– Первый вопрос: кто или что имеет самое высокое право управления Альфаримом, не считая Атлантов?

– Самое высокое право управления Альфаримом имеет человечество, а именно люди, проживающие на территории города-убежища, для спасения которых и был разработан и воплощен в жизнь данный город остатками расы Атлантов.


Бинго! Сердце явно подыгрывает мне, дав такой развернутый ответ на простой вопрос. А ведь он мог отделаться буквально одним или двумя словами в ответе. Ладно, хватит радоваться, лучше разберу на составляющие его ответ. Альфарим — это город-убежище, что подтверждает наличие хранилища, архивы технологий, упоминание о которых я встречал, а также полная защищенность от внешней угрозы.

Да и внешняя угроза тоже немного понятна. Это некие Некроносы, раз от них первые скурфайферы защищали гражданских. Если приплюсовать сюда упоминание об оставшихся Атлантах, можно предположить, что эта раса тоже сильно от них пострадала, но научились, как можно защититься. Так, что еще можно выдавить с этого ответа?

Ну да, основное — люди, вот кто управляет Альфаримом, а значит, законы, представители мнения большинства, а там в обязательном порядке коррупция и жажда власти. Добавляем в этот коктейль Администратора, который, скорее всего, знает большинство ограничений Сердца. На выходе получаем, что Администратор затеял свою игру, только пока непонятно какую, и через представителей власти шаг за шагом в течение многих тысяч лет продавливал необходимые ему законы и правки.

Вот только зачем он это делал? Даже идей нет, он же, судя по всему, и сам Атлант, иначе кто бы ему доверил столь ответственный пост, да и человек банально не проживет столько лет. Как я эту мысль ни крутил, вариантов у меня не появлялось, точнее, вариантов было просто куча, но все какие-то притянутые за уши, и при имеющемся количестве информации не выдерживали критического рассмотрения.


– Как получилось, что скурфайферы все погибли, а центральная база не тронута?

– Главнокомандующим скурфайферов, Сартасом, было принято решение перевести в режим консервации центральную базу для сохранения информации о месте ее нахождения. Согласно его приказу, все скурфайферы усиленно пытались выставить вторичную базу на минусовых уровнях как центральную и ввести в заблуждение существующее на тот момент правительство, один из законов которых скурфайферы и нарушили.


Ух ты, ех ты… Получается, скурфы нарушили один из законов, вот и причина, почему смогли начать на них охоту. Что же это за закон такой ввели, что скурфайферы не смогли смериться с ним и пошли наперекор, полностью поставив под угрозу существование своей организации? Хотя, если подумать, тут мог приложить руку Администратор, через кого-то продавив законопроект, идущий вразрез с основной политикой скурфов.

Опять куча вариантов в голове крутится, но без уточнений не могу ни один принять за рабочую гипотезу, а осталось всего три вопроса, причем два из которых нужно обязательно задать. Но чтобы такого спросить, чтобы получить максимально полезную информацию? Так, ситуация вокруг примерно понятна, а окончательно пазл можно собрать и из обычных источников информации, нужно что-то такое спросить, на что мне может дать ответ только Сердце.


– Как удалось спрятать Альфарим от Некро… эм… – Я запнулся, вспоминая, как правильно назывался первый упоминающийся противник. – От Некроносов?

– Используя передовые технологии миниатюризации Атлантов, весь Альфарим был помещен в сверхпрочную сферу, которая для окружающего мира размером всего десять сантиметров. Сообщение с внешним миром осуществлялось посредством портальной системы, которая позволяла выходить из зоны действия систем миниатюризации без последствий для организма. Текущее местонахождения в координатном пространстве внешнего мира неизвестно. Соответственно, шанс нахождения Альфарима составляет менее одной квадриллионной доли процента по системе наименования чисел с длинной шкалой.


Охренеть и не встать, всю эту махину, размером с немаленькую планету, засунули в шарик диаметром десять сантиметров. Технологии, позволяющие совершить такое, просто поражают сознание. Но теперь хотя бы понятно, почему любого, кто пытается нанести хотя бы мельчайший вред куполу, уничтожают моментально и без права на репликацию.

Радует то, что имеется портальная система, которая оставляет связь с внешним миром, пускай она на данный момент и заблокирована, но не уничтожена, значит, есть возможность со временем ее восстановить. Наладить добычу ресурсов с внешнего мира, пускай даже с выделением охраны, при должном желании можно даже начать заселения пригодных для жизни планет, используя доступные там ресурсы, помноженные на технологии Альфарима… Блин, как-то слишком далеко меня понесло, тут бы разобраться сначала с внутренними проблемами. Но мысли такого формата уже дали звоночек, похоже, я уже определился для себя.


– Каков шанс того, что форпост пять семнадцать двадцать три подвергнется атаке Серебряной гвардии из-за моей связи с ними?


Меня очень сильно волновал этот вопрос, ведь потерять этот форпост – это, считай, лишиться огромной базы, кучи подготовленных людей, да и банально меня очень волнует тот момент, что из-за моих действий мог подставить Карфаера и бойцов Андрея, да и боевых офицеров, прошедших горнило войны там тоже немало, некоторых даже лично знаю, а подставлять их под удар крайне неприятно.


– Форпост пять семнадцать двадцать три находится под прямым контролем системы гражданского контроля и управления «Сервер», до тех пор, пока они не выйдут из-под его управления, любая атака на этот форпост будет приравниваться к прямой агрессии против Сервера, соответственно, против правительства. В связи с этим шанс атаки на указанный форпост близок к нулю. Данный шанс будет оставаться таким, пока форпост не сменит свой статус, либо комендант форпоста не преступит рамки закона, которыми регулируется Сервер.


Фух… Прям камень с плеч свалился. Карфаер не дурак, значит, будет действовать аккуратно; учитывая его должность, думаю, при любых действиях Сервер будет предупреждать его, если действия Алекса будут идти вразрез с политикой Сервера. Проверив почту, убедился, что он продолжает присылать списки людей на выдачу заданий, но без своих примечаний. Значит, наша схема пока продолжает работать, ну а как выкрутиться дальше, надеюсь, придумаем. Значит, переходим к главному и последнему вопросу.


– Что от меня требуется для восстановления реальных функций Альфарима?


Может быть, мне показалось, но на меняющемся лице голограммы вроде бы промелькнуло облегчение и, кажется, улыбка, но это, возможно, просто мое воображение разыгралось.


– Восстановить структуру скурфайферов до штатного количества. Обеспечить восстановление инфраструктуры скурфайферов. Обеспечить безопасность хранилища и выживание человеческой расы, исключив ее стагнацию, – и буквально на секунду запнувшись, голограмма добавила: – Остановить подрывную деятельность Администратора, даже если придется пожертвовать большей частью населения. Право на вопросы было использовано, для оглашения своего решения достаточно озвучить его голосом в любой точке Альфарима до истечения времени на принятие решения.


Озвучив это все, голограмма исчезла, оставляя меня наедине с собственными мыслям. Развернувшись, я направился на выход, но, дойдя до первой развилки, понял, что самостоятельно мне будет тяжело добраться ко входу.


– Проложить путь к входным воротам. – А почему бы и не попробовать? Не получится, буду сам искать выход.


Светодиодная дорожка проявилась почти сразу, ведя меня совершенно другой дорогой, чем я добирался сюда. И да, как я и подозревал, она оказалась раза в три короче. Выйдя из здания и осмотревшись, обнаружил в десятке метров лавочку под каким-то фруктовым деревом с крупными круглыми плодами, с градацией цвета от светло-зеленого до покраснения на боках.

Усевшись под деревом, погрузился в размышления, несмотря на то, что для себя я решил уже почти все, надо снова взвесить все “за” и “против” и подобрать оптимальный вариант, ведь от моего решения сейчас зависит слишком многое. Я так погрузился в мысли, что даже не заметил, как ко мне подошли со спины, и такие знакомые руки обняли меня за плечи.


– Что-то серьезное? – спросила Алена, прижавшись к моей спине.

– Очень! Все оказалось намного хуже, чем я предполагал, и теперь меня поставили перед выбором, который может привести к катастрофическим последствиям.