Как же страшно спросить имена. Окажется ли Лина среди этих девушек?

— Не могли бы вы назвать имена девушек?

— Я вам справочное бюро?

Я на него так посмотрел, чтобы больше вопросов не возникало. Он нахмурился, но сдался.

— Отпустили — Анжелику, с переломом — Мад…, никак не запомню её имя.

— Мадлина?

— Да верно, это она.

— А третья?

Мой пульс начал зашкаливать, я боялся услышать ответ.

— Лина. Третья девушка в самом худшем состоянии.

Я не знал, как реагировать, вздохнуть с облегчением или впасть в панику. Она жива, но никаких гарантий нет. Но это же Лина, она — сильная, я верю, что она справится, по-другому не должно быть.

— Пока отдыхайте, я потом ещё к вам зайду.

— Когда мне можно будет встать, я должен видеть Лину.

Док посмотрел на меня, как на душевнобольного.

— Вы только что вышли из комы. У вас постельный режим несколько дней.

Я вскипел, мне надо увидеть Лину, я не могу здесь лежать.

— Сегодня я буду в кровати, но завтра вы отведёте меня к Лине.

Я специально выделил последние слова, чтобы доктор не сомневался в моих намерениях.

— Ну и упрямые пациенты пошли. Хорошо, я отведу вас завтра.

На утро я ждал врача, сегодня я чувствовал себя намного лучше. Сам смог сходить в туалет и умыться. После завтрака я начал нервировать медсестёр вопросами и просьбами позвать врача. Пока ждал его, весь извёлся.

— Ну и чего буяним?

— Я вас жду 2 часа.

— Вы у меня не один пациент.

— Просто отведите меня к ней.

Он посмотрел на меня и видимо что-то прочитал в моих глазах, потому что без споров повёл меня в палату Лины.

— Вот она. Даю 15 минут. Вам нельзя здесь находиться.

Я подошёл к кровати и сел на стул, стоящий рядом. Только потом смог перевести взгляд на неё. Она лежала неподвижно, как прекрасная спящая красавица. Как бы я хотел, чтобы поцелуем смог разбудить её. Не уберёг, не защитил. Как же это произошло? На её месте должен быть я.

Взял за руку, она была такая миниатюрная в моей ладони. Кожу покрывали ссадины и порезы. Тупая боль пронзила в самое сердце. Это даже больнее, чем пуля в моём плече.

— Ангел, очнись, ты должна это сделать. Я не смогу жить, зная, что тебя нет. Да, ты сказала, что не любишь меня, я тебе не нужен. Но ты должна жить. Пусть мы не будем рядом, но я буду знать, что с тобой всё хорошо и ты счастлива. Я смогу смириться, не сразу, но попытаюсь, главное — живи. Открой свои прекрасные глаза и посмотри на меня. Оскорби или состри, хоть что-нибудь.

Я уронил голову, это было так тяжело, видеть её в таком состоянии и не в силах сделать хоть что-то.

— Всё, вам пора возвращаться в свою палату.

— Секунду.

Наклонился и оставил поцелуй на её лбу.

— Ангел, я люблю тебя.

Выбежал из палаты. Впервые за очень долгое время я почувствовал влагу на своём лице. Не думал, что ещё способен плакать. Но вот он я, с солеными дорожками на щеках. Как же я жалок.

Дни превратились в какую-то серую массу из проходящих часов. Одно и тоже изо дня в день. Я ходил к Лине, разговаривал с ней, приходил в палату, впадал в уныние. Ко мне несколько раз приходила Мадди, вернее сказать прискакивала на своих костылях. Она тоже с ума сходила в палате. Мы болтали обо всём, теперь я понял, почему Лина считала её сестрой. Она действительно замечательный человек. Пыталась отвлекать меня смешными историями из их университетского времени.

Мы играли в карты, когда на пороге появился Док.

— Она очнулась.

— Кто?

— Лина.

Я почувствовал, как карты выпали из моих рук. Мадди вскочила на своих костылях.

— Мы можем её увидеть? С ней всё хорошо?

— Да, с ней всё хорошо и вы можете навестить её. Только недолго, она ещё очень слаба.

Мадди пошла к дверям, но, перед выходом, обернулась на меня.

— Тимур, ты чего сидишь? Пошли.

— Я не пойду, передай Лине, чтобы поправлялась.

— Ты чего? Она будет рада тебя видеть.

— Не думаю.

— Какие же вы бараны. Как хочешь.

Она ушла, а я остался наедине с доктором.

— Я чего-то не понимаю, вы ходили к ней на протяжение всей недели, а сейчас, когда она очнулась, вы не хотите её видеть.

— Это не ваше дело. Подготовьте документы на выписку.

— Но…

— Никаких но. Я пока соберусь, чтобы документы были готовы в ближайшее время.

— Как пожелаете, но это под вашу ответственность.

— Конечно.

Я собирал вещи, стараясь не думать, что через три палаты от меня лежит Лина. Не хочу снова унижаться, не хочу снова видеть на её лице безразличие. Пора уходить из этой больницы, Лининой жизни, с ужасной работы.

Собрался, забрал документы и ушёл, не оглядываясь.

Эпилог

Лина

Я была в каком-то тумане. Слышала голос Тимура. Он что-то говорил мне, но я никак не могла понять что. Так продолжалось бесчисленное количество времени. Но в один момент, я просто открыла глаза, как от толчка. Вокруг меня были белые стены и оборудование. Я поняла, что нахожусь в больнице. Значит, я не умерла. В мою палату ворвались люди, начали суетиться, что-то измерять, спрашивать. Я пыталась отвечать на вопросы, но в голове крутилась мысль: был взрыв, внутри находились Тимур и Мадди.

— Где Тимур?

Медсестра удивленно посмотрела на меня.

— Кто?

Я не успела открыть рот, как в палату зашла Мадди. Меня накрыло таким облегчением, что из глаз потекли слёзы. Мадди тоже начала реветь и тут я заметила гипс на её ноге. Бедная моя.

— Лина, как я рада, что ты очнулась, я так боялась. Я молилась всем возможным богам, чтобы ты открыла глаза и ещё раз заговорила со мной.

Она подошла ко мне и взяла за руку. Мне сразу стало тепло.

— Мадди, я безумна рада тебя видеть, я думала, ты не выбралась до взрыва. Тимур?

— Мы смогли выбраться за пару минут до взрыва, с ним всё хорошо.

Мне кажется, что я сдулась от её слов. Слёзы потекли с новой силой. Он жив, с ним всё в порядке. Как же я его хочу увидеть.

— А где он?

Я видела, что Мадди замялась. Она стала смотреть куда угодно, но не на меня.

— Что такое? Ты что-то скрываешь? С ним всё хорошо.

— Лина, не волнуйся, все отлично с ним. Но он не придёт.

Я отшатнулась.

— Почему?

— Он сказал, что ты не захочешь его видеть.

— Но это неправда.

— Лина, он помнит твои слова. Ты сказала, что не любишь его. Он просто раздавлен. Пока ты была в коме, он каждый день приходил сюда, держал тебя за руку и разговаривал. Он верил, что ты очнешься.

Какая же я дура, ну конечно он не придет. Я сама всё испортила. Не сказала, что люблю его, но у меня есть шанс всё исправить.

Пока мы с Мадди болтали, в палату зашел врач.

— Когда мне можно будет встать?

Он посмотрел на меня с шоком.

— Ещё одна. Вы понимаете, что только утром очнулись от двухнедельной комы.

— Да, но мне нужно увидеть одного человека.

— Кого?

— Тимура.

— Два сапога пара. Вы не сможете его увидеть. Он сегодня выписался.

Меня накрыло пониманием, я его больше не увижу.

— Мад, извини, я хочу побыть одна.

— Да, конечно, если что-то понадобиться, я рядом.

Она ушла, а я свернулась калачиком и в очередной раз глотала соленые слезы. Оплакивала своих родителей, свою глупость, свою любовь. Как я могла быть такой идиоткой.

Прошло два дня, как я очнулась. Мне разрешили самостоятельно передвигаться по палате. Хоть какое-то разнообразие. Я сидела и тупо смотрела в окно. На серое небо, дождевые капли, стекающие по окну. Отражение моей жизни, серой и стекающей в канализацию.

— Можно?

На пороге стоял очень знакомый мне мужчина. Не думала, что когда-то его увижу.

— Да, Сергей Иванович, заходите.

Мой тренер, который обучил меня всему, помог с поступлением в ВУЗ, тренировавший меня в подготовительном лагере, стоял возле моей кровати.

— Как ты?

— Просто замечательно. Развлекаюсь.

Он уловил мой сарказм.

— Соболезную по поводу родителей, извини, что не связался с тобой, меня не было в стране.

— Спасибо. Это уже неважно. Я и не ждала вашего звонка.

— Ты в обиде на меня.

— Это вы втянули меня в это всё, думаете, мне стоит вас поблагодарить.

— Ты не справедлива.

— Извините, настроение не из лучших.

— Я к тебе по поводу работы.

— А я уж подумала решили проведать по старой дружбе.

— И это тоже. Меня просили передать, что ты справилась с последним заданием и можешь приступить к работе, после того, как поправишься.

— Как мило. Я убила пару человек и получила пятёрку. Идите вы в задницу с вашей работой. Передайте, что я не собираюсь этим заниматься.

— Лина, ты лучшая, можешь добиться невероятных высот.

— Спасибо, обойдусь. Мне ничего не надо, я хочу спокойствия.

— Я понимаю, это твой выбор. Если передумаешь, звони.

— Не передумаю.

— Поправляйся. Мне ещё надо зайти к Мадлине.

— До свидания.

После разговора с моих плеч свалился огромный груз. Я свободна, по-настоящему свободна. Мне хотелось смеяться и плакать. Это такое невероятное чувство.