АКАДЕМИЯ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ РОССИИ: "кузница" новых кадров или отрыжка "совкового" прошлого?

Сергей ЖАКОВ, бывший кадровый сотрудник Особого резерва КГБ СССР

Не будем искусственно подогревать интерес читателя дешевыми трюками и скажем сразу, что в этом материале, не претендующем на истину в последней инстанции, а опирающемся прежде всего на здравый смысл, проверенный дедуктивный метод, открытые материалы и свидетельства отдельных очевидцев (за неимением прямого доступа к секретным архивам СВР, обобщенные сведения из которых о российской разведке она предпочитает интерпретировать только сама через перья своих собственных официальных и, следовательно, по определению необъективных историографов), речь пойдет об отдельных мифах и реальностях одного из самых закрытых учебных заведений нашей страны, готовящего по сей день кадры для внешней разведки России и которому в октябре 2000 года накопительно исполняется 62 года, если просуммировать возраст всех его формальных предшественников.

Наследник Школы особого назначения (ШОН НКВД СССР, 1938 г.), Разведывательной школы (РАШ НКВД СССР, 1943 г.) и Высшей разведывательной школы (ВРШ МГБ СССР, 1948 г., а позднее Школы № 101 КГБ при Совмине СССР), реорганизованный в очередной раз уже в 1968 году Краснознаменный институт КГБ, сокращенно КИ ("ка-и"), получивший в 1984 году имя умершего генсека ЦК КПСС Андропова, по-прежнему именовавшийся в народе "Лесной школой", готовил в советское время кадры для Первого главного управления (ПГУ) КГБ от периода брежневского застоя до начала ельцинской эпохи. В 1994 году, после краха горбачевской перестройки, роспуска КПСС, развала и КГБ, и СССР, институт был в последний раз преобразован в так называемую Академию внешней разведки (АВР), подведомственную пришедшей на смену ПГУ Службе внешней разведки России (СВР).

Как указали бы сочинители дешевых детективных книжек-однодневок или писаки из желтой прессы, место, где расположена "Лесная школа", не значится ни на одной карте. Разумеется, это - неправда, первый из многочисленных мифов (обидно, что таким же непритязательным мифотворчеством занялся и некий Геннадий Чародеев, опубликовавший на страницах уважаемой нами газеты "Известия" в октябре 1998 на целый "подвал" солидное, но приуроченное к "круглой" дате, по духу явно заказное, мифологизированное и рекламное интервью с тогдашним начальником АВР генерал-лейтенантом Николаем Грибиным). Скрывают очевидное только наивные дураки и дилетанты-перестраховщики. Ведь если противник установил бы с помощью средств авиакосмической разведки, что какой-то объект не нанесен на советские карты, то именно факт картографического отсутствия объекта безошибочно раскрывал бы его секретность (люди скрывают обычно только то, что для них значимо).

До изобретения спутников и самолетов-шпионов еще можно было пытаться что-то там спрятать от визуальной разведки. С развитием технических средств единственным способом эффективно сохранить секретность объектов стало только их камуфлирование, маскировка и легендирование, впрочем и при этом почти всегда существуют демаскирующие признаки. И хотя объекты закрытого учебного заведения советской разведки были сознательно разбросаны по различным уголкам Москвы и лесам Подмосковья, все они в реальности были скрупулезно нанесены даже на старые советские планы и атласы. Числились, правда, такие объекты под вымышленными наименованиями несуществующих санаториев, пионерских лагерей, баз отдыха, лабораторий и научно-исследовательских институтов, т.е. под легендированным "прикрытием" или, как в разведке сказали бы раньше, "крышей" (впрочем, теперь этим словом приличному человеку даже пользоваться неудобно, ибо оно уже приобрело несколько иное значение, прочно вошедшее в современный обиходный русский язык из бандитской фени, с легкой руки не только беспринципных бульварных журналистов, но и новых высших руководителей государства российского).

В Лэнгли - штаб-квартиру ЦРУ США давно открыто водят на экскурсии американских младших школьников и даже иностранных дипломатов, на околоземной орбите многие годы находятся десятки тысяч "вражеских" разведспутников, способных из космоса прочитать газетный текст, а наша сермяжная российская разведка по советской чекистской традиции, унаследованной от героических наркомов Ежова и Берия, по-прежнему продолжает нагнетать атмосферу многозначительной секретности и мифологии вокруг самой себя и своей бесценной "кузницы кадров". Поэтому, несмотря на то, что десятки предателей и перебежчиков, включая самых высокопоставленных руководящих сотрудников нашей разведки, уже не раз полностью раскрыли противнику точное месторасположение этого образовательного учреждения и всех его отдельных подразделений, а тележурналисты НТВ показали еще в декабре 1998 года репортаж из стен АВР на всю страну, по-прежнему официально считается, что никто не знает, где академия расположена и как выглядит (читателю, кстати, наверняка будет любопытно узнать, что по сообщению бывшего начальника Службы охраны бывшего президента, а ныне депутата Государственной думы, генерала Александра Коржакова в книге "Борис Ельцин: от рассвета до заката", даже генеральный директор НТВ Евгений Киселев с 1982 по 1986 годы преподавал персидский язык в КИ имени Андропова, что было также подтверждено "Независимой газетой", исторически близкой к советским спецслужбам).

Нас, по обыкновению, власть считает безмозглыми идиотами, ну а мы делаем вид, что это именно так. Над объектами этого заведения регулярно, более двух десятков лет разруливают самолеты многих зарубежных авиакомпаний мира при взлетно-посадочном маневрировании у аэропорта "Шереметьево-2" (международный выходной коридор восточного направления на взлете через поселок Челобитьево BP 07D/25D SID, подходный коридор восточного направления на посадочной глиссаде через Челобитьево BP 07A,B/25A,B,C STAR), а простой шофер автомашины телекомпании РЕН-ТВ, далекий от разведки и ее проблем, который просто вывозил съемочную бригаду на натуру, когда мы готовили репортаж про это заведение, нам сразу признался, что о "Лесной школе" уже давно знает даже его семидесятилетняя теща, которую он в течение трех дет возит на дачу через Алтуфьево и далее по Челобитьевскому шоссе.

Так что всерьез упрекнуть нас в разглашении государственной тайны вряд ли кому-то удастся, ибо приводимые нами сведения задолго до этой публикации уже стали достоянием третьих лиц, включая спецслужбы противника, мы же их просто законными способами собрали воедино, обобщили, проанализировали, отфильтровали информационный шум, исправили наносные погрешности и синтезированный результат предложили вниманию широкой публики в удобоваримой, как мы надеемся, форме, пропустив через свое видение и прошлое знание предмета исследования.

Любому грибнику-москвичу, пробравшемуся через лес вдоль Осташковского и Челобитьевского шоссе, не взирая на устрашающие вывески об охранной санитарной зоне, к расположенному за глухим забором закрытому объекту, числившемуся пионерским лагерем, всегда было очевидно, что там расположено что-то совсем другое, ибо вотчину каких же таких пионеров, отгороженных от остального мира "кирпичами", шлагбаумами и колючей проволокой, станут и днем, и ночью обходить дозором вооруженные прапора как 33 богатыря из пушкинской "Сказки о царе Салтане"? И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться о военной принадлежности этого "лагеря", понаблюдав, как к нему снуют черные машины с мигалками, а в автобусах возят в основном одинаково неброско и опрятно одетых, коротко подстриженных "пионеров" мужского пола, средний возраст которых составлял около 27-28 лет.

К тому же, много поколений женщин из расположенного в километре поселка Челобитьево Мытищинского района Московской области и из соседних московских спальных районов Медведково и Алтуфьево проработало на этом секретном объекте обслуживающим персоналом - уборщицами, поварами и т.п. А посему, несмотря на всю формальную секретность, книжную бдительность и хваленую конспирацию чекистов, население почитай всего севера столицы нашей Родины всегда знало и сейчас знает, что здесь в подмосковном лесу, в двух шагах от МКАД и находится главная штаб-квартира "Лесной школы" - специального ВУЗа для разведчиков.

Первоначально располагавшееся в пяти небольших подмосковных дачных домиках за неприметными стандартным зеленым забором, учреждение сие возникло по личному указанию Сталина в конце грозных 30-х годов в силу исключительных обстоятельств, когда, по словам официальных чекистских историков, накануне Великой отечественной войны возникла острая необходимость в пополнении советской разведки квалифицированными кадрами, способными работать в сложных условиях. Если переводить эту мифолого-пропагандистскую бредятину "профессионалов-чекистов" на простой человеческий язык реальностей, это означало, что в пылу ежовских "чисток" преступно, слепо, бездумно и безжалостно был истреблен почти поголовно весь Иностранный отдел ОГПУ - цвет официальной советской разведки (официальной разведкой мы назвали ИНО потому, что почти два десятка лет неофициальной политической разведкой в пользу СССР и ВКП(б) по всему миру занимались иностранцы-коммунисты из Коминтерна, большинство которых Сталин тоже пустил в расход).