После обеда отправил колонну грузовиков с продуктами и батальон из пленных в Несвиж – пусть там продолжают подготовку… А после ужина ко мне заявилась верхушка комсостава будущей бригады с требованиями: Обеспечить… Оружием, транспортом, бронетехникой, формой и, конечно, продуктами… Долго разводить разговоры не стал: у меня много дел – завтра получите все, что нужно. И выпроводил гостей, намеревавшихся дружно посидеть; обмыть и закрепить знакомство… Обиделись… А мне как то фиолетово ! А вот утро преподнесло бригаде и комсоставу сюрприз. Неприятный – на завтраке никому не выдали хлеба: не было его в столовых ! Начальство ко мне с возмущением ! Да не просто пришло – усиленным составом: кроме командира, начштаба, комиссара и особиста заявились командиры полков с начштабами, комиссарами меньшего ранга, особистами, политработниками, ну и командиры батальонов. Целая толпа. Вошли, не спросив разрешения, расселись, как у себя дома - хорошо комната большая. И всё же комбатам места за столом не хватило, как и стульев. Подпёрли стенки спинами – по обе стороны открытой двери. Усмехнулся про себя - пора. Пора расставить точки над Ё.

- Встать… - произнёс негромко но властно… Комбриг со товарищи, недоуменно переглянувшись, уставились на меня. Продолжим…

- ВСТАТЬ ! – рявкнул во всю глотку ! Сидящие подлетели со стульев: армия и плен выработали условный рефлекс – прозвучала команда, выполняй немедленно ! Иначе прилетит так, что очень сильно пожалеешь… Комбаты "отлипли" от стенки и вытянулись смирно.

- Я вам разрешал входить ? Я вам разрешал садиться ? - продолжал давить на стоявших. – Тут вам не там ! – добавил армейский сленг… Посмотрел на стоящих у стены с открытым дверным проемом:

- Вы кто ? – бросил властно стоящим.

– Комбат один…; комбат два… - посыпались нервные ответы. Резко повернулся к комбригу:

- Ты бы ещё ротных сюда привел, для полного комплекта – скривился я… Пришедший в себя "комбриг" буркнул недовольно:

- Надо будет – и ротных приведём ! Вот оно значит как ?!

За моей спиной стояли два автоматчика. Ещё двое – за спиной по углам. И двое – по разные стороны комнаты – ровно по середине комнаты. Кивнул стоящему за открытой дверью сержанту – зайди… В комнату зашли четверо автоматчиков с немецкими МП-40. Развернулись к комбатам – стволы автоматов смотрели на них…

- Так… Выходим на улицу… - сказал сержант стоявшим у стены комбатам – выходим и без глупостей: если что – стреляем без предупреждения ! Направленные стволы – это очень убедительно ! Комбаты вышли – гонору у стоящих поубавилось. Махнул рукой:

- Раз уж вошли и расселись - излагайте… С чем пожаловали ?

- Нам на завтраке не дали хлеба ! – начал возмущённо комбриг.

- А почему его вам должны давать ? – пресёк я его словесный поток – и почему вы решили, что вас вообще должны кормить ? Тут не только он – и остальные подзависли – откровенно растерялись…

- Что вы сделали такого, чтобы вас кормили ? Что вы сделали такого, чтобы вас и дальше кормили ? – задал вроде простой вопрос.

- Мы бойцы и командиры Красной Армии… - начал комиссар…

- Вы не бойцы и командиры, вы – бывшие пленные и пока что – просто сброд ! – оборвал попытавшегося разглагольствовать политработника – ваши подчинённые болтаются по городу без дела и ищут себе приключения. Вы знаете, что уже четверых их ваших мои бойцы расстреляли за воровство, грабёж и домогательство ?

- Мы ещё не успели полностью разобраться в ситуации… - пошёл на попятую комбриг - и надеемся в этом на вашу помощь… Ага – как же !

- Значит так. Не будем тянуть кота за глупости… Мы передадим вам четыре броневика Бюссинг; четыре танка T-III, четыре грузовика; восемь противотанковых 37мм немецких пушек; винтовки Мосина и Маузера и патроны к ним; пулемёты Максим и Дегтярёва. Из продовольствия: крупы и пшено; горох и макароны; сахар и масло и пол вагона тушёнки и два вагона пшеницы. Из пшеницы намелете муки – вот вам и хлеб… При разумном расходовании этого хватит на месяц… Ну а дальше – у немцев продовольствия много.

- И это всё ?! – возмутился начштаба ещё не созданной бригады – вы же сгрузили с эшелонов намного больше наименований продуктов !

- Нехорошо поступаете товарищи… - подключился комиссар – не по товарищески. Всё лучшее забрали себе, а нам остатки ! Нехорошо !

- Да вы охренели совсем ! – не выдержав, взорвался я. – Мы всё это добыли; мы всё это сгрузили, а вам подавай ! А морда у вас не треснет от такого хамства ?! Я видел – ваши наблюдали за разгрузкой и ни одна сволочь не подошла и не предложила помочь ! И после этого вы ещё имеете наглость нас укорять ?! Вздохнул воздуха; выдохнул…

- Значит так. Вот вам карта расположения складов с теми продуктами, о которых я говорил. Оружие и боеприпасы получите завтра, так же, как и бронетехнику… - толкнул комбату лист бумаги.

– В обед и дальше - кормите себя сами. С поварами тоже договаривайтесь сами… С тушёнкой – раз пошёл такой разговор… Я её вам не дам – всё равно сами сожрёте. На обед, ужин и завтрак её выдадут поварам на общий котёл ! Лица сидящих вытянулись…

- Завтра после обеда Спецназ отбывает из города – закончил я свой спич – дальше вы сами… Вот тут сидящих пробрало не по детски !

- Как завтра ? – заикаясь переспросил побледневший комиссар – а как же мы ? Сидящие уставились на меня чуть ли не с ужасом. Понимаю: боеспособное подразделение, которое легко расправилось с батальоном охраны города уходит. А они остаются – на занятой врагом территории ! А Красная Армия где то там – далеко, отступает… Глядел на это сборище и бойцов стало жалко… Хотя – им же предлагалось…

- В комендатуре сохранился мощный радиопередатчик. Свяжитесь с линией фронта или штабом фронта и доложите: захвачен город Барановичи. Ждем указаний. Просим оказать поддержку. Что город освободили мы, так же, как и вас – можете не говорить: мы в претензии не будем… Радисты у вас, я надеюсь, найдутся ? Частоту для связи я дам – дерзайте… А у нас много других забот и дел. Всё – свободны ! И мне пора на выход: свербит что то в душе – хотел разобраться, да эти припёрлись. Вышел во двор, крутнул в голове последние сообщения. Вот ! С аэродрома передали: сели три двойки мессершмиттов – перегон, но лётчики – лётчики молодые ! Да они ещё и покружили сначала над аэродромом. Пустили, молодняк вперёд ! Значит знают уже и надо ждать гостей с запада ! "Взлетел" вверх…

- Заводи мотор ! - закричал водителю моего Бюссинга на бегу… Взрыкнул мотор броневика, а за ним и грузовика, в который стало быстро запрыгивать дежурное отделение моей роты.

- К выходу из города давай – я скажу куда ! - захлопнув двери кабины бросил водителю. Броневик рванул со двора, поднимая пыль ! У нас есть восемь-десять минут – должны успеть ! Взлетев, увидел вдали точки, двигающиеся к нам. Много точек ! Выскочили на окраину – впереди никого – успели ! Броневик затормозил, я выскочил из тесной кабины. Подлетел грузовик с охраной. Махнул командиру:

- Рассыпаться по периметру ! Любого, кого заметите – тащите сюда ! Запрыгнул на капот Бюссинга – отсюда получше видно… Вот они: вдали, из-за крон далёких деревьев, выплывали железные птицы, несущие смерть под крыльями. Нам несущие… Четыре с половиной тысячи метров… Высоковато…Пересчитал силуэты – двенадцать ! Что ж – скрипнул в ярости зубами – сейчас посмотрим чья правда правдивее ! Злоба заклокотала во мне словно огненная лава в жерле вулкана, готовая вот-вот взметнуться к небесам огненным смерчем ! Уймись ! – рявкнул реалист – голова должна быть холодной. И трезвой к тому же ! – не преминул вставить свои три копейки циник – а вообще то он дело говорит: поменьше силы в бросок, но поточнее, поточнее !

- Что бы я без вас делал, помощнички… - процедил сквозь зубы… Но успокоился: верно – четвертью в кабину: для пилота Ю-87 хватит ! Раскинув крылья с чёрными крестами, на окраину наплывал штаффель бомбардировщиков… Пора – они уже почти над нами – 5 километров до цели ! С ладоней сорвались по две четвертинки силы и устремились ввысь. Вспышка с первой кабине; вспышка во второй ! Бомбардировщики завалились на крыло и понеслись, завывая, словно оплакивая свою гибель, к земле – справа от нас раздался взрыв, взлетела веером к небу земля ! За ним второй ! А в небе уже вспыхивали новые и новые вспышки в кабинах пилотов. Четыре, шесть… Крайние и последние "штуки", видя такое безжалостное избиение, стали отворачивать в стороны. Напрасно ! От четвертинок силы, словно от зенитной ракеты "Игла-2" уйти было невозможно ! Опустил устало руки… Рядом возник командир отделения: