— Тебя никто не кусал?

— Нет.

— Ты не пил из следа волка под полной луной?

— Это всего лишь мифы. Оборотни могут только рождаться, а не создаваться. Мы живем столько, сколько и человек, но мы просто не болеем и легко исцеляемся. Единственное, что нам причиняет вред — серебро.

— Серебряная пуля убьет тебя?

— Убьет, если ее не извлечь из тела. Мы не можем исцелиться пока серебро внутри.

— Сделай это снова.

— Прости?

— Обратись в волка снова, пожалуйста.

— Все, что пожелаешь, — Адам глубоко вздохнул, и через несколько секунд белый волк остановился перед ней. Изабель протянула дрожащую руку и зарылась ею в мех Адама. Он был теплым и невероятно мягким. Адам завыл и обратился обратно.

— Это причиняет тебе боль?

— Первый раз — да, но теперь я ничего не чувствую. На самом деле, сейчас даже приятно.

— Это объясняет след от укуса, — Изабель сняла шарф с горла, и Адам уставился на след от укуса, который он оставил у нее на горле несколько ночей назад. След от укуса не был похож на человеческий укус и смущал ее в течение многих дней.

— Я ужасно сожалею об этом. И должен тебе кое в чем признаться, Изабель.

— В чем?

— След от укуса никуда не денется. Я заклеймил тебя, как мою женщину.

— Что это означает?

— Это значит, что я связал себя с тобой. Ты будешь жить так же долго, как и я. Если ты когда-нибудь будешь близка с другим мужчиной, мой волк учует это и может причинить вред.

— Так ты связал меня с собой на всю жизнь без моего разрешения?

— Мне ужасно жаль, я не хотел этого делать. Ты сердишься на меня?

Изабель поняла, что все еще прикасается к Адаму, и убрала руку, прежде чем встать и отряхнуть юбку платья. Она не была зла, но она просто расстроена, что Адам не рассказал ей о своем секрете и о том, как они связаны на всю жизнь. Кроме того, что они не могут быть вместе.

— Я вовсе не сержусь. Как мы можем быть вместе, Адам?

— Я придумаю способ, Изабель.

— Мой отец этого не позволит.

— Тогда, мы должны убежать. Моя семья примет тебя. Они всю жизнь ждали, когда я найду себе пару.

Она обдумала эту идею. Девушка не была счастлива дома. Ее отец требовал, чтобы она все делала правильно. Он контролировал то, как она носила свои волосы, одежду, которую она носила, и мужчин, с которыми она должна была быть. Ей нужна свобода, и у нее было это с Адамом.

— Я немедленно расскажу отцу.

— Убедись, что ты принимаешь правильное решение, прежде чем выбрать, Изабель.

— Я выбираю тебя, Адам, — прошептала Изабель, прежде чем нежно поцеловать его. Он стряхнул траву со своего тела, прежде чем они пошли рука об руку в сад, чтобы забрать одежду Адама и встретиться с ее отцом. Изабель была уверена, что это лучшее решение, которое она приняла за последнее время.

— Мне нужно поговорить с отцом, — сообщила Изабель служанке, стоявшей у кабинета отца. Она подождала несколько минут, прежде чем они с Адамом вошли в маленькую комнату.

— Чем я могу тебе помочь, Изабель?

— Я здесь, чтобы сообщить тебе, что уезжаю с Адамом, и ты не сможешь остановить меня.

— Я боялся, что это произойдет. Откуда ты знаешь, что его семья примет тебя?

— Моя семья примет Изабель, потому что я люблю ее, и этого достаточно для них. Они не заботятся о статусе и чистоте крови.

— Меня не волнует твое низкое происхождение. Я не позволял тебе ухаживать за моей дочерью, потому что не считал тебя достаточно хорошим для нее, — ее отец хлопнул рукой по деревянному столу, когда он встал, нахмурив лицо.

— Мне очень жаль, но так оно и должно быть. Либо я уйду с Адамом как можно скорее, либо ты примешь наши отношения.

— Изабель, я не могу позволить тебе…

— Мне надоело, что со мной обращаются так, будто у меня нет выбора. Это мое решение, и ты должен выбрать, или я уйду с Адамом, или ты примешь нас. Третьего варианта нет.

— Ты выросла, Изабель, — отец улыбнулся, а Изабель нахмурилась, когда он обогнул стол и сложил ладони вместе.

— Прости?

— Твоя мать знала, что ты будешь бойцом. Она сказала, что ты должна найти то, чем увлечешься. Если ты увлечена Адамом, то я принимаю ваши отношения.

— Отец?

— Я не хочу потерять дочь из-за мужчины, Изабель.

— Большое вам спасибо, отец, — сказала Изабель, обнимая отца за плечи и крепко сжимая его. Ее отец отступил и протянул руку Адаму, который сильно пожал ему руку.

— Если обидишь мою дочь, то ответишь передо мной, понимаешь, граф?

— Я все понимаю, лорд Ройс.

— Теперь идите.

Пара вышла из кабинета рука об руку, прежде чем отправиться в сад вместе. Адам повернулся к ней, когда они оказались снаружи, с улыбкой на лице.

— С Днем рождения, Изабель.

Она знала, что это лучший подарок, который ее отец мог ей подарить.