Громила закончил речь и, не дав нам опомниться, вышел за дверь. Мы с Мадлиной смотрели друг на друга, хлопая ресницами, пока наш молчаливый разговор не прервал Сергей Иванович:

— Лина, здравствуй. Как поживаешь?

Я смотрела на него, как будто видела впервые:

— Здравствуйте, Сергей Иванович. Ничего, живу. А вас, каким ветром сюда занесло? — не смогла скрыть раздражение в голосе.

— Лина, я понимаю, ты хочешь объяснений, но всему своё время. Сейчас ты пойдёшь, соберёшься, и я отвезу тебя домой.

У меня в голове была такая каша, что я не смогла ничего возразить. Мы с Мадлиной собрали вещи, попрощались и поехали по домам.

Дома было ещё больше слёз, чем при поступлении в ВУЗ. Мама не могла понять, зачем я еду за границу на стажировку, и почему я не смогу их навещать. А я стояла и врала родителям в лицо, глотая слёзы. Сергей Иванович подробно рассказал, что я должна сказать им. Но мне было настолько тяжело, что внутри всё скручивалось в тугой узел. Это был первый раз, когда я намеренно врала самым близким людям.

Когда пришло время прощаться, я не выдержала, слёзы полились градом. Я не тот человек, который часто плачет, но у меня было ощущение, что родителей я вижу в последний раз. Я уезжала с камнем в душе, и сердцем, сжатым в плотные тиски.

Сергей Иванович довёз меня до университета, на место сбора. Многие уже были здесь, я могла чувствовать всеобщее волнение. Никто не знал, что нас ожидает. В глазах Мадлины я прочитала ту же обречённость, что чувствовала сама.

Мы загрузились в автобус и поехали в сторону выезда из города. Я понимала, что путь не близкий, но не думала, что настолько. Мы ехали двое суток. Это было кошмарно. Но мы не представляли, что нас ожидает впереди.

К лагерю мы подъехали ночью. Нас расселили в два коттеджа. В нашем оказалось еще около десятка девушек. Они спали, поэтому не особо были рады новым жильцам. А мы были так вымотаны, что просто завалились в кровать.

С утра нас подняли сиреной, дали время умыться и позавтракать, а затем собрали в главном зале. К трибуне вышел Громила:

— Ну что, будем знакомиться? Меня зовут — Арсений Витальевич, я начальник секретной организации «Беркут». В неё входит несколько подразделений по всей стране. За эти два месяца вы узнаете о нашей организации, и вас распределят по разным подразделениям. А сейчас, я отвечу на главный ваш вопрос: чем же занимается организация. Мы — наёмники. Элита убийц и шпионов. Убираем неугодных нашему правительству людей. Собираем информацию, проводим слежки, шпионим. Всё просто — получаем задание, выполняем его. Получаем деньги. Вопросы есть?

Такой гробовой тишины я никогда не слышала. Все просто смотрели на этого огромного мужчину и ждали, что сейчас он скажет: шутка, проверка реакции. Но ничего не происходило и все продолжали молчать. У меня в голове проносились сотни мыслей, но не одну я так и не смогла собрать в связное предложение. Я была настолько шокирована, что у меня пропал дар речи. Посмотрела на Мадлину и увидела ужас в её глазах. Да, к такому мы точно не были готовы. Многие понимали, что возможно на нашей работе придётся убивать, в целях защиты, но чтобы убийство стало нашей работой, такого, мы точно не ожидали. Пока мы прибывали в шоке, Арсений Витальевич снова заговорил:

— Ну что ж. Вижу, вопросов нет. А теперь познакомьтесь, это-Сергей Иванович, он введёт вас в курс дела.

Нам рассказали, что из нас будут готовить элитные отряды наёмников. У каждого будет своя специализация. Всё будет зависеть от того, как мы будем справляться с разными видами оружия, и как будем работать в команде. За эти два месяца нас знакомили, проводили занятия на сплочение команды, учили пользоваться разными видами оружия. Мы были из разных уголков России, но учились в частных ВУЗах одной организации. В лагере нас было 18 девушек и 25 парней. За эти два месяца мы подружились, и было жалко расставаться. Но мы все отправлялись по разным подразделениям. Я боялась одного, что Мадлину отправят не со мной. В день распределения было заметно всеобщее волнение. Я с большим напряжением ждала оглашения списков.

— Отряд «Цербер»: Мадлина Арамзаева, Денис Стружевский, Ольга Никитина, Максим Пономарёв и Ангелина Замковая.

Боже, нашему счастью не было предела. Это было первая радостная новость за последние два месяца. Самое главное, что мы есть друг у друга, а с остальным как-нибудь справимся.

Наверное, именно день распределения стал началом моей истории.

Глава 2

За окном автобуса мелькают деревья, а в моей голове роятся мысли: Что нас ожидает? С чем придется столкнуться? Какие испытания для нас приготовили?

Перевожу взгляд на ребят в автобусе, могу сказать, что не одна я прибываю в замешательстве. В воздухе витает волнение и напряжение.

Мы ехали двое суток. Проезжали разные города и деревни, но последние часов шесть наш путь лежал через лес. Я не заметила, как из-за деревьев показалась территория организации.

Автобус подъехал к огромным железным воротам, на которых висел интерком. Водитель что-то произнес и ворота открылись. Мы проезжали различные постройки, амбары, тренировочные площадки. Могу с уверенностью сказать, что данный комплекс занимал огромную територрию. Я бы даже назвала его небольшим поселением. Автобус остановился возле трехэтажного здания, напоминающего университетское общежитие.

На выходе с автобуса нас встречала женщина лет 38. Высокая блондинка с подтянутым телом, стальными мышцами и каменным выражением лица. От нее веяло холодом, так что она сразу вызвала у меня негативные эмоции.

— Здравствуйте, бойцы. Меня зовут Руслана Александровна. Я главный наставник девушек. По всем вопросам обращайтесь ко мне. Наставник парней приедет завтра, с ним вы познакомитесь с утра на общем сборе.

Мадди посмотрела на меня с таким выражением, что сразу стало ясно: эта женщина пришлась не по душе не только мне. Руслана Александровна продолжала свою речь:

— Вы будете жить в этом здании, — она указала на трехэтажное кирпичное здание за ней, — девушки на втором этаже, парни на третьем. В комнате по три человека. На первом этаже: столовая и актовый зал. В нем будут проходить общие сборы и различные мероприятия. В своих комнатах вы найдете распорядок дня и карту территории. Сегодня ужин в 18.00, а потом отдых. Все занятия начнутся с завтрашнего дня. Пока можете быть свободны. Если что-то непонятно спрашивайте.

Не задерживаясь, мы зашли в здание. Слева от двери стояла стойка, за которой сидела молодая девушка. Возле нее толпилась куча народа. Мы решили подождать, когда все разойдутся. Я осмотрелась: здесь были еще две двери, как я поняла — в актовый зал и столовую. Ничего особенного в интерьере я не обнаружила, все довольно простое. Пока я рассматривала первый этаж, народ понемногу разошелся. Мы подошли к молодой девушке за стойкой.

Она, не поднимая взгляда на нас, спросила:

— Фамилии?

— Замковая и Арамзаева.

— Комната 203. Вот ключи.

Мы молча взяли ключи, и пошли искать комнату. Она находилась на втором этаже, справа от лестницы. Мадлина открыла дверь и застыла в проходе. Я подпихнула ее:

— Мадди, что такое? Давай проходи уже.

Я зашла и сама стала столбом. Первое, что меня поразило: комната была в три раза больше той, что была у нас в общежитии. Кровати стояли возле разных стен на достаточном расстоянии. Так же были три рабочих стола с ноутбуками. Вау, вот это роскошь. Возле каждой кровати стоял большой шкаф с множеством полочек. Посередине комнаты лежал пушистый ковер. Да, это действительно шикарная комната. Но больше всего нас поразило розовое царство возле одной из кроватей. Розовые подушки, одеяло, розовые рамки для фотографий, розовые тапочки. Было так много розового, что мои глаза слезились.

В этот момент из комнаты слева, которую мы даже не заметили, вышла миниатюрная рыжая девушка в розовом полотенце.

— Привет, — мило прощебетала рыжая. — Вы, наверное, мои соседки. Проходите, чего вы стоите? Меня зовут Анжелика. Я приехала вчера и решила занять эту кровать. Вы же не возражаете? Просто я не могу спать близко к окну, меня вечно продувает, а когда я болею это сущий кошмар, поэтому я выбрала дальнюю кровать.

Она говорила и говорила. А мы стояли в шоке, с открытыми ртами. Мадди пихнула меня локтем, и я поняла, что Анжелика нас о чем-то спросила. Я решила подать голос:

— Да, что ты спросила?

— Как вас зовут? Заходите уже, чего стоите.

Мы прошли в комнату, и я заняла кровать у окна. Решила быть вежливой:

— Меня зовут Лина, а ее Мадлина.