Он поставил тарелки на стол и сел рядом с ней.

– Спасибо, выглядит аппетитно.

Джаред кивнул и улыбнулся.

– И тебе, что пришла на игру вчера вечером.

Фиби взяла вилку и начала есть. Между укусами она спросила его:

– Ты скучаешь по этому?

– Скучаю по чему?

– По лакроссу.

Чувства тут же захлестнули его. Адреналин от выхода на поле, как сжималась грудь, когда была одышка, но как только он забивал волнение пропадало. Затем он подумал о том, каково это было без него, что привело его к мысли о Розалинде и о том, как она помогала ему. Он кивнул головой.

– Да, но не так сильно, как раньше. Твоя бабушка помогла мне с этим. – Он набил свой рот омлетом, прожевал и проглотил, прежде чем закончил. – Даже больше, чем просто помогала.

Фиби продолжала есть. Она закончила примерно половину того, что Джаред положил ей на тарелку, прежде чем она положила вилку и повернулась к нему.

– Я не знаю, смогу ли сохранить это место, Джаред.

Джаред попытался проглотить, но в горле образовался комок. Он почему-то подумал, что когда она вернётся к нему, то это будет частью сделки. Он искал нужные слова и кивнул. Он понимал её колебания, но также знал, что для неё лучше всего остаться. Ей нужно было сохранить это. Он просто должен был доказать ей. Он позволил своему кивку быть его ответом и закончил свою еду.

– Ты всё ещё хочешь принять душ? – спросил он с игривой усмешкой. Он не мог перестать думать о ней. Вообще. Его тело реагировало даже на мысль о ней в душе. Он встал и взял тарелки.

– Да. Я пойду домой. Встретимся через час?

Джаред поставил тарелки в раковину, прежде чем обойти стойку и поймать её, когда она шла к двери. Он притянул её к себе, положив руки ей на спину. Его тело всё ещё не успокоилось, а сердце колотилось. Он почти чувствовал её вкус, она была так близко.

– Здесь всегда можно принять душ, – прошептал он со смехом в голосе.

Фиби игриво ударила его в грудь.

– Не сегодня, ковбой.

Она прикусила губу и попыталась отвернуться. Джаред крепко держал её. Он наклонился вперед и всосал её нижнюю губу, которую она кусала. Он прикусил её нежно.

– Я собираюсь отговорить тебя, – сказал он ей мягко, отпустив её губу, затем снова захватил и утопился в ней. Наконец, отступив назад, он отпустил её, радуясь, что её щёки покраснели, пока он смотрел, как она оборачивается и уходит.

Джаред был на взводе, поэтому он направился на палубу и сел на подушку. Ему было трудно вернуться к обычной медитации с тех пор, как Фиби вернулась в его жизнь. Она захватила его мозг, а живот свело. Он закрыл глаза и позволил солнцу осветить его лицо, пока он пытался успокоить разум и тело.

Он не был уверен, как долго просидел там, пока не вошёл в дом. У него было всего пятнадцать минут, прежде чем вернуться к Фиби. Он быстро принял душ, всё время думая о том, как можно убедить её сохранить собственность, даже если она останется в Филадельфии. Мысль об этом была как удар в живот, но он знал, что ей нужно сделать. Он также знал, что должен был позволить ей это или тогда ничего не будет нормально работать между ними.

***

Челюсть Джареда отвисла, а гнев закружился внутри него, когда он въехал на подъездную дорожку Фиби. Он припарковал грузовик, вышел и захлопнул дверь, топая туда, где Джеки зажала Фиби у стены.

– Не ввязывайся в это, Джаред. – Фиби протянула руку, чтобы остановить его. Он остановился. Она не выглядела испуганной. Джеки точно была не в себе, но Фиби могла постоять за себя.

Джеки повернулась к нему.

– Что это? Я пыталась понять это в течение многих лет. Казалось, не имеет значения, что я делаю или чего не делаю… – Слёзы текли по её лицу.

Джаред обратился за помощью к Фиби. Её глаза скучали по нему, умоляя. Её губы образовали мягкую линию. Она покачала головой и произнесла «пьяная». Он понял сразу.

– Джеки. Ничего нет. Клянусь тебе. – Джаред чувствовал себя очень неудобно в разговоре, но чем больше он думал об этом, тем больше понимал, что это неизбежно. Он давно знал, что Джеки хотела, чтобы у них был шанс. Она никогда об этом не говорила, но он знал. Она гонялась за ним со школы, и как бы ему ни хотелось, чтобы она привлекала его, он просто не мог. Она была хорошим другом, и он хотел, чтобы так и оставалось. Он также хотел, чтобы она знала, что была прекрасна и заслуживала того, кто хотел бы быть с ней.

Он сделал несколько шагов к ним. Фиби тихо улыбнулась из-за спины Джеки.

– Послушай… всегда была только Фиби. И ты знаешь это. Господи, ты была там в первый раз. Дело не в тебе. – Он потянул Джеки, чтобы обнять. – Ты отличный друг, и я никогда не хочу, чтобы это изменилось.

Он слышал тихие рыдания, исходящие от неё, когда её плечи тряслись.

– Мне действительно очень жаль.

Все трое долго стояли там, пока Джеки не успокоилась. После, она отстранилась от него и повернулась к Фиби.

– Я действительно сожалею о том, что произошло в старшей школе. Бриджет и я можем быть … ну, иногда мы можем быть не очень милыми. Особенно, когда объединяемся.

Фиби засмеялась и улыбнулась. Это заставило сердце Джареда биться чаще. Ему нравилось видеть её улыбку.

– Это ещё мягко сказано. – Они посмотрели друг на друга и рассмеялись, а Джаред застыл, не зная, что делать или говорить. Он облегченно вздохнул, когда Джеки повернулась с ключами в руке.

– Ох, нет. Мы отвезём тебя обратно в город. Ты не поведёшь машину. Как ты заставила Бриджет вообще выпустить тебя из поля её зрения?

Джаред шагнул вперёд и обнял Фиби за плечо, когда они втроём направились к подъездной дорожке.

– Подождала, пока она не ушла на работу.

– Она не знала, что ты проснулся?

Джеки покачала головой, и слёзы снова начали падать.

– Я осталась одна. – Они вдвоем помогли ей сесть в машину и закрыть дверь.

– Я прослежу за тобой до её дома.

Фиби подняла на него глаза. Ему не понравилась тень в её глазах. Она кивнула и села на водительское сиденье машины Джеки. Джаред вздохнул. Он не был уверен, почему эта тень внезапно появилась, но он знал, что должен был что-то сделать с этим, и быстро. Он не мог позволить ей думать слишком много. Появление Джеки утром было, вероятно, худшим, что могло случиться. Он чувствовал себя ужасно из-за того, что было с ней на протяжении многих лет, но не понимал, к чему это приведёт. Он всегда говорил ей прямо, что хочет быть только друзьями и никем больше. Он старался не расстраиваться из-за того, что она чувствовала. Он также должен был надеяться, что Фиби знала об этом. Что он всегда был искренним с Джеки. Ему нужно, чтобы Фиби знала, что всегда будет только она.


Эпилог

Фиби вздохнула с рукой над глазами, когда Джаред повернул её тело так, что оно столкнулось с чем-то, точно, как он и хотел.

– Хорошо … готово.

Фиби закрыла глаза рукой.

– Я не уверена, что хочу смотреть.

После того, как они отвезли Джеки домой, Фиби и Джаред поехали обратно. Она закончила собираться, и он привёл её сюда. Где бы это ни было. Он сказал ей, что им нужно поговорить. Она знала, что это так. Она на самом деле надеялась избежать этого ещё немного. Она была счастлива быть с ним и боялась, что как только они заговорят, всё это исчезнет. Она знала, что как только она откроет глаза, всё изменится безвозвратно.

– Иди сюда. – Она улыбнулась, закрыв глаза рукой. Протянув свободную руку схватила его за рубашку, притянув к себе. Дергая её, она наклонилась вперёд. Закрыв глаза, она опустила руку и поцеловала его.

Она хотела остаться там, где они были. У них был хороший ритм. Он знал, что она заботилась о нём, а она знала, что он заботился о ней. Они могут делать это какое-то время. Они могли бы просто быть. Ничего не надо было сразу решать по поводу озера. Это был её самый большой страх. Она позволила этому страху овладеть ею, когда она оторвала свои губы от его губ. Она прижимала его к себе, стараясь не дать страху перейти в отчаяние. Она не хотела, чтобы собственность встала между ними.

Тем утром, когда она принимала душ, до того, как Джеки появилась, то попыталась придумать, как сохранить обе части своей жизни. Способ, которым она могла бы сохранить собственность озера и возможность жить в городе и быть адвокатом, о котором она всегда мечтала. Однако она не придумала отличный план, и хотела подождать, чтобы поговорить с Джаредом об этом.

Джаред отстранился.

– Давай же. Никакого отвлечения. Открой глаза.

Он прижал её к себе так близко, что она чувствовала себя в безопасности и прошептала:

– Но это всё изменит.

Джаред кивнул.

– Наверное. – Он сделал паузу и сжал её, прежде чем отпустить и не поменять позицию, перейдя в нужную. – Но изменения означают прогресс, а мы уже продвинулись вперёд в эти выходные, почему бы нам аж не прыгнуть?