Ответная застенчивая улыбка тронула тонкие светло-розовые губы Виолетты.

— Здравствуйте... Чем могу помочь?

— Даже не знаю, — задумчиво проговорила Лора. — Я-то надеялась попасть на приём к мадам Беатрисе, а её, оказывается, нет на месте... Ну что ж, придётся изложить своё дело вам, потому что помощь мне в самом деле нужна.

Лора хотела бы получить что-то вроде любовного снадобья, которое разожгло бы в сердце ветреной Марты страсть к ней. Об этом она и сказала — конечно, не называя имени вожделенной особы.

— Позвольте попросить у вас изображение человека, для которого предназначено средство, — сказала Виолетта.

— А это... обязательно? — смутилась Лора.

— Да, средство работает адресно, и чтобы оно подействовало, нужно «привязать» его к этому человеку заранее, — объяснила Виолетта.

У Лоры была на телефоне фотография Марты — её она и показала девушке. Трагические брови Виолетты дрогнули и нахмурились, губы сжались, и сердце Лоры кольнуло странное беспокойство.

— В чём дело? Что-то не так? — пробормотала она.

— Нет, ничего, всё в порядке, — сухо ответила Виолетта. — Сбросьте мне на телефон эту фотку, пожалуйста.

Лора выполнила эту просьбу, после чего Виолетта ушла за снадобьем в соседнее помещение. Минут через пять она вернулась и протянула Лоре флакончик из тёмного стекла с напечатанной на обычном офисном принтере этикеткой, которая гласила: «Кролик Энерджайзер».

— Кхм, интересное наименование, — проговорила Лора.

— Да, мадам Беатриса даёт своим снадобьям такие... креативные названия, — усмехнулась уголком губ Виолетта. — Вам же страсть нужна, да? Вот... Это оно самое.

— Кхм, кхм, — ещё раз смущённо откашлялась Лора. — И сколько я вам должна?

Виолетта, помолчав, ответила тихо:

— Для вас — бесплатно.

Лора стала настаивать на оплате, но девушка наотрез отказалась. Так и ушла Лора с флакончиком, весьма озадаченная. К средству прилагалась инструкция: «Десять капель в любую жидкость или на кусочек сахара. Важно! Принимать только самому объекту чувств. Клиенту принимать средство вместе с ним воспрещается».

Тыквенный торт Лора испекла рано утром и убрала в холодильник, после чего отправилась на работу, внутренне дрожа от предвкушения свидания. Марта в кафе весь день не появлялась, и в душу Лоры начал закрадываться холодок тревоги: не собиралась ли дерзкая гонщица её обмануть? В половине десятого вечера она закрыла кафе и направилась пешком домой: жила она недалеко от работы, всего в десяти минутах ходьбы.

Она шагала по озарённой фонарями аллее, дыша пронзительной вечерней свежестью воздуха, по-осеннему чистой и грустноватой. Под ногами шуршал лиственный ковёр... И вдруг рёв мотора оглушил Лору, и на аллею лихо ворвалась, дерзко нарушая все правила, знакомая машина. Обогнав Лору и подняв вихрем листья, она резко развернулась к ней и затормозила. Дверца открылась, и показалась Марта собственной персоной, но какая!.. Сегодня она была одета в приталенный смокинг с белоснежной рубашкой и галстуком-бабочкой. Узкие брюки великолепно подчёркивали красоту её длинных стройных ног.

— Ну что, пончик мой сладенький, прокатимся? — двинула она многозначительно бровью.

Обомлевшая Лора, чувствуя себя в сказочном сне, села в машину, дверцу которой Марта перед ней галантно открыла. Уже в салоне та вручила ей букет роз тёмно-винного цвета. Сначала они прокатились по вечерним улицам; мимо плыли огни фонарей, подсвеченные фасады зданий, натянутые между деревьями гирлянды светильников. Блестели дорогие часы на изящном запястье Марты, её рука лежала небрежно сверху на руле, и казалось, будто автомобиль слушается малейшей её мысли. Лора никогда прежде не сидела в такой шикарной и действительно крутой машине, поэтому чувствовала себя Золушкой на балу. Букет был вызывающе-роскошен, сама Марта — сногсшибательна, со своей неотразимой дерзкой чертовщинкой в насмешливо-ласковых глазах.

— У тебя мило, — сказала она, когда они вошли в квартиру Лоры. — И пахнет выпечкой... Чудесное, действительно уютное жилище.

Лора, охваченная дрожью, поставила букет в воду, украсив им стол.

— Присаживайся, чувствуй себя как дома, — звонким от волнения голосом сказала она. — А я пока заварю чай и принесу торт.

Но не успела она сделать и шага в сторону кухни, как очутилась в крепких до пьянящей слабости сердца объятиях. Марта поймала её и, прижав к себе, взяла за пухленький подбородок.

— Чёрт, Лорочка, да ты сама — как торт, — страстно промурлыкала она. — Так и съела бы тебя, р-р-р! До последнего кусочка, м-м-м!

И её губы горячо защекотали шею Лоры. Та со сдавленным смешком принялась высвобождаться из рук Марты.

— Погоди, постой... Не так быстро! Давай сначала выпьем чаю, а потом...

— К чёрту чай, я хочу тебя прямо сейчас! — урчала Марта, атакуя Лору поцелуями.

Кажется, в снадобье не было большой необходимости, но вот перевести дух у Лоры необходимость была, и ещё какая. Её в жизни так не трясло.

— Погоди, Марта... Мне... немножко не по себе, — призналась она.

— Не бойся, моя сладкая, — томно мурчала ей на ушко Марта. — Всё будет супер. По высшему разряду.

— Я... не привыкла к такой стремительности, — ужом вывёртываясь из объятий, пропищала Лора. — Давай всё-таки начнём с чая!!!

— Как скажешь, моя пироженка, — согласилась Марта со смешком.

Заварки Лора в растрёпанных чувствах бухнула в чайник целую горсть — получился напиток дикой крепости. Для верности она всё-таки накапала предписанную дозу «Кролика Энерджайзера» в чашку Марты. Марта и без всяких снадобий была та ещё зажигалочка, но Лора хотела быть уверенной на все сто процентов. А ещё ей хотелось верить, что зелье зажжёт в сердце Марты страсть не на одну лишь ночь, а надолго...

Она принесла в комнату поднос с чаем и порциями торта на тарелочках, внимательно следя за тем, чтобы не перепутать чашки. Чашку с «Кроликом» она поставила перед Мартой. А та достала из кармана пластиковую коробочку:

— Я пользуюсь вместо сахара подсластителем. Не возражаешь?

— Конечно, конечно, — пролепетала Лора, а у самой вспыхнула в голове идея.

Идею эту она тут же претворила в жизнь. Бросив пару таблеток себе в чай, Марта поставила упаковку рядом с чашкой, а Лора, поправляя одну из роз в букете во внезапном приступе перфекционизма, как бы нечаянно смахнула подсластитель на пол.

— Ой, какая я неловкая! Извини, сейчас достану!

Благодаря ловкости её рук подсластитель закатился под стол так глубоко, что ей пришлось лезть под него. Там она быстренько вскрыла ногтем упаковку и натрясла туда ещё капель тридцать «Кролика» — прямо на таблетки. Средство не размочило их, а впиталось с лёгким шипением и дымком. Так Лора надеялась продлить страсть Марты. С каждой выпитой чашкой чая или кофе с подсластителем её снова будет охватывать влечение к Лоре. Вернув на место крышечку упаковки, Лора выбралась из-под стола, слегка раскрасневшаяся, с озорным блеском в глазах. А Марта проговорила с томной пеленой во взгляде:

— А ты огонь, Лорочка. Готова спорить на что угодно, что ты проделала это, дабы продемонстрировать себя с самой... прекрасной стороны! — Пока Лора воплощала под столом свой коварный план, Марта любовалась её торчащими из-под скатерти округлыми прелестями.

Отправив в рот кусочек торта, Марта отхлебнула глоток чая.

— М-м, божественно! Ты изумительная мастерица, Лорочка.

Лоре кусок в горло не лез, и свой чай она едва пригубила, зато Марта воздала должное и чаю, и торту. Лора включила приятную расслабляющую музыку.

— Потанцуем? — обернулась она к Марте.

Та уже устремилась к Лоре, как коршун на голубку. Но в каком-то шаге от цели Марта вдруг застыла... Выглядело это так, будто кто-то невидимый нажал на кнопку «пауза» в воспроизведении реальности. С музыкой тоже творилось что-то странное: она стала жутко замедленной, растянутой, звуки тяжело чавкали, гудели басом.

— С у-у-удо-о-о-во-о-ольстви-е-ем, Ло-о-о-рочка-а-а, — таким же растянутым басом протянула Марта, продвигаясь к Лоре со скоростью несколько миллиметров в секунду.

— Что, чёрт возьми, происходит?!

Лора в ужасе кинулась к окну: снаружи всё было нормально, прохожие шли по улице с обычной скоростью, секундная стрелка часов тоже шла в обычном темпе. Лишь с Мартой творилась какая-то чертовщина. Это было и жутко, и смешно. Марта стала похожа на ленивца из мультфильма «Зверополис».

— Ло-о-оро-чка-а-а, ку-у-у-уда-а-а ты-ы-ы уско-о-ольза-а-ае-е-е-ешь? — заторможенно недоумевала она.

Видимо, в её замедленной реальности Лора носилась со скоростью метеора. А музыкальное сопровождение-то что вытворяло! Оно прямо-таки жгло напалмом! «Уы-ы-ы-а-а-а, бум-м-м-бум-м-м-м... ты-дым-м-м, ты-дым-м-м-м», — как резина, тянулись звуки, от которых Лоре хотелось истерически расхохотаться, что она и сделала. И в то же время её охватывали мурашки столь же истерического ужаса.