— Конечно, ради любви, — сказал ее отец, улыбаясь, и любовь засияла в его глазах при мысли о его покойной жене.

— Тогда, пожалуйста, предоставь Джанет и Жерару такую возможность. Пожалуйста?

— Давай поговорим снаружи, Изабель, — отец взял ее за руку и вывел на улицу во внутренний дворик. Он закрыл двери, и звуки музыки приглушились. Она слышала только сверчков в саду, и свое дыхание.

— Жерар и Джанет не могут быть вместе, и я хочу, чтобы ты попыталась понять. Тебе почти двадцать пять, и тебе нужно поскорее остепениться, все это плохо сказывается на твоей репутации. Персонал и другие дамы называют тебя взбалмошной, Изабель.

— Правда? Я выходила только несколько раз, и это было с людьми, которым действительно доверяла, и только один раз напилась, случайно! Как я могу быть взбалмошной?

— Изабель, я знаю о мужчинах, которые прошли через двери твоей спальни. Никто не остался! — Отец встал и скрестил руки на груди, правой ногой постукивая по полу.

— Ты говоришь мне, что ни с кем не спал до того, как встретил мою мать? — Изабель сжала кулаки и глубоко вздохнула. Она изо всех сил старалась не злиться на своего отца, но это трудно делать, когда он намекал, что она шлюха.

— Да, но тогда мне было всего семнадцать лет. Ты леди и не должна спать с каждым встречным мужчиной! — Отец воскликнул, и поднял руку в воздух и глубоко вздохнул.

— Количество мужчин, с которыми я спала, ничто по сравнению с Виктором.

— Виктор тебя не касается. Его все равно здесь быть не должно, — Виктор был двоюродным братом Изабель, его дважды выгоняли или что-то подобное. Она не была на сто процентов уверена, кто он такой, но он оставался у них почти год, и злоупотреблял гостеприимством.

— Я не взбалмошная и не шлюха, — сказала Изабель, высоко подняв голову и глядя отцу в прямо глаза. Она больше не молодая девушка, и не чувствовала необходимости относиться к таковым.

— Изабель, я просто хочу, чтобы ты пообещала мне, что попытаешься найти себе графа, чтобы остепениться.

— Почему это должен быть граф? Почему это не может кто-то из кухонного персонала, как Жерар?

— Ты — леди, и достойна только графа. Я не позволю своей дочери встречаться с простым слугой. Конец дискуссии.

— Что насчет Джанет и Жерара?

— Слуги не должны ухаживать друг за другом в моем доме.

— Отец, пожалуйста.

— Изабель, не спорь со мной, — он повернулся к ней спиной, прежде чем вернуться внутрь. Девушка решила остаться на улице и подышать свежим воздухом. Она сидела на качелях, которые отец построил ей, когда ей было пять лет. Они уже старые, но веревка крепко держалась.

Изабель оттолкнулась пятками от земли, подняв качели в воздух. Ее золотые волосы развивались вокруг лица, когда она качалась взад и вперед на маленьких качелях. Она закрыла глаза и улыбнулась от этого чувства.

— Должна ли леди качаться на качелях?

Изабель заскользила по земле, чтобы остановить качели, слыша усмешку в голосе.

— Никто и никогда, не будет слишком старым, чтобы качаться на качелях.

— Разве?

Девушка наблюдала, как мужчина усаживается на одну из многочисленных бетонных скамеек, установленных по всему саду. Она оттолкнулась ногами и снова начала медленно качаться.

— Вы очень хорошо танцуете, леди Ройс.

— Благодарю, вас, — Изабель почувствовала румянец на своем лице и была благодарна, что они в темноте, так что златоглазый не мог видеть. Она снова услышала его смех, прежде чем он поднялся со скамейки и встал позади нее. Девушка почувствовала сильные руки на бедрах в течение нескольких секунд, прежде чем он нежно ее подтолкнул, и качели качнулись немного выше.

— Кто вы?

— Граф Оксфордшир, леди Ройс.

— Как вас зовут?

— Мне ужасно жаль, но мне пора уходить. Меня ждут, — сказал он, нагнувшись и нежно поцеловав ее в шею. Изабель вздрогнула и слегка откинула голову назад, но мужчина снова засмеялся, прежде чем исчезнуть в ночи.

Итак, этот мужчина танцевал с ней, качал ее на качели и поцеловал в шею; но она все еще не знала его имени. Изабель подняла обувь с пола, прежде чем войти в дом через заднюю дверь, чтобы никто ее не видел. Сейчас она не хотела ни с кем разговаривать.

— Изабель, я не хотела вмешиваться, но ты говорила со своим отцом? — Спросила Джанет, когда она помчалась по коридору с улыбкой на лице.

— Да, и ты не можешь иметь отношения с Жераром. Мне ужасно жаль, Джанет.

— Почему нет? — Лицо Джанет исказилось в замешательстве, когда она смотрела на леди.

— Слуги не могут этого делать, и я должна попытаться найти графа, чтобы остепениться, — сказала Изабель, не останавливаясь, пока шла к своей спальне. Она была благодарна, что Джанет не последовала за ней внутрь. Вместо этого она стояла у двери, нахмурившись.

— Однако эти условия вас не привлекают.

— Знаю. Извини, но сейчас мне нужно поспать, Джанет.

— Спасибо за попытку, леди Ройс, — Джанет сделала реверанс и снова исчезла в коридоре. Изабель закрыла и заперла дверь спальни, прежде чем выскользнуть со своего платья; она оставила его на полу, не беспокоясь о складках, которые появятся на дорогой ткани.

Она искупается утром, решила девушка, пока снимала все свои украшения, и скользнула в ее большую кровать только в нижнем белье. Когда она закрыла глаза, все, что могла видеть, золотые глаза и ощущение таинственного мужчины за ее спиной. Молния проскочила по телу, и Изабель покачала головой. Она больше не увидит его, поэтому ей действительно нужно выбросить его из головы.

***

— Леди Ройс, пришло время, вставать, — Джанет постучала в дверь, и Изабель застонала, прежде чем натянуть подушку на голову, пытаясь заглушить звук стука. Она снова застонала, услышав ключ в замке.

— Джанет, я очень устала.

— Мне ужасно жаль, но ваш отец попросил вас спуститься завтракать, — Джанет направилась к окнам и открыла шторы, прежде чем вздохнуть, стащив с Изабель покрывало.

— Джанет… — Изабель заскулила.

— Я делаю то, что мне приказано, Изабель, — Джанет возилась в комнате и взяла платье с прошлой ночи, прежде чем повесить его на заднюю дверь, складки выпрямятся естественным путем.

— Мой отец никогда не хочет завтракать со мной.

— Он сказал, что у него есть кое-кто на примете для вас.

Изабель удалось выбраться из постели. У нее не было планов на день, поэтому она оделась в легкое летнее платье. Тогда, когда она действительно хорошо одевалась, у нее были дела или когда отец требовал, чтобы она одевалась идеально.

— Я просто хочу сказать спасибо, — сказала Джанет, когда Изабель появилась из ванной, одетая и готовая завтракать.

— За что?

— За разговор с вашим отцом.

— Однако, я не получила разрешения, Джанет, — сказала Изабель, нахмурив брови и покинула спальню, оставив Джанет убирать беспорядок. Ей не очень нравилось, когда к Джанет относились как к рабыне, но она привыкла к этому на протяжении многих лет и больше не пыталась всех переубедить.

Девушка сидела за столом для завтрака в течение нескольких минут, прежде чем ее отец вошел в комнату, безупречный, как всегда.

— Хорошо, что ты присоединилась ко мне, Изабель.

— Не похоже, что у меня был выбор.

— Изабель, как ты разговариваешь со своим отцом.

— Мне очень жаль, отец, — Изабель вздохнула и уставилась на отца. Ей хотелось, чтобы она могла уехать, но не могла, пока не выйдет замуж.

Отец погрозил пальцем, и рядом с ним появился невероятно высокий мужчина. Изабель встала и посмотрела ему в лицо. Что-то ей показалось знакомым, но она не была уверена, что именно.

— Изабель, познакомься с Адамом Сильвером, графом Оксфордширским.

Девушка почувствовала, как ее сердце забилось в груди быстрее, когда она посмотрела в золотые глаза Адама. Так вот как зовут ее спасителя.

— Полагаю, мы уже встречались, леди Ройс.

— Думаю, да, — прошептала она, глядя, как он кланяется. Девушка знала, что должна сделать реверанс, но не могла оторвать взгляд от золотых глаз Адама.

— Я спас ее от ужасного графа Фрэнсиса прошлой ночью на балу, лорд Ройс.

— Ну, спасибо, что спасли меня, — сказала Изабель, чувствуя появившийся румянец на щеках. Она решила, что ей лучше сесть, потому что если она не будет сидеть, то ее ноги превратятся в желе, и девушка упадет.

— Теперь, когда представления закончены, давайте есть, — отец указал на Адама, чтобы тот присел. Изабель вздохнула с облегчением, но разочаровалась, когда он сел напротив нее, а не рядом. Она провела следующий час, праздно поедая и делая вид, что не слушает их разговор.

— Леди Ройс, ваши книги прибыли, — сказала горничная, стоя у двери и держа в руках большую посылку. Изабель вышла из-за стола и бросилась к горничной. Она услышала, как ее отец хмыкнул, когда она отобрала посылку. Девушка села на ковер и осторожно достала новые книги из большой коробки. Ее отец успел достать ей семь новых книг к утру, и она безумно обрадовалась этому. Изабель чуть не завизжала от волнения, когда достала Портрет Дориана Грея работы Оскара Уайльда.