– Что это значит?

– Драконья сила растет.

– Моя сила?

– Ты видишь здесь дракона?

Я вижу окончательно рехнувшуюся тень, если уж она вздумала расти, и одного слишком много о себе возомнившего верховного демона. Впрочем, хватит отвлекаться.

Попытавшись сосредоточиться, продолжила работу над заклинанием. К счастью, наставник научил сосредотачиваться в любых ситуациях, даже если твою ногу отпиливает мелкими, но острыми зубками болотный червь три метра в длину, а твоя магия почти полностью блокирована ядом квезиды крючковатой.

Я начертила вокруг уже готового символа вязь дополнительных рун. Затем, выпрямившись, принялась произносить вторую часть заклинания. И тень начала изменяться.

Символы вспыхнули особенно ярко. Сквозь бордовый свет с трудом, но удавалось рассмотреть, как перетекают, искажаются очертания тени, образуя иную форму – привычную для любого демона. Просто тень, без единого намека на драконов. Чувствуя, как энергия струится сквозь меня, концентрируется коконом вокруг тела и магических символов на полу, я перешагнула границу и вновь очутилась в центре рисунка.

Последнее слово заклинания, ослепительная вспышка.

Когда перед глазами перестали плясать разноцветные круги, поняла, что все исчезло. Рисунок на полу, его сияние. Да и магия рассеялась. Зато на полу лежала самая обыкновенная тень.

Верховный демон поднялся и подошел ко мне, придирчиво осматривая результат.

– На первый взгляд, все хорошо. Даже странно, – хмыкнул он, в задумчивости потирая подбородок.

– Я тоже ожидала какого-нибудь подвоха. Но, если верить ощущениям, все в порядке.

– Возможно, мастер теней хочет завоевать твое доверие, – не слишком уверенно предположил Шаиттар. – Или же мы просто не замечаем подвоха.

– Вы вполне можете проверить мастера теней сразу, как только отделаетесь от меня.

– Проверю. Обязательно. Ну а ты… попробуй снять иллюзию.

– Eshtelles, – произнесла я магическое слово. Как подсказал мастер теней, с помощью этого слова можно снимать иллюзию с тени, чтобы возвращать ей истинный, драконистый облик. После проведения ритуала это должно быть легко – снимать и снова надевать иллюзию в случае необходимости.

Сработало. Тень снова приобрела форму дракона. И тут же бросилась к стене, подальше от меня. Побегала туда-сюда, снова вернулась. И… проклятье! Цапнула меня за ногу! Я выругалась. Шаиттар рассмеялся.

– Вся в хозяйку.

– По крайней мере, меня она только укусила…

Снова повторив «eshtelles», не без удовольствия наблюдала, как тень меняет форму, скрываясь за иллюзией.

Я не стала задерживаться в замке Шаиттара, тем более у верховного имелись важные дела – проведать мастера теней, не появилось ли какой лазейки в сдерживающей его магии, не выбрался ли монстр на свободу, пока я тут подсказанный им ритуал проводила.

К моему возвращению в императорский замок там уже вовсю кипела жизнь. По коридорам носились низшие демоны, нежить и слуги из высших. Стены и пол отмывали, из углов выметали пыль, с канделябров сметали паутину. Словом, активно готовились.

А еще через день в замок прибыла делегация драконов.


Глава 4

Мы смотрели на драконов, драконы смотрели на нас.

Их в составе делегации было четверо: двое впереди и двое – на пару шагов позади.

Те, что позади, – черный дракон и, судя по прозрачным, словно стеклянным волосам с радужными переливами, хрустальный дракон, представитель самого загадочного и удивительного вида. Хрустальных драконов не назвать крупными и сильными, зато они обладают невероятной, сложной магией. Хороший выбор для делегации. Хороший для драконов, а вот для нас – не очень. В случае чего будет непросто такому противостоять.

Двое других драконов, что стояли в центре и ближе к нам, оказались, конечно, красными. Но все мое внимание привлек он. Дракон, которого я видела в лесу и который видел меня. Правда, в тот момент я изменила лицо, а сейчас вышла на встречу в истинном облике и без тени в форме дракона. Он не мог понять, что это я – зная, насколько чуткое у драконов обоняние, свой запах, прежде чем выйти на поляну, я тоже изменила. Узнать он не мог. Однако тоже почему-то не спускал с меня глаз.

– Кронпринц Шагдара, королевства драконов – Ташэль даэр Рейвеш, – произнес хрустальный дракон, кивнув на высокого красноволосого мужчину.

Я продолжала анализировать.

Черный у них – для охраны. Потому что представлять драконов должен тот, у кого в группе самый низкий статус, но охранникам слово не дается. Хрустальный дракон никак не может быть ниже черного по статусу. Значит, черный – всего лишь охрана. Опять же, в делегацию с кронпринцем кого попало не возьмут. Черные драконы – достаточно крупные, сильные, ловкие. Но у этого, вероятно, должны быть, к тому же, незаурядные магические способности.

– Принц Шагдара, Сандар даэр Рейвеш, – хрустальный дракон почтительным кивком указал на второго красноволосого мужчину. Того, с которым мы уже виделись. Надо же. Ночью в лесу на границе империи мне довелось столкнуться с принцем драконов. Выходит, я была права, когда решила, что он обстановку разведывал.

– Я – Шаил даэр Ханор, советник его Величества короля Шагдара.

И наконец хрустальный дракон повернулся к черному.

– Штэр даэр Родэр.

Последнему бедолаге особенно не повезло с именем. Но хрустальный дракон справился, ни разу не запнувшись. Привык, наверное. У драконов вообще не редкость труднопроизносимые имена.

Пришла очередь представления демонов. Рядом с нами тоже стоял советник. Вернее, временно назначенный таковым. Советника на постоянной основе отец выбрать не успел – слишком обдуманным и взвешенным должно быть решение, за неделю не управиться. А по периметру зала стояла наша охрана, из личных подчиненных еще с тех времен, когда отец был представителем высшей аристократии, приближенной к семье императора, но не правителем. Увы, доверить свои жизни прежней гвардии мы не могли – не успели убедиться, что после исчезновения императора они так же будут верны новому, пришедшему на смену ему.

– Элианна Селеста Таишер, кронпринцесса империи.

Взгляд красного дракона, Сандара, снова скользнул ко мне, словно только и ждал, когда вслед за императором назовут его дочь. И, вопреки правилам вежливости, не спешил перемещаться дальше, к советнику, который представился после нас.

Взгляд дракона нервировал. Странный, внимательный, даже пронзительный.

Он не мог узнать во мне встреченную в лесу девушку. Я уверена, не мог! Но тогда почему так смотрит? Почему от этого взгляда пробирает насквозь и холодеют кончики пальцев?

А потом я вдруг ощутила ментальное прикосновение. Кто-то посмел сунуться в мои мысли! Вернее, попытался. Неужели Сандар? Или… хрустальный дракон? Считается, лучшие ментальные маги среди драконов – именно хрустальные.

Как бы между прочим перевела взгляд на отца. Выражение его лица, озаренного приветливой улыбкой, не изменилось, но… я слишком хорошо его знала, чтобы понять. Мысли отца тоже попытались прочитать.

Значит… скорее всего, хрустальный дракон.

Скандал? Можно устроить – все же попытка прочитать мысли не только этикет нарушает, но и вообще… много чего нарушает. Это запрещено. В особенности на подобных дипломатических встречах. И не важно, что ментальный блок оказался достаточно силен, чтобы отразить легкое касание, скорее, попытку прощупать.

Скандал. Невиданное нарушение. Почти оскорбление. А если хорошенько вывернуть, то и в качестве нападения можно представить.

Снова посмотрела на драконов. Те оставались невозмутимы.

Ощутила мимолетный взгляд отца. Он тоже понял, что ментальное прикосновение не осталось для меня незамеченным.

Представление наконец завершилось. Слово взял император.

– Искренне рад гостям Шагдара под сводами нашего замка. Полагаю, сейчас вы можете осмотреться в своих покоях и немного отдохнуть. Все уже готово. А ближе к вечеру мы встретимся за ужином и поговорим.

– Да, с удовольствием осмотрим покои, – кронпринц улыбнулся.

Вряд ли драконы летели через всю империю, скорее, воспользовались порталом, иначе попросту не успели бы преодолеть такое расстояние. Но когда в гости прилетают драконы, и не важно, что на деле они не прилетают, а перемещаются порталами, все же принято приглашать отдохнуть с дороги. Дань вежливости и ничего более.

Выходит, отец решил не подавать виду, что почувствовал ментальное прикосновение. Что ж, хороший ход. Возможно, любопытство драконов можно будет использовать. Например, допустить к специально им предназначенным мыслям.