- Мариночка, что бы мы без тебя делали! – Раиса Михайловна снова открыла свою сумку.

- Зря я, что ли, её в своё время с завода сманил! – гордо сказал Васильич.

- Ну всё тогда? А то мне ещё в администрацию надо, – Надежда подтянула свои новые брюки – ещё не привыкла, что похудела, – Марин, когда напечатаешь?

- Дня через два-три, – прикинула Маринка.

- Да, тебя ещё Светка из поликлиники искала, просила к ней зайти. Тоже, говорит, по общественным делам, – вспомнил Васильич.

- Вот сейчас и зайду. Письмо пока у меня будет, – Маринка помахала конвертом из статистики.


1.4.

Светка работала в поликлинике медсестрой, но её неуёмной энергии было слишком много для этой скромной должности, и поэтому она активно участвовала в общественной жизни в качестве члена профсоюза. Наверное, если бы дело происходило во времена СССР, то она сильно продвинулась по комсомольской линии, но в капиталистической реальности ей приходилось действовать в рамках одной поликлиники. Она решительно боролась за справедливость, по крайней мере, в том виде, как себе её представляла. Её внешность полностью соответствовала стандартному образу медсестры, как его обычно изображают в некоторых немецких фильмах. Хотя, возможно, Светка сознательно подгоняла свою внешность под этот стандарт, под влиянием всё тех же немецких фильмов для взрослых. Во всяком случае, завидев её фигуристый силуэт в коридоре поликлиники, мужики начинали складываться в штабеля, прямо не отходя от регистратуры.

В результате у Светки не было отбоя от поклонников, но отношения с ними далеко не заходили. Как только очередной ухажёр, очарованный её внешностью, сталкивался с её комиссарскими ухватками, он тут же давал задний ход. Светка не совсем понимала, отчего её кавалеры регулярно сбегают, и немного комплексовала по этому поводу. Дружба с Маринкой, по мнению Светки, должна была исправить ситуацию. Тут был расчёт на контраст – встретив двух женщин, мужчина подсознательно начинает выбирать между ними. А чтобы облегчить ему муки выбора, надо этот выбор заранее сделать однозначным. И Маринка с её подростковой фигурой и полным пофигизмом в отношении своей внешности вполне позволяла это сделать. Конечно же, Светка не была столь расчётливой, и её дружба с Маринкой была совершенно искренней. А отсутствие соперничества делало эту дружбу более крепкой. Ну подумайте сами – разве может быть соперницей подруга, которая зимой и летом ходит в одних и тех же джинсах, даже если она их иногда стирает?

Когда они только познакомились, Маринку поразила Светкина лихость и напористость, так как она, по её собственному мнению, такими качествами не обладала. А Светкина внешность была для худощавой Маринки просто недостижимым идеалом. В очередной раз созерцая Светкины выпуклости и округлости, Маринка давала себе слово начать откладывать деньги на пластическую операцию. Потом дело сводилось к покупке нового бюстгальтера с плотными чашечками. И заканчивалось это тем, что обновка отправлялась на вечное хранение в шкаф – идеал всё равно недостижим, а новый бюстгальтер давит, да и поддерживать-то особо нечего. Другим комплексом, который возник у Маринки после знакомства со Светкой, было отношение к платьям. Глядя на подругу, Маринка приходила к выводу, что именно платья делают её фигуру такой женственной. Несколько раз она в попытках достичь этого эффекта покупала себе точно такие же платья, как у Светки. Но их примерка наедине с зеркалом приводила Маринку в уныние. На её стройной фигуре, которую она в эти минуты называла тощей и костлявой, платья сидели как на вешалке. Тогда она тяжело вздыхала и опять надевала свои любимые джинсы.

Но, тем не менее, была сфера, в которой Маринка чувствовала своё превосходство над Светкой. Как ни странно, это была именно общественная деятельность. Чиновники воспринимали Светку с её напористостью и бесцеремонностью как проявление стихии – мол, пошумит и пройдёт, надо только переждать. Маринка со своей стеснительностью действовала по-другому – она не шла на открытый конфликт, а тщательно соблюдала бюрократические процедуры, стараясь предусмотреть все варианты развития событий. Поэтому от общения с Маринкой у чиновников складывалось впечатление, что на них надвигается стальной бульдозер – медленно и неотвратимо. От её безобидного внешнего вида такой эффект только усиливался. Со временем в общественных делах у подруг сложилась тандемная тактика – сначала шла лёгкая кавалерия в лице Светки, а в случае неудачи в бой вступала тяжёлая артиллерия в лице Маринки.

Маринка поднялась на второй этаж поликлиники. Посетителей было много. Надо было что-то делать – не сидеть же в общей очереди. Она не любила такие ситуации, но навыки, тем не менее, отработала. Не снижая скорости, она подошла к двери кабинета, где работала Светка, и решительно взялась за ручку. Очередь у кабинета зашумела, но было уже поздно. Врач недовольно поднял голову, но Светка быстро перехватила инициативу:

- Это ко мне. Я сейчас.

Она выскочила в коридор и поволокла Маринку к окну, по дороге вводя её в курс:

- Значит, смотри, какое дело. Мы добиваемся, чтобы у нас сделали комнату отдыха для сестёр. У врачей своя есть, а мы что – второй сорт, что ли? Наше начальство, естественно, говорит, что денег нет. В администрации я тоже была – там отфутболили. А тут наш депутат Госдумы будет вести приём, вот хорошо бы к нему попасть. Ты сможешь?

- А где, когда, о чём говорить? – Маринка привыкла к неожиданным затеям подруги.

- Давай знаешь как сделаем, – Светка покосилась на очередь у кабинета, – Я к тебе вечером зайду, а то сейчас не дадут поговорить.

- Во сколько?

- Ну часиков в восемь, – Светка довольно улыбнулась и добавила, - Только я не одна приду.

- Понятно, – кивнула Маринка, – Ну и кто он?

- У него свой бизнес, – гордо сказала Светка, – Кстати, ты своего Сашку тоже позови.

«Подстраховывается. Смотрины смотринами, а осторожность не помешает» - подумала Маринка, и вслух спросила:

- Чего-нибудь купить?

- Нет, мы своё принесём. Ну всё, я побежала.


1.5.


Светка заявилась, когда ещё не было восьми. В своём лучшем платье и туфлях на шпильках, она гордо протянула Маринке коробку с тортом. Из-за Светкиной спины робко выглядывал коренастый парень с бутылкой шампанского и коробкой конфет в руках. Он был одет в тёмные брюки, белую рубашку и кожаную куртку. Если бы не немного рыхловатая фигура и наивно-доверчивое выражение лица, его можно было принять за бандита. Маринкапосторонилась, пропуская их в квартиру.

- Виктор, – представился парень.

- Проходи, проходи – тут тебя не съедят, – подтолкнула его Светка. Из комнаты вышел Сашка.

- Александр, – протянул он руку Виктору.

- Ну вы тут пока готовьте всё, а мы делами займёмся, – распорядилась Маринка и повернулась к подруге, - Ну чего, подготовила письмо депутату?

- А чего – надо письмо готовить? – растерялась Светка, – Я думала, ты ему всё на словах скажешь.

- Да откуда я знаю, чего ему говорить? – удивилась Маринка, – Кроме того, письмо в любом случае нужно – а то на что он отвечать будет? Так, давай сейчас сразу напишем, а то потом забудем.

Она подошла к своему компьютеру, свернула пасьянс и запустила текстовый редактор.

- Я вроде писала для тебя какое-то письмо, – она щёлкнула мышкой, – Да, вот: «Профсоюзная организация муниципального учреждения здравоохранения…». Оно?

- Вроде да, – Светка посмотрела на экран.

- Тогда шапку эту берём, – Маринка быстро нажимала кнопки на клавиатуре, – Давай диктуй.

Она встала коленками на стул, стоявший перед компьютером, и приготовилась набирать текст. Виктор сидел за столом и в недоумении наблюдал за происходящим. Сашка тем временем невозмутимо доставал фужеры.

- Александр, а вы с Мариной расписаны? – спросил Виктор.

- Нет, – отозвался Сашка, – По крайней мере – пока.

- А чего так?

- Это ты у неё спроси, – Сашка кивнул на Маринку, сидевшую к ним спиной, – Лично я хоть сейчас готов.

Виктор посмотрел на Маринку, набивавшую письмо. Её босые ступни торчали из слегка обтрёпанных штанин. «У неё симпатичные пятки» - почему-то подумал он.

Светка мучительно сочиняла текст письма, не замечая ничего вокруг. Маринка на секунду оторвалась от клавиатуры и бросила взгляд через плечо. Виктор пристально глядел на её попу. «Чего это он? Блин, я же сегодня попой весь подоконник в правлении обтёрла. Наверное, все джинсы в грязи. Неудобно-то как!». Маринка покрутила попой, но поняла, что от этого она чище не станет. Тогда она быстро опустилась на стул – может, так незаметнее будет.