Дж. С. Андрижески
Чёрный прах
Серия: Тайна Квентина Блэка - 7


Перевод: Rosland(https://vk.com/vmrosland)

Русификация обложки: Rosland 


Глава 1. Сухой жар

- Я бл*дь не знаю, где сейчас нахожусь, - признался он, глядя в обе стороны земляной дороги, кажущейся бесконечной. - Ты уверена, что Декс правильно рассчитал координатную сетку? Потому что здесь нет ничего - и я действительно имею в виду «ничего», милая - на сотни километров.

Блэк услышал, как женщина на другом конце линии - Энджел, лучшая подруга его жены - раздражённо выдыхает.

- Иисусе, Блэк. Ты имеешь в своём распоряжении каждый проклятый гаджет на земле, - её голос с-лёгкой-ноткой-луизианского-акцента превратился в ворчание. - С чего ты вообще мне звонишь? С армейского спутникового телефона? И сейчас ты скажешь мне, что потерялся?

В её словах прозвучал юмор, пусть и невольный.

- Почему ты вообще ноешь мне об этом? - добавила она, все ещё ворча. - Разве твои приятели в Пентагоне не передвигают для тебя спутники по щелчку пальца, как только ты им позвонишь? Позвони кому-нибудь, кому есть до этого дело, Блэк.

Он фыркнул, стирая пот с шеи и лица рукавом футболки. Он прищурился, глядя на длинное пустынное шоссе и ища хоть какой-то признак других машин. Но видел он лишь смутные колыхающиеся линии миража, создаваемого жарой, которая исходила от асфальта.

Он провёл здесь уже достаточно времени, чтобы чувствовать, будто он дышит красной пылью, а не кислородом. Каждый вздох, казалось, слоем покрывал его лёгкие, застревал в горле.

- Я не уверен, что планету Марс видно с GPS-спутников, Эндж, - сказал он, глядя в обе стороны на полосу, лишённую машин. - Просто попроси за меня Декса, ладно? Или черт, позвони Нику. Это он устроил этот бардак. Разве не его друг из отделения ФБР в Альбукерке должен был встретить меня здесь? Или один из копов в резервации?

- И то, и другое, - сказала она. - Раньше он работал в ФБР в Альбукерке. Ник говорит, что он перевёлся в БДИ или, может, в полицию Нации Навахо... одно из двух. Он работает с отделом особых расследований.

Блэк кивнул. Он знал, что БДИ означало «Бюро по делам индейцев»[1].

Обычно БДИ работало в резервациях, в которых не было своих полицейских участков. Однако Нация Навахо была огромной и имела своих копов. Все это представляло собой полнейший бардак конфликтующих юрисдикций. Всякий раз, когда дело касалось индейской резервации, БДИ, ФБР, местная полиция и полиция штата за пределами резервации, а иногда даже и военные оказывались втянутыми - в зависимости от вида преступления и места, где оно произошло.

Все ещё глядя на дорогу, он нахмурился, рукой вытирая лоб.

- Я уже пытался связаться с местными мудаками, в Тохатчи и Нашитти, - проворчал он. - Они понятия не имели, о чем я говорю. Сказали мне позвонить в полицию Нации Навахо. Если я не в том месте, или все это уже неактуально, я хочу вернуться на курорт и нырнуть в бассейн, пока не стемнело.

- Не стесняйся и называй их прямо так, Блэк, - фыркнула Энджел. - Местные мудаки. Они будут в восторге.

- Ты меня знаешь, детка. Все от меня в восторге.

Энджел в этот раз подавила искренний смешок, и Блэк невольно улыбнулся.

- И откуда все это нытье? - сказал он. - Я тебе плачу, не так ли? Разве я не предоставил тебе и Ковбою полностью бесплатный отпуск в магическом Нью-Мехико? Я прерываю твой момент личного времени, или что?

Подумав над своими словами, Блэк фыркнул, представляя, как эти двое расслабляются перед тем же бассейном, о котором он только что фантазировал.

- ...Или Ковбой достаёт тебя, потому что я монополизировал тебя на целых пять бл*дских минут? - сказал он. - Тысяча извинений, если мои попытки не умереть от обезвоживания в жопе мира прерывают твой отдых у бассейна с твоим новым бойфрендом.

Он буквально видел, как женщина на том конце линии закатила глаза.

- Может, я просто устала служить тебе заменой Мири, Блэк, - фыркнула она.

Блэк напрягся.

- Что?

Она продолжила, точно вовсе его не слышала.

- ...Мы же все знаем, почему ты звонишь мне каждые двадцать минут с тех пор как она уехала. Я должна страдать просто потому, что ты слишком, черт подери, трусишь позвонить собственной жене? Позвони ей, Блэк. Просто позвони ей. Или она опять сменила номер из-за тебя?

Челюсти Блэка напрягались все сильнее, чем дольше она говорила.

К тому времени, когда она закончила, его задние зубы болели.

Он постарался сглотнуть, держать эмоции под контролем, хотя бы не дать им просочиться в голос, но злость в его свете только все ухудшала. В конце концов, он мог лишь позволить молчанию затянуться на несколько секунд дольше нормального.

- Она на отдыхе, - сказал он. - На настоящем отдыхе. Я не хочу её беспокоить.

Энджел выразительно вздохнула.

- Побеспокой её, Блэк, - посоветовала она. - Серьёзно. Ты ведёшь себя нелепо.

- Серьёзно, Эндж... Отъе*ись.

Кажется, ничуть не смутившись, она выдохнула.

- Позвони ей, дитя ты великовозрастное. Ещё лучше, прыгай на самолёт и лети к ней. Прекрати сводить нас всех с ума, потому что вы оба ведёте себя как перевозбуждённые подростки с травмирующими проблемами, когда дело касается друг друга, - её голос помрачнел, и она добавила: - Слушай, я знаю, что она на тебя злится. Я знаю, что вам нужно разобраться с кое-каким дерьмом. Я знаю, случившееся в Нью-Йорке было тяжёлым...

- Энджел. Я не стану это обсуждать. Это не твоё чёртово...

- ...но тяжело или нет, вы оба сейчас ведёте себя охренеть как глупо, - сказала она, выразительно выдыхая. - И Мири ничуть не лучше тебя. Ну очевидно же, что ты не можешь вынести разлуки с ней, невозможности поговорить с ней, так что просто позвони ей. Странная охота на призраков в пустыне ничего не исправит, Блэк.

И вновь он буквально видел её на шезлонге у бассейна, одетую в бирюзовое бикини и дизайнерские очки, держащую в руке запотевший стакан маргариты.

У бассейна, который принадлежал ему, если так подумать.

- ...Ковбой тоже так думает, - добавила она.

Блэк услышал на фоне протестующий вопль и недоверчивый смешок.

- Эй! Не впутывай меня в это, дорогуша...

Энджел продолжала, как будто Ковбой ничего не сказал.

- Просто позвони ей, - сказала она. - Серьёзно. Это «время порознь» не работает и не помогает. Она уехала из злости, а ты ждёшь здесь, притворяешься, что тебя это устраивает, берёшь одиночные работы у черта на куличках, отказываясь от подкрепления... ничто из этого не помогает. Ты теперь проклятая знаменитость, Блэк. Что если там тебя кто-то узнает?

Окинув взглядом пустой ландшафт, лишённый любых машин или грузовиков, Блэк фыркнул.

- Ага, странно, но сейчас это меня не очень заботит.

- Ну, а должно, - парировала она. - Ты хотя бы должен знать, что ты сводишь свой же персонал с ума. Вы с Мири оба сводите с ума себя, друг друга и всех нас остальных.

На мгновение он мог лишь невидящим взглядом смотреть на красный камень пустыни.

Затем, даже не осознавая, он поймал себя на том, что отвечает ей.

- Она предельно ясно дала понять, что не хочет моего общества, Энджел. Когда я предложил поехать, я подразумевал, что мы поедем вдвоём. Она ясно дала понять, что её это не устроит...

Умолкнув, он прикусил губу, осознав, что Энджел хитростью вынудила его говорить об этом.

Он говорил об этом, а ведь он, бл*дь, этого не хотел. Ни с ней. Ни с Дексом или Ником. Ни с кем, кроме самой Мири, и то только если она того захочет.

Вытерев лоб из-за жары, Блэк щёлкнул языком себе под нос.

- Слушай. Я просто хотел, чтобы кто-нибудь знал, где искать тело, если я не приеду обратно в город. Если я через два дня не вернусь в Санта-Фе, тебе лучше послать кого-нибудь. Тем временем, наслаждайся своей маргаритой за меня. И Ковбоем тоже. За мой счёт.

Прежде чем она успела ответить, он повесил трубку, все ещё раздражённо бормоча себе под нос.

Он не хотел раздражаться.

Он не хотел думать обо всем этом, а теперь он ничего не мог с собой поделать.

Весь смысл поездки сюда заключался в том, чтобы не думать о Мири. Блэк согласился встретиться лично только потому, что это было у черта на куличках, где никто не знал его, и всем все равно - потому что тогда он не будет получать постоянных бл*дских напоминаний о своей жене на каждом углу, включая слегка обвиняющие взгляды его сотрудников.

Большинство из них понятия не имело, почему уехала Мири, или почему она так разозлилась из-за Нью-Йорка.

Большинство из них не знало ничего конкретного, потому что Блэк точно знал, что Мири им не сказала.

И все же по выражениям их лиц, по проблескам их мыслей, они все предполагали, что это его вина. Блэк нескольких из них поймал на мысли, что он был неверным. Учитывая то, как Мири интерпретировала его действия на протяжении тех нескольких месяцев операций и внедрения и до, и в то время пока они были в Нью-Йорке, это осознание приводило его в ярость.