Британия, как назывался весь остров уже во времена Юлия Цезаря, основателя Римской Империи, была в момент появления первых английских поселенцев и долгое время спустя населена племенем, которое, как предполагают, прибыло из несколько более южных местностей материка, чем англичане; после независимого существования в течение двух или трех веков оно было покорено римлянами и подчинено с большим или меньшим успехом римскому управлению и римской цивилизации. Несомненно, что много туземцев достигло высокой степени культуры, но этот процесс происходил, вероятно, слишком быстро и оказался непрочным после того, как искусственная поддержка Рима была устранена. Существовало уже полуофициальное христианство, частью заимствованное у могущественной галльской церкви, частью же обязанное своим возникновением миссионерской деятельности ирландских проповедников Евангелия. Привычка к удобствам жизни, господствовавшая среди римских должностных лиц и поселенцев, распространилась также до известной степени среди народа и, вероятно, вызвала у него враждебное отношение к новоприбывшим англичанам не только как к чужакам и язычникам, но и как к варварам. Нельзя определенно сказать, нашли ли сами бритты остров свободным или должны были покорить более древнее племя или племена. Если даже сохранились следы таких первоначальных племен, то нам слишком мало о них известно, чтобы делать какие-либо выводы относительно их влияния на английские учреждения.

Дело, однако, обстоит иначе, когда мы ставим вопрос, является ли так называемая «Англо-саксонская правда», этот древнейший памятник английской правовой системы, чисто английской или представляет собой сочетание обычаев англичан и романизированных бриттов.

При современном состоянии наших знаний невозможно дать определенный ответ на этот вопрос. Можно только указать на малую вероятность какого-либо слияния этих двух племен в ту эпоху, когда возникали очертания английской правовой системы. Несмотря на то, что предания и памятники того времени в деталях не достоверны, мы можем заключить (в соответствии также со всеми общими соображениями), что эпоха расселения англичан по восточной и южной частям Британии была временем беспрестанной и жестокой борьбы между захватчиками и туземцами, которая завершилась оттеснением последних в западную часть страны, расположенную между Стретклайдом и Лендсендом и известную до сравнительно недавних времен под названием Уэльса или страны чужестранцев. Нам известно также, что в то время, когда англичане привезли с собой, как один из своих основных обычаев, привычку селиться скученными деревнями, окруженными широкими, открытыми пахотными полями, обрабатываемыми на основе общественной запашки, бритты, которые были больше пастухами, чем земледельцами, предпочитали широко раскинутые родовые поселения, удобные для крупного скотоводства, причем все усадьбы находились на некотором расстоянии друг от друга.

Но, прежде всего, их разделяло различие религии; когда в седьмом или восьмом веке англичане были обращены в христианство миссионерами, приехавшими из Рима, предшествующий период, преисполненный бурь и столкновений, дал уже свои результаты.

Независимо от того, правы ли мы или нет в своем предположении, что так называемая «Англо-саксонская правда» выражает чисто английские понятия и что обычаи бриттов оказали на нее мало влияния, можно сделать два или три полезных замечания о характере этой «правды», которая была детально и тщательно изучена выдающимся немецким ученым, покойным доктором Феликсом Либерманом[8]. Ее подлинно архаический характер служит ценным доказательством того, какой долгий путь должна проделать всякая правовая система, прежде чем она достигнет такого состояния, которое может удовлетворять потребности культурного общежития.

Одной из наиболее поразительных особенностей «Англосаксонской правды» является то, что она относится не ко всей Англии, а только к некоторым ее частям или, скорее, к некоторым из племен или родов, ее населявших. Действительно, в то время, когда эти законы были записаны, не существовало «Англии», как мы понимаем это слово, т. е. не было единой страны, управляемой единым правительством, говорящей на одном языке и подчиняющейся единой системе права. Таким образом, мы обнаруживаем в «Англо-саксонской правде» группу актов, из которых одни относятся к Кенту или к жителям его, другие – к Уэссексу или к западным саксам, третьи, наконец, – к Мидленду или Мерсии, области англов, которые в конце концов дали свое имя всей стране. Не только сами нормы, заключающиеся в этих актах, но и употребляемый ими язык отличаются друг от друга; опытный лингвист мог бы, на основании одного языка, заключить, к какой части страны относится данный частный «закон».

Наше знакомство со старо-английскими учреждениями позволяет утверждать, что «Англо-саксонская правда», весьма ценная для понимания происхождения английского права, менее всего может дать цельную картину социальной жизни того времени. Она представляет собой отрывочную компиляцию, предназначенную, вероятно, только для определенного круга дел, которые возникли в период некоторых больших событий, внесших изменения в старые навыки жизни и вызвавших столкновения, связанные, как большинство столкновений в первобытном обществе, с насилиями и кровопролитиями. Мы должны предостеречь от ожидания найти у англичан в седьмом или восьмом веке н. э. склонность к обширным государственным актам, отличавшую их потомков. В те дни уменье читать и писать встречалось еще редко, а о печатном станке и не мечтали. Вследствие этого процедура записи законов или обычаев совершалась с большим трудом и напряжением и, по-видимому, была сведена к минимуму. Лишь благодаря неоценимому свидетельству пережитков учреждений, упоминаемых в «Англо-саксонской правде», для нас становится очевидным наличие в то время такого положения, которое может быть почти буквально определено как разделение страны на «приходы» (parochialism); по сравнению с ним деление ее на Уэссекс, Кент и Мерсию кажется почти современным. Наличие еще до недавнего времени пережитков «незапамятных обычаев мэнора» (феодальных поместий), существование которых деликатно игнорировалось королевскими судами вплоть до конца XV века и которые сохранялись в качестве «доброго местного права» в сотнях деревень еще несколько лет тому назад, представляет собой яркое доказательство глубоко местного характера примитивных учреждений. Ведь «мэнор» был в большинстве случаев той же самой древней сельской общиной или деревней, которая являлась типичным поселением еще со времен первого нашествия англичан; несколько позднее во главе мэнора стало лицо («lord»), поставленное правительством. В конце концов нет ничего удивительного в том, что первобытное общество было обществом тесно ограниченным и так как в первобытных обществах связь между разными местностями чрезвычайно затруднена, то людям, живущим в современных условиях, не легко это понять.

Заслуживают упоминания еще два момента, относящиеся к «Англо-саксонской правде».

Первый сводится к тому, что эти законы, хотя и носят часто (точнее – обычно) имена королей и правителей, но не следует думать, что они были преднамеренно составлены и установлены как современный парламентский акт королями, именами которых они названы, или кем-либо иным. В наше время, если парламент или группа его членов приходит к заключению, что какому-то правилу поведения должна быть по той или иной причине присвоена обязательная сила, то обращаются к опытному составителю проекта для того, чтобы этим намерениям была придана форма определенных предписаний, предназначенных для введения в действие, независимо от того, каковы были перед тем навыки лиц, которых затрагивает этот закон. Если парламент принимает этот проект, то он превращается в закон именем короля «по совету и с согласия лордов духовных и светских и общин, собравшихся в настоящем парламенте и властью этого последнего». Такой процесс мы называем принятием новых законов. Среднему англичанину в восьмом или девятом столетии такая процедура показалась бы кощунственной. Он не был склонен много рассуждать об источниках тех правил поведения, которым он следовал. Если он вообще размышлял на эту тему, то приходил к заключению, что «так повелось исстари». Если бы вы стали настаивать на ответе, то он приписал бы создание этих правил одному из божеств или давно умершему герою своей мифологии. После обращения англичан в христианство, когда влияние римской церкви стало ощущаться в англосаксонских законах и, несомненно, воздействовать в сторону их изменения, указанное представление оставалось все же неизменным. Епископы никогда не заявляли, что вносимые ими изменения исходят от них самих. Они только вводили предписания «божественного законодателя», которые раньше были скрыты от глаз язычников. Иногда в более поздних англосаксонских законах какой-нибудь особенно могущественный король говорит об изменениях в законах, внесенных им самим или его отцом; эти случаи служат знаменательным указанием на будущее права. Но в большинстве случаев «Англо-саксонская правда» ограничивается лишь «установлением», «закреплением» или «обеспечением исполнения» старинных обычаев с помощью письменных актов. Можно сказать, что законы старой Англии предполагают существование множества незапамятно древних, неизменных, добровольно соблюдавшихся правил или навыков, которые не были созданы каким-нибудь одним человеком и не могли бы быть им изменены. Надо, впрочем, добавить, что такое убеждение никогда вполне не исчезало в Англии и что оно многое объясняет в истории английского права.