Важные правила о «привилегии» в основном те же для ляйбеля как гражданского правонарушения и как уголовного деяния, поэтому нет надобности их повторять.

2. Устная клевета – слэндер (slander). Это правонарушение отличается от письменной клеветы в основном тем, что оно выражается только в произнесении слов и что оно не может быть предметом уголовного преследования. Но имеется еще одно важное различие. Как общее правило, для успешности иска об устной клевете необходимо, чтобы из сказанных слов проистекал реальный убыток, часто называемый «конкретным убытком». Общее право признает в качестве исключения из этого правила только такие случаи устной клеветы, которые приписывают истцу совершение уголовного преступления, караемого телесным наказанием, или дурное поведение, неспособность к исполнению своих служебных обязанностей, или к занятию своим промыслом или профессией или (в случае, когда истец является коммерсантом) неплатежеспособность или, наконец, когда утверждают, что в момент произнесения клеветнических слов истец страдал заразительной болезнью. Кроме того, по недавно изданному закону, женщина, вчиняющая иск об устной клевете, заключающейся в утверждении об ее нецеломудренности, не должна доказывать наличия «конкретного убытка».

Уже раньше указывалось, что не требуется наличия «умысла» (malice) в обычном смысле слова для установления факта письменной или устной клеветы; но такой умысел имеет чрезвычайно важное значение при обсуждении вопроса о применении «привилегии». Человек, распространяющий письменную клевету или произносящий устно клеветническое заявление, делает это на свой собственный риск; он не может защищаться ссылкой на то, что его заявление основано на «молве» или даже, что он узнал об этих кливетнических сведениях от другого лица, как ему казалось, хорошо осведомленного. С другой стороны, первоначальный виновник в письменной или устной клевете не ответствен за дальнейшую сплетническую передачу ее другими лицами, за исключением тех случаев, когда первоначальный виновник уполномочил их на такую передачу или дал им соответствующие указания или когда лица, повторяя клевету, выполняли свой нравственный долг.

3. Злонамеренное судебное преследование (Malicious prosecution). Как мы видели при обсуждении уголовного права, ложные обвинения были одно время предметом судебного преследования как заговор. Но уже в течение столетий уголовная санкция заменена иском о возмещении ущерба, который может быть предъявлен отдельному лицу и который относится не только к ложному обвинению, но ко всем видам уголовного преследования и даже к злоупотреблению гражданским процессом, в том числе конкурсным процессом, наложением запрещения или исполнением судебных решений. Поскольку, однако, преследование за преступление составляет обязанность доброго гражданина, то истец в подобном деле должен для успеха своего иска доказать: 1) что исход обжалуемых процессуальных действий был в его пользу, 2) что они велись без «разумных и вероятных оснований» и 3) что ответчик, ведя такой процесс, руководствовался иными побуждениями, нежели желанием предать преступника правосудию. Формально, истец должен доказать, что он потерпел реальный убыток вследствие неудачного процесса. Фактически огласка, вызываемая подобными процессуальными действиями, обычно так велика, что наличие убытка для истца всегда предполагается. Злонамеренное судебное преследование представляет тот особый случай, при котором допускается возмещение ущерба в виде наказания.

В заключение надо предупредить читателей-неюристов, что с отменой разных форм исков, процессуальные действия не носят больше официально названий, соответствующих тем различным типам правонарушений, которые лежат в их основании. Но было бы большой ошибкой предполагать, что знакомство с сущностью этих различных правонарушений излишне и что пострадавший истец может предъявить иск из гражданского правонарушения вообще. Он все же должен убедить суд, что его жалоба соответствует одному или более из тех типов гражданских правонарушений, которые признаются правом. Правильно заметил один известный юрист: «Мы похоронили формы исков, но они правят нами из своих могил».

Опечатки

На стр. стр. 18–20 во всех случаях вместо «нормандский» следует читать «норманскии».

На стр. 161, 18 строка снизу следует читать: Лярсни.

Примечания

1

В основном государственные преступления в английском праве обнимаются понятием «treason» (дословно «измена»), куда относятся: посягательства на внешнюю безопасность государства, на личность короля, наследника престола и некоторых других членов королевского дома, а также на некоторых высших должностных лиц.

(обратно)

2

Из наиболее существенных, последовавших после этого, изменений в законах необходимо упомянуть а) о новом законе, регулируютем последствия невозможности исполнения договорных обязательств Law Reform (Frustrated Contracts Act 1943 г.); закон этот впервые вводит в английское право принцип восстановления сторон в прежнее состояние (restitutio in integrum) в случае прекращения договорного обязательства по невозможности исполнения; б) закон 1939 г. об исковой давности, который несколько упростил право, регулирующее этот вопрос, введя единообразный шестилетний срок давности для всех исков из «простых» договоров и из гражданских деликтов; но для исков из договоров за печатью сохранен срок давности в 12 лет.

(обратно)

3

Маркс и Энгельс, Соч., т. II, стр. 387–388.

(обратно)

4

Маркс и Энгельс, Соч., т. II, стр. 384.

(обратно)

5

Ф. Энгельс. Анти-Дюринг, Госполнтиздат, 1938 г., стр. 328.

(обратно)

6

Ленин, Соч., т. XIV, стр. 381.

(обратно)

7

Сталин. Вопросы ленинизма, изд. 11-е, стр. 425.

(обратно)

8

К большому сожалению для многих английских читателей этот монументальный труд («Gesetze der Angelsachsen». Haele, 1912) не переведен.

(обратно)

9

Единственный вид канонического права, введенного после реформации и имеющего в Англии какую-либо законную силу, представлен актами Кентерберийского и Йоркского соборов, введенными в действие, королем под названием «Letters of Business».

(обратно)

10

«Скамьи», т. е. суды Королевской и Общей скамьи первоначально не имели отношения к королевскому совету; первые судьи, заседавшие в них, выбирались из «личного штата короля».

(обратно)

11

Однако, это относится не ко всем низшим судам, например, это не относится к судам графств и к четвертым сессиям, решения которых не создают прецедентов.

(обратно)

12

См. Предисловие.

(обратно)

13

О значении «открытого договора продажи» см. Дженкс, Свод. английского права. Москва, Юриздат § 439 и след.

(обратно)