Предмирие Ада напоминало мир людей: почти полностью скопированные декорации, только вместо людей демоны. А так… окажись тут заблудшая человеческая душонка… черт с два она отличила бы его от своего родного дома!

- Ох. Чувствую выгонят тебя скоро с работы.

- Ммм… - Софи сделала вид, что задумалась.- Переживу,- пожала плечами.- Не в первый раз же!



Глава 2


Не надо спешить в ад -

без вас все равно не начнут.

Как только Софи ушла, и сам архидемон начал одеваться. Он был ответственен за пытки и правильное их выполнение. Молох рад был бы остаться дома.

Однако этих вечно ленивых чертей глаз нельзя спускать!

Они так и норовят уменьшить жар котла, сковороды или перестать крутить вертел, достать из кармана картишки и предложить грешникам сыграть.

Те, конечно, соглашаются.

Разнообразие оно вроде как не повредит.

Одним словом та еще работенка!

Зазвонил мобильный.

Нашел его демон на прикроватной тумбочке.

- Слушаю,- ответил Молох.- Простите? - переспросил он, придерживая плечом телефон и открывая шкаф.- Вас плохо слышно. А, вы хотите зарезервировать себе место в аду? - сегодня рубашка и темные джинсы. Просто и стильно. - Как насчет вида на огненные озера? - в стороны был отложен галстук. - Да. Они красивые, поверьте на слово обитателю Ада. Прекрасно! Тогда подпишите договор в офисе, и я свяжусь с Посредником Люцифера. Обсудите с ним все детали продажи души. До встречи,- и отключился.

На часах уже полпервого, так что пора выходить и ехать в Ад.


Ад в конце 80-х стал довольно популярным местечком.

Что ни говори, однако слоган Sex, Drug's and Rock-n-Roll сыграл Сатане на руку.

Прекрасная пиар-компания, проведенная адом, включающая в себя и песню Иэна Дьюри (в Аду даже есть памятник демона, нашептывающего всю ночь слова музыканту), сделала из Ада не ужасное место вечного наказания, а крутое место, где можно веселится от рассвета и до заката.

Примерно, так и было.

Уже при въезде в Ад, до слуха Молоха донеслась песня AC/ DC "Rock-n-Roll Train".

Демон улыбнулся.

Если Ад встречает его шумом и гамом, едким, но привычным запахом серы, мелкими демонами, побирающимися у Черных Врат, и парковкой, где невозможно отыскать место для машины, значит, все в порядке.

Черное здание в четыре этажа, с колоннами и статуями, изображающих семь смертных грехов - последнее, что уцелело из Старой Эпохи. Все остальное было реставрировано или снесено. Только он - Дворец Наказаний остался. И располагался он как раз недалеко от вышеупомянутых огненных озер.

Застекленные большие окна - в них отражались алые искры. Ужасные гримас застыли на лицах мраморных грешников и улыбки на лицах чертей, наказывающих их за грех.

Молох пригляделся.

Это что кто-то рогатому грозному демону, вспарывающему живот человеку за чревоугодие, завязал розовый бант на шее?

Действительно было так.

На толстой крепкой шее красовался розовый девичий бант.

И сама нелепость этой выходки заставила демона рассмеяться.

- Обожаю это место,- все еще улыбаясь, произнес Молох и поспешил к широким двухстворчатым дверям.

Работа есть работа. И в отличие от Софи, архидемон не может её так просто прогуливать. А в холле его уже ждали.

- Молох, дорогой! - стройная смуглая брюнетка поспешила к нему, прижимая к себе толстую папку.- А я тебя заждалась.

- Здравствуй, Лилит,- демон обворожительно улыбнулся первой женщине, отвергнутой впоследствии Адамом, и взял у нее тяжелые бумаги.- Ты прекрасно выглядишь.

И он не соврал: Лилит действительно выглядела потрясающе. Черные смоляные колечки волос до плеч, легкий макияж, подчеркивающий восточную внешность. Хрупкий соблазняющий образ дополняло облегающее серое платье и туфельки на невысоком каблучке.

Молох хмыкнул: Господь постарался на славу, создавая Лилит. И не удивительно, что тогда очень давно сам архидемон ею заинтересовался и увел у Адама.

- Что у нас сегодня?

- Смотри. Это отчет о проведенных пытках, затем списки прибывших и тех, кого мы отправили на перерождение…

- Ясно,- Молох мельком просмотрел документы.- Разберемся! - захлопнул папку.- Но сначала обход.

- Тогда я жду тебя в офисе.

- Заодно сделай мне кофе.

- С молоком и двумя ложками тростникового сахара?

- Ты знаешь мои предпочтения,- улыбнулся демон.

В ответ Лилит усмехнулась, развернулась и пошла в сторону лифта. Молох проводил её стройную фигурку долгим взглядом. Вдохнув горячий воздух, он различил едва уловимые цветные нотки в запахе гари - духи.

И весьма приятные, как про себя отметил мужчина.


Первыми на очереди шли вертела, где мелкие черти жарили провинившихся в земной жизни, однако у котлов возникло ЧП, поэтому срочно потребовалось присутствие Молоха.

Сопровождать архидемона вызвался Гар - его личный секретарь.

Вдвоем они и отправились решать проблему… весьма необычную по словам Гара.

- И что тут произошло? - строго осведомился Молох у горстки чертей, толпившихся у пустых котлов.

Черти молча переглянулись и, наконец, к архидемону был подтолкнул самый крайний. Совсем молодой чертенок - лет двести не больше. Он боялся смотреть на повелителя, поэтому разглядывал землю под копытами.

- Молчание не ответ,- нахмурился Молох и повернул голову - в противоположной стороне витала небольшая группа душ. Они были молчаливы и… очень белы. Даже для приведений.

- Что с ними произошло? - грозно спросил архидемон.

- Мы их прокипятили… с порошком. Отбеливающим..

- ? - Молох сперва не нашел слов, чтобы отчетливо продемонстрировать всю гамму эмоций от такого ответа, поэтому он просто произнес. - Зачем?

- Мы подумали, что так души быстрее очистятся от грехов…

- Если прокипятить их с порошком?

- Да,- кивнул черт.

Молох и Гар переглянулись. Первым не выдержал демон: расхохотался. Сквозь смех его личный секретарь различил.

- Уволь этих идиотов,- и наконец успокоившись, мужчина повернулся к несчастным душам, чьё белизну можно было показывать в рекламе стирального порошка.- А почему они молчат?

- Видимо, не отошли еще… от случившегося.

- Ясно. Значит, отведи их в офис. Приведи в порядок и уговори не писать жалобу.

Гар кивнул и, поманив души за собой, двинулся в сторону Дворца, а Молох же направился дальше.

Его внимание привлекл шум, доносившиеся неподалку.

Задорный расслабленный смех?

В районе котлов?

Что творится сегодня в Аду?!

Пройдя буквально шагов тридцать, архидемон вышел к большому котлу. От бурлящей воды шел пар, и к нему примеривался специфический запах, который принадлежит обычно…

Травке.

- Веселитесь?

Четверка чертей, нежащаяся в горячей водичке, тотчас вскочила. Один из них, держащий в губах косяк, открыл рот - самокрутка упала в воду и, размокнув, затонула.

Молох перевел взгляд на души, также принимающие участие в водной процедуре. Молодежь. Недавно прибывшие.

Что ж, компания подобралась что надо!

- Господин, мы все можем объяснить,- запинаясь, начал один из чертей.

- Вы же надеюсь в воду порошок не добавили? - неожиданно поинтересовался Молох.

- Эээ… Нет. А нужно было?

- Только в случае, если захочешь потерять работу… А теперь вылазьте и марш работать! - повысил голос, и спустя несколько секунд остывшая вода снова забурлила - прерванная пытка возобновилась.

Молох же направился в сторону, где шли пытки раскаленным железом. Что-то ему подсказывало, что день предстоит богатый на подобные ситуации.

Архидемон покачал головой: за этими чертями следить надо, не спуская глаз!

- Вот, же ленивые создания,- пробормотал демон и улыбнулся спустя мгновение, вспомнив еще одно ленивое создание, которое утром нежилось в его постели.


Ну, а ленивое создание, которое Молох вспомнил с непривычной для него нежностью, изо всех сил бежало босиком по влажном мостовой (оказываются и в Раю дожди идут), пытаясь успеть за уходящим автобусом. Но божественный шестьдесят второй автобус уехал, оставив выбившуюся из сил ангелочка позади материться и прыгать от разбирающей злости на месте.

Находись рядом праведники, их уши свернулись бы в прелестные трубочки от такого количества мата, слетающего с уст Софи.

Откинув пряди волос со лба, девушка оглянулась на остановку - та была пуста.

Следующий райский автобус придет через сорок минут.

На часах же короткая стрелка подло и верно подбиралась к единице, а работа началась еще в полдень.

Следовательно…

- Стой!! - подняв руку с большим пальцем, она бросилась наперерез машине, едущей навстречу.

Та со скрипом тормозов остановилась.

На лице водителя застыло выражение крайнего… Ангел не особо задумывалась, что точно может значить данная гримаса, однако интуиция подсказала певучим голосочком: "ничего хорошего, милая".