Не устраивал и вариант с возвращением в отчий дом – в маленький южный городок, где из промышленности был только местный консервный заводик, а из развлечений – торчать кверху попой на грядках. Именно на родительском огороде и прошло Маринкино детство, и она справедливо считала, что свой план по сельхозработам уже выполнила на много-много лет вперёд. Да и столичная жизнь, хоть и в общежитии, подняла её планку запросов.

Исходя из этих соображений, Маринка не стала делать резких телодвижений, как некоторые её однокурсницы, а положилась на счастливый случай. Случай вскоре возник в лице представителя авиазавода, расположенного в райцентре на Дальнем Востоке. На что рассчитывал этот представитель, пытаясь соблазнить выпускников столичного института перспективами переезда на другой конец страны – непонятно, но в его речи Маринка услышала ключевые слова «отдельная жилплощадь». Её решение поразило всех, и в первую очередь – самого представителя авиазавода. Но у неё был свой резон – лучше быть первой девкой на деревне, чем последней в городе.

Действительность, как водится, оказалась совсем не такой, как была обещана. Отдельная жилплощадь оказалась комнатой в заводском общежитии, а перспективы самого завода – весьма туманными. Когда же туман рыночных преобразований рассеялся, то выяснилось, что акциями завода завладели какие-то неместные ушлые бизнесмены. После чего предыдущий директор был сменён на нового – более покладистого. Правда, новый директор совершенно не разбирался в авиастроении, но зато крепко понимал в сдаче недвижимости в аренду. Всё это привело к тому, что производство на заводе постепенно заглохло.

К счастью, незадолго до этого Маринка получила предложение, от которого не смогла отказаться. Каким-то образом о её таланте сочинять официальные бумаги прознали в одном из местных товариществ собственников жилья. И вскоре в её комнату в общаге постучал невысокий мужчина. В ответ на её удивлённый взгляд он представился:

- Главный инженер товарищества собственников жилья… Короче, зови меня просто – Васильич. Ты ведь Марина?

Маринка в недоумении кивнула.

- Войти-то можно?

- У меня немного неприбрано, – смутилась Маринка.

- Это не страшно, – Васильич по-хозяйски уселся на стул, предварительно переложив её лифчик на кровать, и критически огляделся, – Да, не хоромы!

- Вы можете предложить что-то другое? – рассердилась на бесцеремонного гостя Маринка.

- Могу! У нас в ТСЖ освободилась квартира, и нам нужен делопроизводитель. Предложение такое – мы меняем тебе эту комнатуху на шикарную квартиру в нашем ТСЖ, а ты переходишь к нам работать. Ну как, по рукам?

- Откуда такая несказанная щедрость? – Маринка быстро спрятала лифчик под подушку.

- Моё дело – предложить, твоё – отказаться, – Васильич сделал вид, что собирается уйти.

- Стоять! – Маринка быстро подскочила к двери и перегородила выход, – Чего делать-то надо?

- Ну вот, другой разговор! – Васильич достал из кармана визитку, – Завтра подходи, и всё узнаешь.

На следующее утро Маринка уже торчала перед закрытой дверью правления ТСЖ. Вскоре появился Васильич в сопровождении молодящейся женщины средних лет.

- Вот про неё я тебе говорил, – кивнул он на Маринку, – Сейчас тебе всё расскажут.

Женщина, оказавшаяся председателем ТСЖ, объяснила ситуацию – в той квартире, о которой говорил Васильич, живёт какой-то алкаш, задолжавший коммуналку за последние пару лет. Задача заключалась в том, чтобы выселить его, если уж не получится взыскать с него долг, а квартиру перевести в собственность ТСЖ. В качестве приза за этот подвиг предлагалась возможность стать счастливым квартиросъёмщиком уделанной однушки. Заодно, как поняла Маринка, это было испытание на способность занимать должность делопроизводителя ТСЖ.

Недолго думая, Маринка согласилась – проживание в заводской общаге стало её напрягать. Она подошла к этому делу со всей обстоятельностью – уволилась с завода, предварительно приватизировав свою комнату, и с головой погрузилась в дебри жилищного кодекса. Серьёзной проблемой оказалось отловить обитателя однушки во время недолгого перерыва между выходом из психушки и входом в запой. Но результат того стоил – алкаш переселился в заводскую общагу, получив на память о прежнем жилье исполнительный лист на долг за коммуналку. А Маринка стала счастливой владелицей однокомнатной квартиры, которую, впрочем, ещё предстояло привести в порядок. Правление ТСЖ, придя в тихий ужас от такой пронырливости, приняло её на работу в должности заместителя председателя правления. Как смутно догадывалась Маринка, проверку на проф.пригодность она выдержала. Впрочем, дальнейших поползновений на собственность ТСЖ она не проявляла, и со временем у неё установились хорошие отношения как с членами правления, так и с остальными жильцами.


1.3.


Правление ТСЖ обычно собиралось в угловой квартире на первом этаже. Окна квартиры выходили на шоссе, а построенная позже бойлерная уменьшила площадь комнаты. Впрочем, насосы бойлерной всё равно делали жизнь в этой комнате невыносимой. Поэтому после долгих бумажных баталий квартиру перевели в нежилой фонд.

Когда Маринка вошла, всё руководство ТСЖ было уже в сборе. Раиса Михайловна, бухгалтер товарищества, сидела за столом и, как всегда, что-то искала в своей сумке. Васильич, гордо именовавшийся главным инженером, а фактически выполнявший обязанности сантехника, электрика и слесаря одновременно, прислонился к подоконнику. Председатель ТСЖ Надежда, боевого вида женщина средних лет, расхаживала по комнате, явно демонстрируя свою похудевшую загорелую фигуру.

Немного запыхавшись, Маринка без стука влетела в комнату. Раиса Михайловна отложила свою сумку:

- Мариночка, только вас и дожидаемся!

- Да там ко мне заходили, – неопределённо махнула рукой Маринка.

- Сашка, что ли? – уточнил из угла Васильич.

Маринка не удостоила его ответом и повернулась к Надежде:

- Надя, отлично выглядишь! Ты, по-моему, немного похудела?

- Да, не зря старалась, – по лицу Надежды расплылась довольная улыбка. На всякий случай она повернулась к Маринке боком, чтобы та оценила, как на ней сидят новые чёрные брюки. Но она выбрала неблагодарного зрителя – Маринка равнодушно скользнула взглядом по её похудевшему заду, прошла к окну и уселась на подоконник рядом с Васильичем.

- Тут грязно, – Васильич провёл пальцем по подоконнику.

- Да ладно, – Маринка поёрзала попой, – По какому поводу собрание?

- Письмо из статистики прислали, – лицо у Надежды стало озабоченным.

- Чего пишут? – Маринка оставалась спокойной.

- Какую-то перерегистрацию от нас требуют, – обиженно сказала Раиса Михайловна, – Говорят – надо привести устав в соответствие с действующим законодательством, а то оштрафуют.

- Короче, Петровна, опять вся надежда только на тебя, – Васильич глянул на Маринку.

- Да, Марина Петровна, ты погляди, чего они там от нас хотят, – Надя протянула ей конверт. Если обращается по имени-отчеству, значит, дело серьёзное. Маринка развернула письмо и стала читать. Все присутствующие внимательно смотрели на неё и терпеливо ждали.

- Ерунда полная, – закончив читать, вынесла вердикт Маринка, – Только бумаг надо будет много печатать. Там надо будет внести изменения в устав ТСЖ, а это делается на общем собрании собственников. Потом надо будет напечатать протоколы собрания, текст нового устава, потом заверить у нотариуса и копию отнести в статистику.

- Мариночка, ну вы знаете, что там писать надо? – Раиса Михайловна глядела умоляюще. Ей было уже за 60, бухгалтерию она знала в совершенстве, но всякие изменения в законодательстве её пугали. Жизненный опыт ей подсказывал, что добром такие вещине заканчиваются, а она на старости лет хотела покоя и стабильности.

- А как мы жильцов на общее собрание загоним? – озадачилась Надежда.

- Да ладно, это же не утверждение новых тарифов, – успокоила её Маринка, – Напечатаю протоколы общего собрания – и хватит. Я думаю, многие жильцы не то, что устав не читали, а даже не догадываются о его существовании. Для них главное – чтобы горячая вода была.

- Правильно мыслишь, Петровна, – отозвался Васильич, – Не надо народ попусту волновать. Ты там напечатай всё как надо, а мы подпишем.

- Да, Марин, давай всё как обычно, – облегчённо вздохнула Надежда, – Васильич за председателя собрания подпишет, а ты – за секретаря. Чего в уставе менять, разберёшься?

- В крайнем случае, в интернете найду, – прикинула Маринка, – А текст нашего устава у меня в компьютере должен быть.