— Э, уважаемый, вы меня разыгрываете?

— Ни в коем случае. В результате стихийного проявления сил природы, со скалы упала мина, времен… по вашим памятным датам, времен Второй Мировой войны, попала она на эту скалу в тысяча девятьсот сорок третьем году.

Мина не взорвалась в первый раз, но из-за землетрясения она соскользнула со скалы и упав с высоты двадцати метров все же взорвалась. Осколками вам перебило обе ноги, позвоночник в двух местах, одну руку оторвало и два осколка попало в голову. Раны такого типа у вас не Земле не лечат. Вы должны были скончаться через несколько минут от потери крови и травм головы.

— И что же мне помешало умереть?

— Я давно наблюдал за вами. Моя станция находиться в той скале, на которой и была эта мина и я достаточно долгое время мог наблюдать за вами и вашими товарищами, которые сюда приезжали с вами. Мне нравилась ваша компания и люди, что были с вами. На протяжении многих лет вы приезжали сюда, и я слушал и наблюдал. В этот раз вы были одни. Почему?

— В живых остались только трое из тех, что приезжали сюда. Один сейчас на службе, а двое уже не могут сами сюда добраться.

— Вы забыли о проведенном в медкапсуле времени. Один из тех, кто был на службе сейчас на пенсии, а из тех двоих, один уже умер. Так что…

— Понятно…

— Я не имел право, по законам прописанным нашими создателями, вмешиваться в дела земные. Но я уже так привык в этот день видеть вас тут, да и уважаю я вас. Я ведь все помню, все что о вас говорили ваши друзья, вспоминая былые битвы. Поэтому я нарушил это предписание и послал за вашим телом двух технических дроидов.

— И как же вы решились нарушить инструкции вашего устава?

— Ну, как я уже давно понял, моих создателей уже нет в этой галактике. Я ведь тут нахожусь уже более пятисот тысяч лет. Плюс у меня в уставе никто не отменял пункт, говорящий о том, что жизнь разумного превыше всего. И на этот счет, у меня ни каких запрещающих инструкций нет. Поэтому я забрал вас, так как вы еще подавали признаки жизни, ваши вещи и машину тоже, кстати она не сильно пострадала. Только вот отремонтировать я ее не могу и в связи с этим у меня будет к вам отдельный разговор. Но это может повременить. Сейчас дроид принесет вам одежду, и вы получите сухой паек для офицерского состава. Извините, но в помещение для принятия пищи вы сейчас попасть не сможете. — В этот момент в помещение вошел дроид и в руках у него, или в манипуляторах находился какой-то сверток и упаковка с сухпаем.

— Скажите, уважаемый, а у вас имя есть?

— Только буквенно-цифровое обозначение и оно достаточно длинное, поэтому вам лучше называть меня просто Искин.

— А дать вам имя я могу?

— Ну, теоретически можете, но у нас в Империи имена присваивают только тем искинам, которые совершили, что-то очень важное для Империи. Например, спасли разумных или командный состав.

— Я, так думаю, что как раз за спасение вами меня разумного, я и должен дать вам имя. Тем более, что вы сами сказали, что в нашей вселенной нет ваших создателей.

— Наверное, вы правы.

— Вы в какой области специализировались, я имею ввиду вашу станцию?

— Во многих, разведка мира, изучение флоры и фауны, а также изучение поведения разумных на этой планете.

— То есть, можно смело сказать, что вы ученый?

— Да, можно, так сказать.

— Тогда вы не против если я буду называть вас Профессором или коротко Профом.

— Ну, это как-то слишком уж громко звучит.

— Но ведь я так понимаю, что все эти знания у вас в голове?

— У меня нет головы. — В этот момент мне показалось, что он улыбнулся.

— Я имел ввиду ваши мозги, Проф.

— Вы правы, все данные исследований, а также все базы, необходимые для поддержания этой станции в рабочем состоянии, а также для всей программы исследований, находятся в моих накопителях информации, то есть в моем мозгу, как вы выразились.

— Ну и чудненько. Тогда я так и буду называть вас Профессором. — Я, пользуясь подсказками Профа, распаковал и одел комбинезон, который сам подогнался под мой размер. Не жмет и не висит теперь.

Затем я открыл сухпай и попробовал инопланетную еду. Как ни странно, она не испортилась за столько тысячелетий. Странно. После этого я решил послушать, что мне хочет предложить Проф. Было у меня такое ощущение, что все не так просто со мной будет.

— Профессор, я закончил с едой и теперь внимательно вас слушаю.

— У меня к вам, Кирилл, есть одно предложение. За те пол миллиона лет, что я нахожусь тут, многие агрегаты и модули на этой станции выработали свой ресурс. Кроме того, в результате многих катаклизмов, произошедших на вашей планете, произошли разломы породы, которые создали разрывы многих энергошин и нарушили герметичность станции. После последнего землетрясения, в некоторые помещения стала поступать вода. Если не отремонтировать эти поломки, то станция долго не проработает, и я умру, если говорить вашим языком. Я не обычная железяка, я последняя разработка моих создателей — биоискин двенадцатого класса с саморазвивающейся матрицей личности. То есть, не человек, но разумный искин. Как-то так. Вы же для своего мира уже погибли. Вас давно списали и теперь по всем законам я не могу вас отправить на Землю… — Я слушал и вспоминал слова Никифоровны. Я четко понял, раз она тогда сказала, что мы больше не увидимся, значит и не стоит уговаривать Профа, выпустить меня. Надо не паниковать, а дослушать, что он мне предложит.

… поэтому, я могу заключить с вами, Кирилл, договор о том, что: я обязуюсь установить вам, Кирилл, нейросеть на ваш выбор. Он есть. Также я обязуюсь загрузить вам необходимые базы знаний и помочь их освоить. Есть такая возможность. И после того, как вы, Кирилл, произведете ремонт моей станции, я отправлю вас в другой Мир. К моему большому сожалению выбора доступных миров у меня нет. На настоящий момент у меня существует связь всего лишь с одним порталом в мир… Ну в общем это мир магии.

— Какой Мир?

— Вы не ослышались, Мир магии. Там совершенно другие законы природы и физики. Я не силен в том, что касается магических миров.

— Так что, их еще и много? — Я просто был ошарашен от такой информации. Не укладывается в голове такое.

— И как я там буду существовать?

— Вы не обратили внимание на самочувствие и ваш внешний вид?

— А?… — Я только после слов Профа, обратил внимание на мои руки, они были… молодыми! Как такое возможно? Да и чувствовал я себя как… Да я уже давно не чувствовал себя так. Как пацан молодой, ничего не болит, отлично вижу и вообще легкость во всем теле.

— Проф, а как бы на себя посмотреть? — Стена на против меня стала зеркальной, и я увидел свое отражение. Мои глаза увидели молодого парня лет восемнадцати — двадцати, русоволосого, роста, примерно, метр восемьдесят пять — метр девяносто. Ого! Раньше у меня был рост метр восемьдесят.

— Профессор, как вообще такое возможно?

— Самое сложное было вообще вытянуть вас, Кирилл. Тело — это не самое сложное, основная проблема была с восстановлением мозга. Вы ведь помните, я упоминал, что у вас было двойное ранение в голову?

— Да, помню.

— Так вот, эти ранения для вас прошли не бесследно. В результате восстановления вашего мозга, у вас подключились две области мозга, которые у обычных людей не принимают участия в жизнедеятельности. Что это за участки и за что они отвечают, я не знаю, это не моя область знаний. У меня только общие медицинские базы. Поэтому, я сделал для вас все что смог и даже чуть-чуть больше. Теперь ваш биологический возраст организма составляет восемнадцать лет, а физический не более двадцати. Плюс у вас теперь более крепкие кости, кожный покров тоже укреплен, просто так не порежетесь. Зрение, выносливость, физическая сила в среднем в полтора раза увеличена. Скорость реакции у вас и так была на высоте, но теперь она в два раза увеличилась. И самое главное это индекс мозговой активности и восприятия, он у вас на зависть всем жителям Содружества очень высок. У вас этот показатель двести пятьдесят девять единиц.

— Это много?

— Это очень и очень много. Средний показатель по Содружеству людей — девяносто, а у вас он более чем в три раза превышает средний. Мало того его можно увеличить, если установить вам нейросеть и имплантаты. У меня есть такая возможность, благо эти нейросети находятся тут, в медотсеке станции.

— Извините, что перебиваю, Профессор. Объясните мне, что такое эти нейросети и для чего они?

— Хм, я как-то не подумал, что вы о них не знаете, у вас же в вашем мире до этого еще не дошли. В общем нейросети были созданы еще до того, как в этой галактике появились мои создатели, но с тех пор, до того момента как у меня был последний контакт с моими создателями, эти нейросети очень серьезно улучшились. Без нейросети, например, в содружестве, вы не сможете управлять любой техникой, я уже не говорю о технике созданной моей Империей. Даже обычным десантным или грузовым ботом, вы не сможете управлять. Искин вас просто не допустит к управлению кораблем. Но и это еще не все. После установки нейросети, необходимо загрузить и усвоить, а если обычным языком — выучить базы знаний. И их очень много. Они делятся на ранги и профессии. Их изучение занимает много времени и время изучения, как раз и зависит от того самого коэффициента мозговой активности.