Их обоих отдельно Ясон расспросить воздержался.

А другим приказал на сходку поспешно собраться.


325 Здесь же на свернутых сели они парусах и на мачте,

Книзу пригнутой, один за другим соблюдая порядок.

Сын Эсона разумный повел к ним речи такие:

«Что кораблю надлежит приготовить для выхода в море,

Сделано в полной мере у нас накануне похода,

330 Значит, для этого нам не нужна никакая отсрочка.

Всем остается одно — ожидать попутного ветра.

Общий обратный путь предстоит, друзья, нам в Элладу.

Общие также дороги нас ждут в Эетово царство.

Вам ныне выбрать придется того среди вас, кто достоин

335 Стать наилучшим вождем, обо всем заботиться сможет,

Ссоры улаживать, мир заключать с побратимами станет».

Так он сказал. На Геракла отважного все поглядели.

Он в середине сидел; и все его криком единым

Выступить звали. Он, с места не двигаясь, руку

340 Сильную кверху простер и голосом зычным воскликнул:

«Пусть никто не воздаст мне чести такой! Не приму я!

Даже любого сдержу, кто сможет на это решиться.

Тот, кто собрал нас сюда, пусть теперь поведет нас!»

Так он гордо сказал. И все хвалили Геракла.

345 С места встал отважный Ясон и, радуясь втайне,

Слово желанное молвил, друзей призывая к молчанью:

«Если вы мне доверяете честь взять ваши заботы,

То, как и прежде, теперь не будем медлить с отплытьем.

А сейчас, умилостив жертвами Феба, давайте


350 Пир немедля устроим. Но пока не прибудут

Слуги, хлеба хранители (им надлежало из стада

Лучших быков отобрать и гнать к нам скорее),

В море нам надо корабль спустить, а боевые доспехи

Внутрь сложить и по жребью вложить в уключины весла.

355 Также прибрежный алтарь Аполлону Эмбасию надо

Здесь нам воздвигнуть: он мне дал свое обещанье

Руководить и пути указать незнакомого моря,

Если жертвы ему принесу, с царем состязаясь».

Молвил и первым за дело взялся. Другие же встали

360 И, повинуясь, один за другим сложили одежду

На прибрежном камне, где море их не касалось,

Только зимою его затопляла пена морская.

Прежде всего, как Арг приказал, опоясали судно

Скрученным крепко канатом; туго его натянули

365 С той и другой стороны, чтобы лучше держались болтами

Брусья и стойко могли противиться плещущим волнам.

Брусья вкопали потом в ширину, сколько место давало,

И насколько нос корабля, руками влекомый,

Должен был вниз без преград легко продвигаться к заливу.

370 Здесь, чем дальше, тем глубже вскопали землю для киля.

Там, где корабль стоял, бруски настелили проворно,

Их перед тем хорошо обтесав. Арго наклонили

Так над брусками, чтоб он, по ним скользя, ниспускался.

Весла с обеих сторон корабля, приподнявши на локоть,


375 На уключины крепко приладили. Встав по порядку,

По бокам корабля, налегли руками и грудью.

Тифий на корабль взошел, чтоб друзья молодые

Судно вниз подтолкнули, его приказаниям внемля.

Вот он громко вскричал, поспешно они устремились.

380 Сразу все налегли и с криком в напоре столкнули

С места Арго. Ногами крепко уставившись в землю,

Шаг за шагом они, напрягаясь, вперед продвигались.

Им повинуясь, Арго Пелионский быстрей и быстрее

Тронулся вниз. По бокам герои со смехом бежали.

385 Прочные брусья под килем тяжелым громко стонали —

Так он давил. Постепенно вкруг них под нажимом тяжелым

Темный дым заклубился. Корабль касается моря —

Но они, опасаясь, что слишком далеко уйдет он,

Снова его назад оттянули. В уключины весла

390 Быстро вложили, подняли мачту и к ней прикрепили

Ладный парус. Для себя положили припасы.

После того как это все предусмотрено было,

Весла по жребью сперва разделили они меж собою,

По два назначив гребца на скамью к уключине каждой.

395 Среднее место досталось* Гераклу, всех прочих минуя,

С ним — Анкею, живущему в городе славном Тегее.

Им лишь двоим посредине скамья без жребья досталась.

Тифию руль прочно сбитого судна решили доверить.

Камни затем, возле моря собрав, воедино стащили,


400 Грудой сложив, алтарь хранителю общему, Фебу

Соорудили, прозваньем Эмбасию, Береголюбцу.

Ветви оливы сухой поверх алтаря возложили.

А между тем* двух быков уж пригнали из стада

Волопасы Ясона, приказу его повинуясь.

405 Те меж героев, кто был помоложе, волов потащили

К алтарю, другие держали сосуды с водою

И с ячменем для жертв наготове. Ясон, не замедлив,

Начал молиться, воззвав* к Аполлону, отчему богу:

«Внемли, владыка! Недаром в Пагасах и в граде Эсона

410 Ты обитаешь, отцу соименном. В Дельфах недавно

Ты обещал мне, когда я спросил, удачен ли будет

Путь мой, стать нам вождем: не ты ли виновник похода?

В добром здравии нас и Арго вперед поведи же

Ты туда и обратно в родную Элладу. А после

415 Сколько нас домой возвратится, столько и будет

Новых быков тебе в дивную жертву. Дары обещаю

Я для тебя принести несметные в Делос и в Дельфы.

Ныне приди, Дальновержец, и здесь прими нашу жертву!

Мы ее приносим за спуск корабля в благодарность.

420 Дай мне, владыка, удачно поднять причалы в час добрый

По твоему разуменью! Пусть ветер подует попутный!

С ним легко поплывем мы вперед по спокойному морю».

Молвил и вместе с молитвой ячмень заветный подбросил.



425 Двое героев — Геракл с могучим Анкеем — к закланью

Двух быков подвели. Геракл с размаха дубиной

В лоб поразил одного. Тот, рухнув, в землю воткнулся.

Медной секирой ударил Анкей по шее громадной, —

Рядом с первым упал другой с перерубленной щеей.

430 Быстро товарищи их закололи, шкуры содрали,

Мясо на части разъяли, священные бедра сложили.

Вместе все собрав, покрыли распластанным жиром.

Дров наколов, стали жечь. А Ясон совершал возлиянье

Чистым вином. Ликовал Идмон, как пламя увидел.

435 Искрами сыпля, оно от жертв к небесам поднималось.

Благовещающий дым взвивался в багровом сиянье.

Тотчас Идмон не таясь изрек Летоидову волю:

«Вам суждено от богов и дано обратно вернуться

Вместе с руном. Беспредельным будет грядущее бремя;

440 Там, как и здесь, суждено идущим нам испытанья.

Мне же горькою долей придется велением бога

Где-то вдали умереть в пределах земли Азиатской.

Были известны мне беды мои уже раньше по птицам.

Участь моя такова! Я отчизну оставил затем, чтоб

445 Можно мне было вступить на корабль и прославиться дома».

Так говорил он. Пророчеству вняв, веселились герои:

Рады все были домой возвратиться. Лишь Идмона участь

Скорбь вызывала. Уж солнце устойчивый день миновало,

Светлые пашни вновь покрылись тенью утесов,


450 Сумрак вечерний спешил сменить уходящее солнце.

Той порой они все, насыпав на бреге песчаном

Густо листву, возлегли по порядку близ моря седого.

Яства пред ними обильные с чудным вином появились,

Кравчие черпали щедро вино и кружки носили.

455 Пили они, и шумно вразброд меж собою болтали.

Юность ведет себя так, когда на пирах выпивает.

Радостно все веселятся, и нет своеволию места.

Лишь один Эсонид, свое волненье скрывая,

Полный тревоги лежал, печальному мужу подобно.

460 Это подметив, Ид упрекнул его голосом зычным:

«Друг Эсонид! Что за думу в душе обращаешь?

Нам поведай о ней! Неужели тебя подавляет

Страх, подступая? Страх пугает только трусливых.

Пусть он узнает копье мое буйное! Им я в сраженьях

465 Славу других на себя принимаю. Мне и не нужно,

Чтобы Зевес осенял мне копье губительной дланью.

Труд твой не завершен*, коль Ид идет за тобою,

Будь хоть противником бог. Таким меня из Арены

Ты с собою берешь борцом себе на подмогу».

470 Кончил. Руками обеими кубок держа пред собою,

Начал пить, не смешавши вино. Вином оросились

Губы и щеки в темном пушке. Кругом зашумели

Разом все. Поднялся Идмон и в лицо ему молвил:

«О безумец! До срока беду ты себе замышляешь.


475 Крепкое, видно, вино на беду тебе дерзкое сердце

Раздувает в груди, презирать богов побуждая?

Есть еще речи другие, благие, которыми можно

Друга взбодрить, а ты сказал нечестивое слово.

Есть преданье о тех, кто прежде с богами тягался:

480 Алоады то были, а с ними тебе не равняться

Мужеством. Их обоих смирили быстрые стрелы