Что же касается Эммы, то нынче она была далеко от Чикаго, в эпицентре Нью-Йорка. Домой любимая сестренка вернется только в пятницу, а телефонный разговор и даже скайп были совсем не тем, в чем нуждалась Ава. Ей нужен был даже не сам разговор, а ощущение присутствия близкого человека рядом. И именно поэтому она не звонила третьему кандидату, который, она знала, сможет ей помочь. Набрать номер легко, но взаимно молчать в трубку, заменяя близость суррогатным подобием, Аве не хотелось вовсе. Тем более они все равно встретятся во вторник вечером. Главное просто пережить завтрашний день, не позволяя себе окунуться в негатив с головой.

Будто бы угадывая чужие мысли, неожиданно прозвучал телефонный звонок. Выпустив Ванду из объятий, Ава взяла с журнального столика смартфон, посмотрела на экран и, заулыбавшись, ответила на вызов.

— Симмонс! Привет! — улыбаясь от уха до уха, поздоровалась она.

— Здравствуй, Ава, — мягко, точно дедушка разговаривал с любимой внучкой, поздоровался Симмонс. — Как у тебя дела?

— Да в целом все нормально, — коротко пожала плечами девушка. — На отсутствие работы не жалуюсь.

— Форд все такой же любитель играть на нервах? — поинтересовались на той стороне трубки.

— Он не самый плохой директор, и ты это знаешь, — напомнила Хейз.

— Что поделать, ты всегда была гибче меня, — добродушно сдался Симмонс.

— Приходится, куда деваться, — не без грустных ноток в голосе ответила Ава.

— В чем дело, дорогая? — забеспокоился Сэм. — Что-то стряслось?

— Да нет, ничего серьезного, — отмахнулась девушка. — Я просто устала. Понедельник — день тяжелый и все такое.

Замолчав, Ава задумчиво посмотрела в пол пару секунд и вновь оживилась.

— Кстати, ты просто так звонишь или что-то стряслось? — спросила она.

— Нет, все в порядке, — заверил ее Симмонс, и голос его заметно потускнел. — Я просто давно тебя не видел и не слышал. В последнее время я слишком сентиментален. Старость, будь она не ладна…

— Я могу заехать на выходных. Я тоже соскучилась по вам с Мартой, — тепло ответила Ава.

— Да, Марта была бы рада… — как-то совсем глухо и печально проговорил Симмонс, что, естественно, не ускользнуло от уха его собеседницы.

— Сэм, точно все в порядке? — напряженно спросила она.

— Да. Да, Ава. Все хорошо, — быстро взял себя в руки Сэм. — Ава?

— Да?

— Скажи, ты счастлива?

Вопрос застал девушку врасплох. Она смолкла, не зная, что ответить, и глубокого задумалась.

— Ава? — вновь позвали ее с той стороны.

— Сэм, ты знаешь, это не простой вопрос. Уж больно философский, тем более для начала недели и на трезвую голову, — попыталась отшутиться Ава, но быстро снова стала серьезной. — Но в целом… Если отбросить все мелкие неурядицы и смотреть на реализованные мечты и цели, то… Гм. Я добилась почти всего, о чем мечтала. И в работе, и в отношениях. Так что…

Вновь короткая пауза. Последние сомнения и подсчеты перед принятием решения.

— Да, Сэм. Я счастлива, — улыбнулась Ава.

— Я рад, дорогая, — со всей теплотой ответил Симмонс, будто бы сквозь расстояние видел ее улыбку. — Я правда рад.

— Сэм, знаешь, ты меня пугаешь, — нахмурилась девушка. — Точно все нормально?

— Просто устал, дорогая. Не о чем беспокоится, — вновь заверил он ее. — Я, пожалуй, не буду тебя больше отвлекать. Да и самому пора.

— Как скажешь, — согласилась Ава. — И я все-таки заеду к вам в выходные.

— Конечно, дорогая. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи, Сэм.

Ава отняла от уха погасший телефон и бросила его обратно на столик, поверх стопки журналов. Откинулась на спинку дивана и задумчиво посмотрела в окно. Она была очень рада услышать Симмонса, но разговор вышел каким-то странным, и девушка была в смятении. Хотя с другой стороны, выйдя на пенсию, Сэм периодически впадал в меланхолию, так что удивляться было особо нечему. Но навестить их с Мартой все-таки стоило. Она уже очень давно не видела Симмонсов и порядком по ним соскучилась.

А пока надо было придумывать, чем занять вечер, и, как назло, именно сегодня у Авы пропал интерес и к книгам, и к фильмам, и к сериалам. Для спонтанной вечерней пробежки вокруг квартала она слишком устала, заранее разгружая следующий вечер от работы, а для возни и экспериментов на кухне не было аппетита. В итоге, девушка не придумала для себя ничего лучше, как отвлечься на какую-нибудь игру. Желательно, как можно более атмосферную. Поразмышляв немного, Ава набрала себе виски, принесла с кухни крекеры, чтобы не пить на совсем уж пустой желудок, поставила в приставку диск «Silent Hill 2» и, сев по-турецки, устроилась напротив телевизора с джойстиком в руках. Под боком привычно пристроилась Ванда, свернулась уютным калачиком и вмиг забылась сладкой дремой.

Игры всегда хорошо отвлекали. В отличие от тех же книг, когда из-за посторонних мыслей Ава могла застрять на одном предложении и перечитывать его по многу раз, не в силах сосредоточиться на смысле, они занимали все ее внимание, вынуждая концентрировать слух, зрение и реакцию, и не оставляли возможности думать о чем-то другом, несвязном.

Да, игры действительно хорошо отвлекали Аву. И не только компьютерные.

Наверное, со стороны могло показаться, что она жила только от одной их встречи до следующей. На самом деле Ава всегда ощущала себя вполне самодостаточной личностью, у которой были свои заботы, проблемы, увлечения и интересы в отрыве от личных и интимных отношений. Другое дело, что достаточно скоро, после того, как год назад между ними все завертелось, их связь стала настолько неотъемлемой частью ее жизни, что она не понимала, как существовала раньше. В прошлом у нее были только мечты и нереализованное желания, теперь же свое особенное место, где она могла по-настоящему отдохнуть и отвести душу, наслаждаясь своими пороками, о которых она не могла заикнуться даже самым близким друзьям, боясь оказаться непонятой и отвергнутой. И, что еще важнее, у нее наконец-то появился человек, который ее понимал и разделял ее страсти. О большем Ава никогда даже не мечтала.

В последний раз проверив свой нехитрый, но агрессивный макияж, Ава спрятала карманное зеркальце в сумку и выпорхнула из лифта. В два шага пересекла расстояние до заветной двери, открыла замок собственным ключом и, очутившись в тускло освещенной прихожей, по привычке внимательно прислушалась. В квартире звучал явно телефонный разговор, но до слуха не долетали даже отдельные слова. Зато хорошо были слышны знакомые и любимые интонации и глубокий бархатный тембр. Сколько помнила Ава, они всегда действовали на нее самым благостным и умиротворяющим образом. На какой-то миг девушка даже пожалела, что не позвонила их обладателю прошлым вечером. Она могла ни о чем с ним не говорить, а, например, попросить рассказать про его работу и просто слушать чужой голос, и этого бы уже было достаточно, чтобы вернуть душевное спокойствие и равновесие. Но, помимо былой уверенности, что телефонного разговора ей не хватит, она постеснялась и не позволила себе даже всерьез думать о такой возможности. Ава не любила отвлекать Роберта по мелочам, тем более в неурочное время. Она знала, что он всегда рад поговорить с ней, но в ее личной моральной системе координат подобное злоупотребление их отношениями было неправильным. Все-таки они были не совсем обычной парой. И даже более того.

Стараясь не шуметь, Ава сняла черные лаковые туфли и аккуратно поставила их у порога, рядом с хозяйской обувью. Повесила куртку и сумку на единственный свободный и, как она знала, заранее освобожденной именно для нее, крючок на вешалке и прошла вглубь квартиры.

Лофт Роберта Рида был большой. Настоящий дворец по сравнению с крохотной квартиркой Авы, в которой она жила задолго до повышения, а после не захотела менять на более просторные апартаменты. Два этажа, огромные окна, две ванные комнаты и прекрасный вид на Чикаго без каких-либо соседских окон напротив. А уж сама планировка… Как архитектор Ава была влюблена в этот лофт. В его фактурные кирпичные стены и старые деревянные полы, с умом рассчитанное пространство, божественный свет и невероятно роскошную лестницу, ведущую на второй этаж. Обожала то, что здесь все было на своих местах и организованно грамотно, со знанием дела и большим вкусом. Она любила, что в этом доме правили темные оттенки, старое дерево и матовый металл. Может кому-то здесь показалось бы холодно и неуютно, но будь на то ее воля, Ава сама бы с радостью переехала в подобные апартаменты. Самое правильное место для ее персонального черного рая. И центр его был в самой освещенной и просторной части лофта — гостиной.