Все о чем мечтал вчера сегодня будет разочарованием. Как теперь жить с этим? Как вообще теперь жить? Работать… Думать… Делать вид, что ничего не было и что он не ревнует ее к каждому парню в гареме и, уже заранее, к будущему отцу ее детей. А! Матерь Сущего!!! Как он уже заранее ненавидит этого парня!

Эйнри как-то удалось сосредоточится на делах усадьбы, но поздно. Сабина была очень наблюдательна, и отметила странное поведение племянника.

— Что с тобой происходит?

— Все нормально, госпожа!

— Смотри мне в глаза, Эйн, и отвечай на вопрос.

— Со мной ничего не происходит, госпожа. Все нормально. Я что-то сделал сегодня не так?

— Нет, ты просто слишком странно себя ведешь. Ты ведешь себя странно с момента появления новой госпожи. Мне не хотелось бы с тобой расставаться, но, похоже, тебя придется кому-то дарить. Твое поведение может отразится на работе и начать бросаться в глаза посторонним.

— Простите меня, пожалуйста. Умоляю, не надо от меня избавляться, я не создам вам проблем, правда! Я буду тихим, покорным и незаметным…

— Ты-то?!

— Когда появится претендент на роль отца наследниц… Я стану тихим и незаметным. Верьте мне. Мне будет так плохо, что, возможно, я сам начну вас умолять меня подарить кому-нибудь. Только не делайте этого, пожалуйста! Я хочу быть рядом с ней, смотреть на нее, видеть ее хоть раз в день… Тетя, я люблю ее!! Надежнее и преданнее меня раба здесь не будет, можете мне поверить.

— Может ты еще и клятву верности ей принесешь? Тогда уж я точно не смогу тебя никому подарить. И усыпить тоже без ее согласия не смогу. Но быть личным рабом это…

— Госпожа Сабина, я вас обожаю!!! Вы самая умная, самая-самая…

Эйнри, от избытка эмоций, упал перед своей тетей на колени и прижался губами к ее туфлям.

Лесть и изъявление полной покорности, такое нехарактерное для племянника, порадовали Сабину и она даже пожалела про себя парня. Это же надо, влюбиться в собственную сестру! Иногда на Венге были достаточно длительные союзы раба и госпожи, особенно если в таком союзе рождались дочери. Однако, тут-то не было никаких шансов. Конечно, мальчишке может повезти и новенький займет место старшего в гареме, но не в сердце Айрин. Все равно, с такой сильной привязанностью, ему придется сдерживать свою ревность постоянно. А то, что племянник смеет ревновать Сабина уже заметила.

— И еще, Эйнри, у нас через две недели большой вечер. Для знакомства нашей госпожи с соседскими. Продумай программу развлечений и сними в борделе Венгсити с десяток мальчиков для гостей.

* * *

Бордели Венгсити — кошмар любого раба старше пятнадцати лет. Туда отдают в наказание, иногда на неделю, иногда на месяц. А иногда навсегда. У раба в семейном гареме нет прав, но по сравнению с рабом в общем гареме он купается в роскоши и вседозволенности.

"Недельки" и "месячники" оберегаются по возможности и кормятся регулярно. А еще их не подсаживают на вейжэ. Наркотик возбуждения и покорности. Который, к сожалению, очень быстро затрагивает умственное развитие. После нескольких месяцев постоянного приема такого наркотика раба можно использовать только как безмозглую подстилку. Для вечеринок, когда уже выпито больше чем нужно, такие рабы незаменимы. Возбуждаются в момент и дальше покорно лежат и стонут. Их можно стегать, царапать, кусать, делать все, что хочется. Когда обслуживанием гостей занимаются рабы хозяйки, надо соблюдать определенные правила приличия. Никто в гостях не бьет специально посуду, не режет дорогой ковер и не портит красивого раба. Зато съедают все угощение, выпивают все вино и отрываются на рабах из борделей.

Последние два года в список обязанностей Эйнри входило составление для гостей развлекательной программы. Рабы, вино, еда, музыка, танцы… Как же он это все ненавидел! Опять будут лапать и его, и Сайни. Надо будет стоять покорным столбом и терпеть руки у себя на теле и запах вина, и… Стараться не кончить как можно дольше, лучше вообще не кончить. Ловить суровые взгляды Сабины, если хоть на секунду на лице промелькнет тень того, как ему все это неприятно. Следить, чтобы не повредили наложников и обслуживающих спецов, выходить из всех конфликтов с улыбкой покорного подобострастия.

Матерь Сущего! И во всем этом кошмаре надо будет оберегать Айрин. Что она выкинет, когда увидит, как его разложат на столе и запихнут руку внутрь, только чтобы вызвать стон боли и удовольствия и сказать соседке: "А мой терпит, хотя Джордан и не заканчивал!". Нет, конечно, можно и не стонать, но ведь тогда придумают что-то еще… Лучше сдаться сразу, если конечно нет прямого приказа терпеть. А уж как себя ведет на таких вечеринках Сайни, и… Вот ведь мать!!! Госпожа же приказала продать Хенгета и Майринэ.

Эйнри влетел в гарем ураганом, убедился, что рабы еще не отданы на рынок, выдохнул. Нашел Сабину, объяснил ей, что приличных вечеринок без этих двух рабов им не видать, и что, наоборот, надо закупить еще несколько совсем "нижних", лучше всего разного типажа, потому что теперь им придется устраивать праздники в большом количестве.

Сабина явно была рада, что племянник снова включился в реальную жизнь. С того момента, как Эйнри появился в доме после окончания Джордана, она медленно перекладывала на его плечи почти все обязанности управительницы. И спроси ее сейчас, что конкретно она делает в усадьбе, кроме переписки с родственниками и сбора свежих сплетен у соседей, она и не скажет вот так вот сразу. Хотя нет, теперь она занимается воспитанием молодой госпожи. Это очень-очень утомительно. И она так устает, что ни на что другое у нее просто нет сил.

Теперь вот еще надо отменить приказ о продаже двух рабов и съездить на рынок за новыми. Завтра. Рано утром. И весь жаркий день толкаться среди толпы на рынке, ища полностью покорных игрушек для начала вечеринки. А потом тащиться в бордель и отбирать подстилки для веселой оргии в конце вечера… Оно ей надо? У нее племянник есть. Вот он пусть и едет.

Когда Эйнри понял, что вместо не самой приятной, но все же привычной поездки в бордель, ему предлагается еще и самолично отобрать на рынке и купить рабов в гарем госпожи, кроме как тихо материться и постоянно поминать Матерь Всего Сущего ему уже ничего не хотелось.

День сегодня что-то не самый удачный. Очевидно в качестве уравновешивания ночи. Кстати о ночи… Чем ближе был вечер, тем чаще взгляд Эйнри обращался к своим часам. Но вызова не было. Интересно, чем сейчас занимается госпожа?

* * *

А Айрин, проснувшись и слегка перекусив, стащила несколько книг из библиотеки, дошла до озера и, забыв о времени, погрузилась в чтение. Книги были любовными романами, в одном рассказывалось о любви девушки-военнослужащей к молодой и прекрасной художнице. У которой была своя мастерская, и пятеро рабов-спецов. Одного из которых она использовала как наложника. И даже позволяла ему ласкать самого себя в ее присутствии. Это здесь было одним из признаков наивысшего расположения. Ну, еще можно младшего раба из гарема позвать и смотреть. Как твой любовник при тебе другого парня имеет. Тоже шик и расположение. Вуайеризм по полной программе. В конечном итоге художница поняла, что военная ее любит безумно и в постели она удовольствие доставляет больше. И только у них все в шоколаде стало, как военную вызвали родственники, чтобы она выполнила свои обязательства перед семьей. Породнилась с каким-то там важным домом, выбрав из трех сыновей кандидата в отцы своих детей. Ну и родила, само собой, наследницу. А это все заварушка длительностью на год, а то и больше. Выбор, процесс оплодотворения (судя по описанию именно Процесс с большой буквы П, а не просто так), потом беременность, роды, какое-то время при ребенке, потом долгожданная свобода.

И вот шоколад у них за этот год весь и растаял. У военной взыграли старые чувства к кузине. Она потом ей оставила дочку, а сама отправилась бороздить просторы вселенной и завоевывать новые колонии. А художница пошла на рынок и увидела там прекрасного наложника, купила его и он ее удовлетворял и так, и эдак, и вот так. И потом еще ее предыдущим любовником увлекся и того оприходовал во всех позах.

Второй роман Айрин вдумчиво читать не стала, так, пролистала только. Там две девушки в итоге все-таки стали жить вместе и по очереди пользовать обученного наложника. И обе его использовали, чтобы родить от него девочек.

Короче, пользуйтесь услугами обученных наложников, круче них никого тут нет.

Такое вот понятие шоколада по-венговски. Обученный наложник у Айрин уже был, вот только детей у них быть не могло. Так что у нее пока не шоколад, а так… Какао с молоком.