпи казак, атаманом будешь.

Приложил окровавленный кусок мяса к считывателю, и дверка сдвинулась, открыв мне вид на три кресла со штурвалом и светящейся приборной панелью с непонятными графиками и числами.

- Искин? – Неуверенно спросил я воздух, оглядываясь и усевшись по центру. Кресло подстроилось по фигуре.

- Слушаю? – Раздался голос из динамиков.

- Кому принадлежит судно? – Скрестил я пальцы наудачу.

- Никому. Прошлый хозяин был убит более пятидесяти лет назад, а нынешний, нашедший меня на этой планете не регистрировал его у диспетчерской службы станции.

- Как мне стать хозяином эээ…судна, корабля? Не знаю как правильно.

- Нужно отправить запрос на станцию Гааг – 1, с идентификатором бота и если хозяина или других наследников нет, то он ваш. – Ответил умный компьютер.

- Приступай, - дал я ему разрешение подключиться к моему ядру, так как доступа в интернет у него нет.

Поступило сообщение:

- Иван Петрович Перевёртыш, в ответ на ваш запрос и согласно законам ОРГ., планетарный бот номер 1736290YT – зарегистрирован на ваше имя. Введите названия судна в поле ниже.

- Медведь. – Ввёл я то, что пришло на ум.

- Зафиксировано.

Вот и первое серьёзное приобретение в этом мире. А жизнь то налаживается?

- Ты можешь мне рассказать, чем занимался прошлый хозяин? Где летал? Что перевозил? – Стал я тыкать кнопки, по привычке. Авось, не сломаю. Люблю всякие штучки.

- Нет. Как только пришли новые данные о владельце, личная информация о прошлом была удалена, согласно стандартному протоколу. Осталась только карта с пометками капитана.

- Выведи.

Свет в рубке чуть потух и проектор, вылезший из стены - показал трёхмерное изображение куска земли, снятого сверху. Приписок и пояснений, вроде – хороший водоём или много мяса, было море… Свезло.

- Так, это мы, - узнал я наши владения. – А эти семь поселений, выделенных зелёным - видимо их охотничьи угодья. Данники. Даже названия есть: Венген, Гальштат, Дейя, Отуар, Крупе, Фьёльбака и Эз. Понятно всё! Названия сплошь заморские. Европейцы. Подставили одну щеку, потом другую, ну а дальше другие части тела…

- Не могу знать, - подал голос искин.

- Какого ты класса? – Додумался я узнать, что всё-таки попало мне в руки.

- Я кристаллический программный искин, двадцать пятого уровня, что идет в комплекте с ботом и не подлежит замене. Псевдоразумный, самообучающийся.

- А судно?

- Бот, выпущенный двести семьдесят три года назад с верфей планеты Файнон. Выход в космос не предусмотрен. Основное назначение – перевозка грузов. Вооружение отсутствует.

- Я могу тобой управлять?

- Нет. У вас отсутствует метка пилота малого корабля на ядре, к которому относится «Медведь».

- И как быть? - Пытался я найти выход.

- Автопилот доступен. – Подсказал этот умник.

- Ты сможешь доставить нас сюда? – Тыкнул я пальцем по карте.

- Да.

- Тогда подожди, - пошёл я за вещами. Удачно всё сложилось.

Собрав свои, и чужие шмотки мы тронулись, поднявшись над землёй вертикально вверх, и полетели строго на север.

- Почему так низко летим? – Чуть не задевали мы кроны деревьев. Под нами был океан зелени, что колыхался на ветру, как волны. Красиво.

- Без вооружения подниматься выше опасно. Аспиды повсюду.

- Как ты сказал? Аспиды? – Думал что ослышался.

- Да. В моей базе данных этот зверь с крыльями, хоботом и птичьим носом – зовётся так.

- Интересненько… - Похоже, наши соотечественники дают названия местной живности, иначе, откуда ветер дует?

Путь, который я прошел за девять часов, мы пролетели за две минуты. Навстречу мне вышел весь посёлок. Надо кстати предложить его назвать как-то.

- Откуда? – Отвёл карабин в сторону отец и дед Спиридон, что так оригинально поприветствовали меня у аппарели.

- Я с подарками, - передал я мясо и хвост с ядом женщинам. – Хвост не ешьте. Он для продажи корпорации. В холодильную камеру уберите.

- Не волнуйся! – Махнула на меня рукой Наталья, перехватив дочку, что хотела проскочить внутрь. Та сверкала карими глазищами.

- Ну? – Зашел папаня, став осматривать рубку.

Пересказал ему все свои похождения, не став ничего скрывать. Отец не будет смеяться, что я струхнул, увидев змеюку или сблеванул, убив человека.

- Правильно сделал, - обнял он меня, поддержав. – Таких мразей нужно валить не задумываясь. Не кори себя!

- Молодец паря, - хлопнул меня по плечу дед, что стоял рядом. – Ты прям я в молодости.

- Пойдём пировать? – Улыбнулся я. Хандра прошла, да и голова уже почти не болит.

- Лёшка ещё не вернулся. - Огорошили меня.

На улице было темно, на небосводе проступили звёзды и луны: жёлтая и синяя, на которой видно какое-то копошение. А его всё нет и нет…