— Ты о чем сейчас вообще, любимый? — все-таки вынырнув окончательно, девушка попыталась понять, что же ей хотят сказать.

— Я хочу от вас ребенка, госпожа… — спокойно, как сказал бы нормальный континентальный парень своей женщине, выдал Эйнри. В голосе почти не было ни просьбы, ни вопроса. Нет, констатация факта и уверенность, что его желание выполнят.

Айрин, спихнув с себя окончательно обнаглевшего личного раба, перевернула его на спину и села сверху, гневно глядя ему в глаза.

— А о моих желаниях ты подумал?! А о Дэйне?! А о…

— Простите, госпожа! Я виноват… Очень… Я зарвался, забылся и вел себя нагло… Накажите меня! — а в глазах… Почти мольба… "Ну накажи же меня! Останови! Поставь на место! Пожалуйста!"

Девушка прилегла комочком, справа от брата, и уткнулась ему в подмышку. Эйнри, несколько раз стукнув кулаком левой руки по матрасу, издал то ли всхлип, то ли стон и, перевернувшись на бок, накрыл собой свою госпожу.

— Эйн, любимый, я же тебе предлагала в начале похожую игру, почему ты не согласился?

— Потому что не было чувства вины…

— А без вины..? В Лейксийо играли же просто так, почему тебе непременно надо..

— Потому что мне непременно надо. Мы тараканов Дэйниша чуть ли не по именам всех знаем, но почему же считается, что у меня их нет?! У меня их тоже полк, сестренка! Матерых, откормленных, злобных таких… И извращенных, как я, — парень грустно улыбнулся, — Полежишь со мной просто так? — Эйн смущенно покраснел, как будто предлагал своей госпоже что-то совсем неприличное, — Вот просто так как сейчас… И… Расскажи мне что-нибудь про свое детство, например. Ты обещала про школу, когда тебя перевели в другой класс, помнишь?

* * *

Проснувшись на рассвете, Эйнри выбрал на конюшне самого быстрого жеребца и поскакал к дому Маргойлинов.

Там уже тоже кое-кто проснулся, а по двору шныряли полусонные мальки. Но сама Кэйт еще сладко спала в своей кроватке, а рядом с ней посапывал Айк. "Похоже на этой неделе он работает ночной задницей, а Шайн — дневной", — усмехнулся про себя Эйнри. И пнул Айкейнури тихо в бок. Тот распахнул глаза, увидел Эйна и напрягся:

— Что-то случилось?!

— Нет, просто свали. Я хочу просто поболтать с нашей женой.

Айк начал пытаться тихо сползти с кровати, но Кэйт уже проснулась и тоже очень разволновалась при виде Эйна.

— Да все нормально, правда! Просто поговорить хочу… О вчерашнем…

Айкейнури тут же испарился, а Кэйтайриона закуталась в одеяло и внимательно посмотрела на мужа:

— Я тебя внимательно слушаю.

Эйн сделал пару кругов по комнате, пытаясь придумать, с чего же начать… Потом просто сел на ковер и уткнулся лицом в колени:

— Плохо мне, родная! До слез плохо… Не понимаю, что со мной происходит. Запутался совсем. — помолчав немножко, усмехнулся, — и Дэйн уже не помогает, представляешь? Не снизу, не сверху…

— Ты пробовал с ним сверху?! — Кэйт очень хорошо понимала, что вот то, как легко сейчас Эйн это произнес, на самом деле не означало, что ему легко далось и само действие, и признание между делом, что действие имело место быть.

— Да, — Эйнри грустно улыбнулся жене, — Пробовал. Не помогает! Мужским членом через задницу мои проблемы с головой не решаются. Может у тебя есть альтернативные варианты?

Кэйтайриона задумалась.

— А Айрин..?

— Кэйт, родная! Айрин, это… Айрин, это… Это — АЙРИН! Хотя, извини, с тобой тоже ничего не получится, прости что разбудил…

Девушка, откинув одеяло, спустилась с кровати, подошла к сидевшему на ковре мужу, схватила его за волосы и поставила на колени. Заглянула в глаза:

— Это почему же со мной ничего не получится, а Эйн?!

Эйнри, сначала закрыл глаза и понаслаждался забытым ощущением, когда его тело находится во власти женщины. Разгневанной женщины. Вчера, когда Кэйт его отчитывала, что-то давно позабытое сладко екнуло внутри, подсказывая, чего именно ему не хватает. Уже давно.

А потом посмотрел на жену своими зелеными глазищами, улыбнулся, резко поднялся с колен и, обняв ее, прижал к себе и жарко поцеловал в губы, и девушка безвольно обмякла в его руках. По всему ее телу прошла горячая волна возбуждения, она потянулась сама обнять и ответить на поцелуй мужа, а еще лучше затащить его в постель, вот прямо сейчас… Пока с ним происходит непонятно что, но он с ней рядом, такой доступный и желанный.

А Эйн, разжав руки, сделал шаг назад:

— Я же сказал, что с тобой тоже не получится… Ничего не получится.

Когда Кэйтайриона поняла, что это была всего лишь проверка ее выдержки, она всерьез разозлилась. И залепила Эйнри пощечину, с размаха. Но когда она делала замах для следующей, Эйн поймал ее руку, поцеловал в запястье, потом в ладошку, потом прецеловал каждый пальчик и, опустившись на колени, преданно заглянул в глаза: "Прости, родная… Я знаю, что сука редкая…Прости!"

Кэйт, медленно освободив свою руку, потерянно дошла до кровати, села и расплакалась. Приводить в чувство будущего второго мужа оказалось гораздо проще, чем держать саму себя под контролем, разговаривая с первым.

Эйнри, на коленях, дополз до жены и начал целовать пальчики ее ног, поднимаясь все выше и выше.

В это время в комнату вошел Айкейнури, неся на подносе завтрак, и замер, явно раздумывая, огреть Эйна подносом по голове или пожалеть… Завтрак.

— Все в порядке, Айки. Мы с Эйнри обсуждаем кое-какие его личные проблемы. — сквозь слезы попыталась успокоить своего любимца Кэйтайриона.

— Точно! Я просто так сразу и подумал, госпожа! Поэтому вы рыдаете, а он целует вам ноги и твердит чистую правду, про то, что сука редкая…

— Айк! Я не обязана перед тобой отчитываться, но даю тебе объяснение происходящему. Что должен сделать хороший раб?!

— Простите, госпожа. Спасибо, госпожа. Я принес вам завтрак. Мне уйти снова и не мешать вам дальше плакать?

— Пожалуй, это мне надо уйти.. — Эйн встал с колен, посмотрел на жену, не отводящую влюбленных глаз от явно разгневанного, но сдерживающего себя Айка. Усмехнулся этой идеалистической картинке.

— Айки, а может ты мне морду набьешь? Вдруг мне полегчает?

— Да ну тебя… — Айкейнури быстро занял освободившееся место у ног госпожи и продолжил начатое Эйном. Вернее начал по новой, с целования каждого пальчика на ножках Кэйт.

— Эйн, ты ведь сначала попробовал с Айрин, верно? — Кэйтайриона уже почти успокоилась, только еще тихо всхлипывала.

— Да…

— И..? По какому ее слабому месту ты ударил?

— Сказал, что хочу от нее детей, — Эйнри покраснел и отвел глаза в сторону.

— Ну ты и… Ты — сволочь!

— Я знаю, — и, грустно улыбнувшись жене, вышел…


Но через два часа Эйн вернулся обратно, как раз когда Кэйт, Айк и Шайн завтракали второй раз.

— Угостите? — спросил, нагло посмотрев жене в глаза, потом взглянув на напрягшегося Айка, — Да не буду я больше никого сегодня до слез доводить, обещаю!


Потом отвел жену в восстановленную оранжерею, и, зажав ее между собой и стеной, настойчиво зашептал:

— Напиши письмо в Джордан, а? Вот прямо сейчас напиши?! Я им сам объясню ситуацию, только мне направление или от тебя, или от Айрин надо. Айрин не напишет, ты же понимаешь?! Напиши!

Ошалев от самой идеи и от такого напора, девушка согласилась и ей тут же вручили планшет, честно экспроприированный со столика в спальне: "Пиши!"

После того как на экране замигала надпись: "Ваше письмо отправлено", Эйн, чмокнув Кэйт в щеку, выскочил и рванул домой, собирать вещи.

Просочившись мимо Айрин и Дэйниша, в свою комнату, закинул в маленькую сумку зубную щетку, расческу и пару штанов, столкнулся в дверях с Вилайди, поцеловал его:

— Прикрой меня, котенок! Придумай что угодно, но где-то неделю меня дома не будет. Я в Джордан…

— Ты спятил, Верхний?!

— Нет, я нормален как никогда раньше. Берегите Айрин пока меня не будет, ага?! Я вас всех очень люблю.


КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ.