единственного мастера-ювелира, который в одиночку занимал большую

комнату, ставшую нашей «фабрикой», и делал наши первые алмазные

кольца. Вскоре мне стали доверять настолько, что сбылось моё желание

засесть перед грудой алмазов и начать сортировать их по классам.

Офер и Ая предложили мне возглавить только что сформированное

подразделение по закупкам алмазов (которое состояло тогда из меня и

ещё одного сотрудника). Я был в восторге от такой возможности и с

головой погрузился в проект.

Одно из правил моего тибетского ламы, которое он дал мне по поводу

работы в обычном деловом офисе, было скрывать то, что я буддист. Я

должен был носить волосы нормальной длины (вместо того чтобы брить

голову наголо) и одеваться в обычную одежду. Какие бы буддийские

принципы ни использовались в моей работе, применялись они скрытно, без анонсов и фанфар. Мне приходилось быть буддийским мудрецом

внутри, а обычным американским бизнесменом снаружи.

Вот так я и приступил к руководству отделом, пытаясь опираться на

буддийские принципы так, чтобы об этом никто не узнал. Ещё раньше я

установил понимание с Азриелантами: отвечая за управление всеми

делами Алмазного отдела, я давал неплохую прибыль на камнях. Взамен

я получил полное право распоряжаться наймом и увольнением моих

подчинённых, стал назначать им оклады и повышения, определять

количество рабочего времени, решать, кто и за что отвечает. Всё, что от

меня требовалось, это выпускать продукцию вовремя и с хорошим

наваром.

Эта книга рассказ о том, как, используя отборные принципы

древней буддийской мудрости, я построил Алмазный отдел «Андин

Интернэшнл», превратив его из ничего во всемирное предприятие с

годовым оборотом в миллионы долларов. Я этого добился не в одиночку,

и не только мои взгляды определяли политику фирмы, но могу сказать,

что во время моего пребывания на посту вице-президента стратегия и

тактика нашего отдела в основном определялись тремя принципами,

которые изложены в этой книге.

Каковы же в двух словах эти принципы?

Первый принцип заключается в том, что бизнес должен быть

успешным: он должен приносить деньги. В Америке и других странах

Запада почему-то широко распространено мнение, что быть удачливым,

становиться богаче неверный путь для тех, кто старается вести

духовную жизнь. Буддийская мысль считает, что сами деньги не есть зло,

ведь фактически человек с большими ресурсами может сделать намного

больше добра, чем тот, у кого их нет. Вопрос скорее в том, как мы

зарабатываем деньги, осознаём ли, откуда они приходят, и как сделать,

чтобы они продолжали приходить, а также в том, сохраняем ли мы

нравственное отношение к деньгам.

И тогда всё дело в том, чтобы зарабатывать деньги чисто и честно,

ясно понимать источник их поступления, чтобы он не иссяк, и

поддерживать здравый взгляд на деньги, если они у нас, конечно, есть.

Пока мы следуем этим правилам, «деланье» денег не противоречит

духовному образу жизни, более того, оно становится частью духовного

пути.

Второй принцип состоит в том, что мы должны наслаждаться

деньгами, то есть должны научиться содержать ум и тело в добром

здравии, пока мы делаем деньги. Деятельность по обретению богатства

не должна настолько морально и физически истощать нас, чтобы не было

сил наслаждаться этим богатством. Предприниматель, который

разрушает своё здоровье, занимаясь бизнесом, извращает само

назначение бизнеса.

И третий принцип в том, чтобы в самом конце, оглянувшись назад

на свою деятельность, вы сумели бы честно сказать, что все эти годы

вашего занятия бизнесом не были лишены смысла. Однажды приходит

конец любым деловым начинаниям, в которых мы принимаем участие, да

и сама наша жизнь не бесконечна. Вот почему в конце, на самом важном

этапе бизнеса, оглядываясь назад на всё то, чего удалось достичь,

необходимо увидеть, что мы прошли сами и провели свой бизнес таким

путём, который имеет непреходящее значение, путём, который оставил в

этом мире добрый след.

Подводя итог, отметим, что цель бизнеса и древней тибетской

мудрости, да и всех человеческих стремлений, состоит в том, чтобы мы

стали богатыми достигли как внешнего, так и внутреннего

процветания. Мы можем наслаждаться этим процветанием, только если

будем поддерживать высокую степень физического и психического

здоровья. И на всём протяжении нашей жизни мы должны изыскивать

способы наполнить это процветание значением в широком смысле этого

слова.

Как мы добились такого успеха в Алмазном отделе «Андин

Интернэшнл», является уроком уроком, который может усвоить и

применить любой, независимо от происхождения или убеждений.

Изображение к книге Алмазный огранщик

Изображение к книге Алмазный огранщик

Изображение к книге Алмазный огранщик


Изображение к книге Алмазный огранщик

Изображение к книге Алмазный огранщик

Глава 1

ОТКУДА ПРИШЛА МУДРОСТЬ


Ha древнем языке Индии это учение называется Arya

Vajra Chedaka Nama Prajna Paramita Mahayana Sutra.


На языке Тибета оно называется Pakpa Sherab Kyi

Paroltu Chinpa Dorje Chupa Shejawa Tekpa Chenpoy Do.


На русском языке его название «Алмазный

огранщик». Благородная древняя книга пути

сострадания, учебник совершенной мудрости.


Мы должны сразу сказать, что именно делает этот учебник бизнеса

непохожим на любой другой, который вы когда-либо читали. Это его

источник старинная книга буддийской мудрости, именуемая Алмазный

огранщик. Она начинается со строк, приведённых вверху.

В Алмазном огранщике сокрыта древнейшая мудрость, к помощи

которой мы прибегали, чтобы превратить «Андин Интернэшнл» в

компанию с годовым оборотом свыше 100 миллионов долларов. Вначале

было бы неплохо кое-что узнать об этой важной книге, чтобы уяснить ту

роль, которую она играла в истории восточного мира.

Алмазный огранщик это первая из известных на Земле книг, которая

была напечатана, а не написана от руки. В Британском музее есть копия,

датируемая 868 годом н. э., то есть выпущенная почти за 600 лет до

Библии Гуттенберга.

Алмазный огранщик содержит запись учения, изложенного Буддой

около 2500 лет назад. Сначала оно передавалось изустно, а потом с

развитием письменности было начертано на длинных пальмовых листьях.

Сначала слова книги писали иглой на этих прочных листьях, а затем в

царапины, оставленные иглой, втирали сажу. В Южной Азии можно до

сих пор обнаружить вполне читаемые книги, изготовленные таким

способом.

Обычно эти пальмовые страницы скрепляли вместе одним из двух

способов. Иногда середину пачки листьев протыкали шилом и связывали,

пропустив нить сквозь получившееся отверстие. Другие книги

заворачивали в ткань.

Будда проповедовал Алмазного огранщика на санскрите, древнем

языке Индии, которому, по нашему предположению, около четырёх

тысяч лет. Около тысячи лет назад эта книга попала в Тибет и была

переведена на тибетский язык. На протяжении сотен лет её вырезали на

деревянных досках, покрывали эти доски краской и печатали на длинных

полосках рукодельной бумаги, прижимая её к доске и прокатывая

валиком. Эти длинные бумажные листы ксилографы хранятся

завернутыми в шафрановую или бордовую ткань, так же как и во времена

книг на пальмовых листьях.

Алмазный огранщик распространился и по другим великим странам

Азии, включая Китай, Японию, Корею и Монголию. За последние

двадцать пять веков её многократно перепечатывали на языках этих

стран, а её мудрость передавалась в непрерываемой устной традиции от

учителей к ученикам, из поколения в поколение. В Монголии книгу

считали такой важной, что каждая семья обязательно имела её копию,

бережно хранимую в домашнем алтаре. Один-два раза в год домой

приглашали местных буддийских монахов, которые вслух читали этот

текст с целью передать благословение его мудрости.

Постичь мудрость Алмазного огранщика не так просто. Истинный его

смысл, так же как и во множестве других учений Будды, скрыт

мистической завесой сверхсекретного языка, приподнять которую может

только живой учитель, используя искусные объяснения, которые

записываются в течение веков. На тибетском языке у нас имеется три

таких ранних наставления, возраст которых колеблется от почти

шестнадцати веков до чуть ли не одиннадцати сотен лет.

Но, что ещё более важно, недавно мы обнаружили ещё один

комментарий к этому произведению, более современный и вполне

доступный для понимания. В течение двенадцати последних лет мы с

группой коллег занимаемся Проектом по сохранению азиатского

литературного наследия (Asian Classics Input Project ACIP), цель

которого сберечь старинные книги по тибетской мудрости. В

прошедшем тысячелетии эти книги содержались в великих монастырях и