В солнечные дни здесь все заливало золотым светом, но когда Ава приходила, светлые римские шторы всегда были опущены, храня тайну чужих встреч. Две мощные деревянные колоны в центре поддерживали второй этаж. Два молчаливых стража и помощника. Старое и грубое кожаное кресло с высокой спинкой и резными ножками и такая же тахта. Низкий столик из темного дерева, на котором сейчас были разложены отнюдь не журналы и газеты, и большое зеркало в тяжелой раме в углу. Все остальное: книжные полки, картины на стенах и прочие составляющие интерьера — они значения не имели. В хозяйских играх они были не нужны.

На пути Авы услужливо стояли черные туфли на шпильке. Они были именно ее, из хорошей кожи, с изящными ремешками вокруг щиколоток, но она ни разу не надевала их на улицу. Более того, они были куплены, чтобы она носила их именно здесь, в этом доме. Роберт редко заставлял Аву их надевать, чаще она все же представала перед ним босой. Но, видимо, именно сегодня у него нашлось для них настроение.

Надевая туфли и застегивая ремешки, Ава с искренним любопытством рассматривала педантично разложенные на столике предметы. Среди них были несколько видов плетей и ножей, кляп, зажимы, зажигалка и кое-какие более экзотические игрушки, наподобие колеса Вартенберга. Что из представленной коллекции пойдет сегодня в ход, а что останется лежать так и не тронутым, Ава не знала, но от предвкушения глаза ее вспыхнули алчным блеском, а щеки — румянцем. Разобравшись с ремешками, девушка посмотрела на себя в зеркало, оправила платье-футляр и стянула с шеи платок, скрывавший элегантный черный ошейник с серебряным кольцом. На выдохе отбросив от себя все эмоции, волнения и переживания, ровной походкой от бедра направилась в сторону кабинета, откуда все продолжал звучать хозяйский голос. К счастью, раздвижные двери были приоткрыты достаточно широко, чтобы ей не пришлось стучать, отвлекая хозяина от важного разговора. Не в силах удержать бесстрастное выражение на лице, Ава улыбнулась и встала на пороге, терпеливо ожидая, когда на нее обратят внимание.

Кабинет был не самой большой комнатой в лофте, но одной из самых интересных, потому что именно здесь в огромных, до самого потолка, стеллажах покоилась обширная книжная коллекция, которую, как знала Ава, Роберт собирал еще со школы. Здесь же, в нижних ящиках одного из стеллажей под замком хранился основной игровой инвентарь, который сейчас ждал своего часа в главной комнате. Сам Рид никуда не спешил и вальяжно устроился в кресле за массивным рабочим столом.

— Да. Да, именно так. Нет, мне все равно, как ты к этому относишься, твое мнение все равно уже ничего не изменит, — спокойным, но твердым голосом говорил он с кем-то по телефону, неторопливо вертя ручку в свободной руке. — Да, конечно, ты можешь пожаловаться завтра на собрании, но ты серьезно думаешь, что это что-то даст?

Без особого интереса выслушивая ответ незримого собеседника, Роберт отвлекся от разговора и бросил взгляд на Аву. Приветливо ей улыбнулся и жестом дал понять, что еще минута и он освободится. Ава понимающе кивнула и вышла из кабинета. Стуча каблуками по металлическим ступеням, быстро взбежала на второй этаж и прошла в зону спальни, где разделась до нижнего белья. Оставила сложенные аккуратной стопочкой платье и шарф на краю широкой кровати, вернулась обратно и жестом предложила Роберту себя оценить. И хотя телефонный разговор все еще продолжался, все внимание Рида заметно сконцентрировалось на Аве и ее новом наряде. Минуты две мужчина цепким взглядом смотрел на ее длинные ноги в черных чулках, опоясанную широким пояском изящную талию, гладкую кожу под прозрачной тканью трусиков, собранную и поднятую вверх жестким лифчиком пышную грудь. Черный цвет, никаких кружев и излишеств. Строгость и элегантность в сочетании с откровенностью и провокацией.

Не прерывая диалога, Роберт поднялся из-за стола и неспешно подошел к Аве.

— Не ссылайся на него, мне он сказал совершенно обратное, — сурово перебил он своего собеседника, одновременно жестом приказав девушке повернутся. Ава послушно встала перед ним спиной, убрав распушенные волосы вперед, и тут же почувствовала, как Роберт достаточно грубо дернул застежку ее лифчика. Та поддалась без проблем, и бюстгальтер съехал с груди.

— Так позвони ему, посмотрим, что из этого получиться, — язвительно ответил Роберт, небрежно скинув с женских плеч лямки, и указал Аве возвращаться в гостиную. Придерживая сползающий вверх, девушка только смешно пожала плечами. Без лифчика, так без лифчика. Значит игра сегодня начнется жестко.

Не успела она толком переступить порог, как дверь за ней закрылась, и чужой разговор вновь превратился в малоразличимую невнятицу. Даже не стараясь прислушиваться, Ава отложила в сторону бюстгальтер и села лицом к кабинету. Поджала под себя ноги, положила руки на колени, расправила плечи и опустила взгляд. Теперь от нее требовалось только ждать начала игры, и насколько она хорошо понимала Роберта, сегодня он не будет заставлять ее томиться в одиночестве.

Она оказалась права.

Прошла всего пара минут, как в соседней комнате стало тихо. Еще немного в тишине и терпении, и наконец-то дверь отворилась.

Он вышел к ней неспешно. Высокий и статный. Быть может, излишне худой и жилистый, но от того еще больше похожий на хищного зверя. Совсем не красив ни лицом, ни телом, но всякие стандарты красоты теряли какое-либо значение рядом с его умением держаться и подавать себя. И его глаза, пронзительные голубые глаза, которые одновременно пугали и привораживали…

Он был одет просто. Белая рубашка, темные брюки… И начищенные до блеска черные ботинки, которые он, как и она свои туфли, надевал только дома. По причинам специфики их встреч.

— Здравствуй, Ава, — улыбаясь ей пугающей, недоброй усмешкой, поздоровался он.

— Приветствую вас, мой Господин, — бесстрастным, лишенным каких-либо эмоций голосом ответила она.

— Я вижу, ты решила сегодня подразнить меня своим новым нарядом, — заметил Роберт, педантично закатывая рукава рубашки. Ава молчала, пустым взглядом буравя пол перед собой.

Без прямого приказа говорить не дозволялось.

— Что ж, мне нравится, — небрежно бросил Рид, пройдя мимо замершей в покорной позе девушки к столу, подобрал лежащие среди прочего инвентаря кожаные перчатки и, неторопливо надевая их, вернулся обратно. — Ты явно хотела мне угодить.

Неожиданно для Авы, он поймал ее за челюсть и заставил высоко поднять голову. Она поддалась безропотно, но взгляд зеленых глаз был все так же опущен.

Вне зависимости от чужих действий смотреть на хозяина было запрещено.

— Ты скучала по мне? — с ленивым любопытством спросил Роберт и провел большим пальцем по чувственным темно-красным губам Авы. Почувствовав прикосновение тонкой кожи перчаток, девушка невольно судорожно вздохнула и поспешно ответила:

— Да, мой Господин.

— Насколько сильно? — продолжил допрос Рид, поглаживая ее нежную и бархатную кожу.

— Я готова была прийти к вам вчера сквозь ночь и лишь чудом сдержалась, — ответила Ава, стремясь навстречу его пальцам и едва не целуя их.

— Неужели? — недоверчиво переспросил Роберт. — И чем же вызвана такая острая тоска? Ведь мы виделись совсем недавно.

Он опустился с ней рядом на корточки, повернув ее голову так, чтобы их лица оказались друг напротив друга.

— Посмотри на меня.

Ава покорно подняла взгляд. Рид смотрел на нее, и ей чудилось, будто каким-то непостижимым образом он видел всю ее подноготную. Будто бы она была чертежом со всеми необходимыми замерами и справками, который знающий человек прочитает так же легко, как и обычную книгу.

— И что же случилось? — дернув бровью, спросил Роберт. Ава осоловело моргнула, не зная, как правильно сформулировать свой ответ в рамках игры.

— Мужчина, — наконец-то произнесла она. — Один давний знакомый. Он вернулся к нам на работу, и ничего хорошего из этого не будет, я знаю.

Роберт ответил не сразу, продолжая еще какое-то время смотреть Аве в глаза. В какой-то момент на его тонких губах появилась странная, будто бы удовлетворенная чем-то улыбка. Убрав руку от чужого лица, он поднялся на ноги и вновь направился к столу. Вернулся он уже с повязкой для глаз. С взвившимся трепетом, Ава почувствовала, как плотная ткань опускается ей на лицо, лишая зрения, а завязки туго стягивают у нее на затылке.

— Расскажи мне про этого человека, — лениво, без даже крохотного намека на интерес, попросил Роберт. — Ты давно его знаешь?