-- Двое людей, двое эльфийских полукровок и высший вампир, -- с готовностью поведал Грейсон, с усмешкой наблюдая за выражением его лица. Он позволил удивлению отразиться на своем лице:

-- И что они там делали? Собирались устроить драку, раз в школе дуэли запрещены?

-- Совсем наоборот, -- фыркнул собеседник. -- Исключительно взаимовыручка и работа в команде помогли им уцелеть.

-- Представителям столь разных рас? Не смеши меня!

-- Еще месяц назад я бы сам сказал, что это невозможно. Но... скажем так... среди них есть человек, которому удается сплотить всех остальных вокруг себя, позабыв о конфликтах.

Голос Грейсона в этот момент странным образом утратил обычные ироничные интонации, и он взглянул на старого друга внимательнее. Темный эльф смотрел в одну точку, не замечая его внимания, и вид у него был глубоко задумчивый. Это было уже совсем необычно, и он осведомился:

-- И что же это за человек, который смог тебя так сильно поразить? Кто он хоть такой?

-- Не он, -- поправил темный эльф все так же задумчиво. -- Она.

Некоторое время он просто молча взирал на эльфа, не ожидая подобного поворота. Грейсон всю жизнь был помешан на боевых искусствах, а его школа и ученики были самым ценным в его жизни. К женщинам он был достаточно равнодушен -- периодически возникали какие-то связи, но все они были кратковременными. А сейчас темный эльф подозрительно напоминал того, кто самым натуральным образом влюблен.

-- И кто это? Твоя ученица? -- против воли заинтересовался он. Кем может быть женщина, которая смогла увлечь профессионального наемного убийцу, которому всегда было наплевать на окружающих?

-- Да. Эржебета... она непохожа ни на кого из тех, кого я встречал раньше, -- Грейсон мотнул головой, словно отгоняя какую-то мысль, а затем решительно поднялся из-за стола и направился к двери. -- Я велю позвать их, и они расскажут тебе, что видели.

Резкая смена темы не осталась незамеченной, но он не стал задавать бывшему учителю вопросов. В конце концов, сердечные дела Грейсона были исключительно его личным делом. Ну нашлась какая-то девица, которой удалось заинтересовать темного эльфа, и что с того? Ему самому стоило опросить свидетелей и подумать о жертвоприношениях. Может ли быть какая-то связь между местами, где прошли ритуалы?..

Через несколько минут раздался вежливый стук в дверь, и внутрь вошли пять человек. Быстро оглядев их всех, он убедился, что ни мастер, ни отчеты не соврали -- вошедшие и впрямь принадлежали разным расам, а маги вдобавок ко всему были разных сторон. Из всей группы вежливым реверансом его поприветствовала одна высшая вампирша, вставшая впереди всех; на лицах остальных отразилась смесь опаски пополам с неприязнью. Обычная реакция на появление архивампира. У четверых он увидел на куртках фиолетовые полосы, у еще одного -- красную. Грейсон быстро представил ему вошедших, и из всей компании его заинтересовала одна вампирша, в которой он неожиданно узнал дочь Оттавио фон Некера, которую представляли к двору лет десять назад назад, и которая сбежала из столицы, когда ей надоела придворная жизнь. Весь двор нетерпеливо ожидал скандала, который должен был разразиться в связи с побегом дочери одного из самых влиятельных людей в стране, но в итоге был глубоко разочарован. Королю было абсолютно неинтересно, чем занимаются домочадцы Оттавио, если это не вредит государству и не мешает работе советника, и поэтому не последовало никаких разбирательств, опал и воспитательных бесед. Разумеется, родителям было известно, куда в итоге отправилась их дочь, и, возможно, герцог ему об этом говорил, но он не запомнил. Значит, в Госфорд.

Вампирша быстро и толково рассказала ему о том, что видела, и к концу истории он окончательно уверился в том, что неизвестные маги дважды использовали ритуал накопления сил. По самым скромным прикидкам выходило, что энергии от них должно было образоваться огромное количество, и от этого становилось еще непонятнее. На что можно потратить такое количество сил? К счастью, выходило, что пятеро госфордцев оказались не просто свидетелями, а на самом деле сорвали ритуал в последний момент, не дали его закончить. Рассказ Оттилии фон Некер о том, что именно они с друзьями предприняли, чтобы остановить магов, приятно удивил его. По всему выходило, что среди некромантов был один архимаг, и тут не то что помешать, а просто уцелеть будет трудно. А эти пятеро, среди которых всего два мага, смогли! И не растерялись, сообразили, что надо взломать защиту некромантов, а не пытаться просто ее пробить...

Последнюю мысль он произнес вслух, на что вампирша сообщила, что идея такого противодействия целиком принадлежала Эржебете. Непривычное имя второй раз царапнуло слух, и, вспомнив, что именно его упоминал Грейсон, он повторно оглядел молодых людей, отыскивая среди них его обладательницу. Госфордцы поняли правильно и расступились, пропуская вперед женщину, которая до этого момента держалась позади всех. Он сразу отметил характерные черты ее внешности -- бледная, темноволосая, высокая -- но заостренных ушей у нее не было, да и худоба не была чрезмерной. Значит, полукровка. Магические способности присутствовали, но очень слабые: их хватило только на то, чтобы определить сторону -- темную. На вид ей было около тридцати лет и, учитывая, что магия в ней почти отсутствовала, это был ее настоящий возраст. На ауре женщины неожиданно обнаружилась характерная отметка, что когда-то ее воскресил из мертвых высший вампир. Кудрявые волосы обрамляли лицо с аристократическими правильными чертами, и его можно было бы смело назвать красивым, если бы не постоянно присутствовавшее там настороженное выражение, словно женщина в любой момент ждала нападения. Ох, чувствуется, Грейсон их тут гоняет, не жалея сил.

И что темный эльф в ней такого нашел? Ну, не уродина, но ведь полукровка, да и магические способности почти на нуле!

Девица вежливо и кратко сообщила ему свои наблюдения, и маги потом окончательно подтвердили его догадки насчет обрядов накопления сил, как и насчет того, что магические силы обряда не рассеялись, а наполнили резервы тех, кто оказался на месте событий. После этого интерес к свидетелям он потерял, и Грейсон уже собирался отослать их, но тут эта самая девица напрямую обратилась к нему с вопросом, почему случившееся жертвоприношение так заинтересовало вампиров.

Это было неожиданно. К нему с вопросами в принципе почти никто не обращался, а уж задавать их в таком требовательном тоне -- это было равносильно самоубийству. Госфордцы посмотрели на нее, как на ненормальную, а Грейсон расплылся в довольной улыбке и бросил на него мимолетный взгляд -- мол, что я тебе говорил? Он оценивающе посмотрел на магичку, но она встретила его взгляд твердо и глаз не отвела -- а глаза у нее оказались темно-зелеными -- что тоже было непривычно, поскольку мало кто из невампиров не боялся смотреть ему в лицо.

Ну-ну. Судя по акценту, девица была из Валенсии, с которой они прекратили воевать каких-то семь месяцев назад. И где страх перед архивампиром, королем, в конце концов? Неправильная какая-то магичка попалась...

Впрочем, он решил, что в данной ситуации нагнетать обстановку невыгодно, и рассказал о своих соображениях по поводу того, что госфордцы оказались связаны в одну "цепь" с архимагом, проводившим ритуал. Грейсон сразу сообразил, к чему он клонил, и согласился отпустить своих учеников с архивампиром, чтобы отыскать некроманта, но взял с него обещание, что никто из молодых людей не пострадает. Пришлось пообещать. Потом, когда пятеро свидетелей ушли собирать вещи, он, не удержавшись, с ноткой раздражения осведомился:

-- Где ты раскопал эту Эржебету? -- оказывается, открытое отсутствие страха перед ним его все же зацепило.

-- Теперь ты понимаешь, что я имел в виду? Ты же знаешь, мои ученики сохраняют право на инкогнито, -- напомнил Грейсон, а затем подошел к настенному застекленному шкафчику, достал бутылку и два бокала. Уже разлив вино и вручив один бокал ему, темный эльф задумчиво продолжил. -- Не знаю, кто она на самом деле. Прибыла из Валенсии. Аристократка, сбежала из дома, насколько я могу судить. В Госфорде недавно, всего полгода.

Он кивнул. Вполне объяснимо, почему молодая женщина оказалась в Госфорде без согласия родных -- с таким маленьким магическим потенциалом хорошим магом она стать не могла и, следовательно, не имела права на то, чтобы самостоятельно определять свою судьбу, и целиком зависела от родителей или опекунов. И она в школе всего шесть месяцев?..