Валенсийцы с готовностью поддержали идею окончания войны, и первая встреча произошла в Таффе -- том самом городке, у которого вампиры оказались разбиты. Люди были достаточно спокойны, и первый этап переговоров прошел быстро. Когда же обсуждение коснулось территорий, которые Вереантер успел завоевать в ходе войны, он озвучил предложение, которые пришло ему в голову уже давно: вампиры готовы оставить оставить эти земли и жителей (не настолько уж ценными они представлялись ему) в обмен на одного-единственного человека. Советники, не знавшие о его решении, удивились, но он заметил, с каким мрачным удовлетворением кивнул Виктор своим мыслям, а по губам Дориана скользнула едва заметная усмешка. Он не сомневался, что валенсийцы сразу согласятся на такой выход из ситуации: в конце концов, жизнь одного человека против нескольких тысяч и куска валенсийской земли -- совсем немного. Но, к его удивлению, на этом пункте переговоры зашли в тупик, поскольку валенсийская сторона заметно заколебалась, и дело было явно не в простом замешательстве. В первый момент он даже испытал мимолетное уважение к противнику, который так высоко ценил жизнь своих сторонников. Да, из его слов было прекрасно понятно, что, если валенсийцы согласятся, их шпионка однозначно погибнет, но, в конце концов, эта цена была совсем небольшой. Тогда в чем дело? Пока Дарий озабоченно хмурился и переглядывался с не менее напряженным Мариусом, он мимоходом заметил, что их стремление защитить человека из семьи, которую большинство магов давно прокляли, заслуживает уважения, но стоит быть реалистами. Его слова повергли людей в еще большее недоумение, а затем Мариус осведомился, что он имел в виду. В этот момент он сам уже начал испытывать раздражение: ладно король и маршал, они обычные люди, но уж архимаг-аркадиец должен знать, какой славой пользуются Этари! Эту мысль он в вежливой форме и озвучил.

В результате в ходе переговоров выяснилось, что валенсийцы не имели никакого представления о том, кем была их шпионка. Но если удивление Дария и Оффали было сравнительно небольшим -- люди без магических способностей, что с них взять -- то Мариус был по-настоящему растерян. Впрочем, неудивительно -- наверняка он приложил руку к поиску и найму на службу второго мага, а тут такой поворот... Но на этом сюрпризы не закончились, причем следом за валенсийцами пришла очередь вампиров удивляться. Люди вежливо сообщили, что не могут прямо сейчас принять решение касательно судьбы магички, поскольку речь идет не о ком-то обычном, а о дочери короля, и попросили время на раздумья, а затем стороны разошлись.

Это было неожиданно. Вернувшись в тот день в Бэллимор, он приказал растерявшимся помощникам собрать ему всю доступную информацию о старшей дочери Дария II и о семье Арлиона Этари, а сам закрылся у себя в кабинете, чтобы все обдумать. Трейхе Этари -- принцесса Валенсии? Та самая, незаконнорожденная? Что ж, это объясняло, откуда у Дария под рукой внезапно оказался еще один маг. Но откуда трейхе? Получается, у короля была когда-то связь с кем-то из трейхе, и после рождения дочери он ее признал и оставил во дворце.

Но принцесса она или нет, это ничего не меняет. Он все равно ее уничтожит, так или иначе. Если Дарий не примет его условия, он придумает другой путь, как бы добраться до этой Этари.

Сведения о принцессе ему предоставили через три дня. Он не знал, на какие рычаги и связи в Валенсии надавил герцог фон Некер, но полученные отчеты явно были написаны совсем недавно и содержали самую свежую информацию.

Значит так. Двадцать три года. О матери сведений почти нет -- темная эльфийка, жила при дворе, случился роман с наследным принцем. Затем эльфийка исчезла, а через десять месяцев в Дион прибыла ее бывшая горничная с младенцем на руках. Ни имени матери, ни титула, ни откуда она прибыла -- ничего. У самой принцессы рано обнаружился магический дар. Ученица архимага Мариуса -- теперь понятно, почему светлого так перекосило, когда он услышал про Этари. Поскольку придворный маг принимает непосредственное участие в политических делах страны, его ученицу с детства стали готовить к тому же, и образование она получала вместе с наследным принцем. С восемнадцати лет активно занималась внутренней политикой. Верна королю и никогда не была замечена ни в чем подозрительном. К разведке и военным делам не имеет никакого отношения -- значит, все случившееся в Ленстере было чистой воды импровизацией. Выходит, в личные характеристики можно записать ум, смелость и решительность. Такой набор качеств был бы самым положительным, не будь эта магичка -- Этари... А вот дальнейшая информация целиком отвечала его представлениям о трейхе: принцесса категорически не ладила как с родными, так и с окружающими вообще, а из всей семьи единственным авторитетом для нее был отец, но это понятно: он же король, да и без него девчонка-бастард бы не выжила. Характер тяжелый, властолюбивый.

Интересно, как ей удавалось прятать от окружающих свои способности, раз за столько лет никто ничего не узнал?

Почему Дарий вообще отправил ее на миссию, шансы которой на успех были так невелики? Она была полезна: на нее можно было частично спихнуть государственные дела, не сомневаясь в ее верности -- такие люди для монархов очень важны. А Дарий просто взял использовал дочь как разменную монету? Но раз ему так наплевать на нее, почему колебался, стоит ли отдать ее вампирам? Выходит, не так уж он был в ней уверен? С другой стороны, принцесса занималась политикой, и наверняка ей известны какие-то государственные тайны, и отправлять такого информированного заложника к врагу было бы неразумно, и сомнения Дария понять можно. Мысль о том, что валенсийскому королю приходится теперь решать, что важнее -- страна или дочь -- доставляла ему моральное удовлетворение и помогала смириться с поражением в войне.

Через неделю после первых переговоров валенсийцы объявили, что приняли решение, и что они согласны на условия Вереантера. Данный ответ вызвал у него двойственную реакцию: с одной стороны, удовлетворение от близящейся мести, а с другой, удивление поступком Дария. Люди... Что они за существа, раз абсолютно всему в мире они могут найти цену? Лично ему было трудно представить себе вампира, который подчинился бы такому шантажу и отдал собственного ребенка за кусок земли. И то, что ребенок был трейхе, не играло никакой роли -- Дарий-то сам к Этари не имел никакого отношения...

В результате было решено, что вереантерская делегация прибудет в Дион через десять дней, и там ей передадут принцессу. К слову сказать, бывшую, поскольку Дарий решил не рисковать общественным мнением и спонтанно обвинил старшую дочь в каких-то несуществующих грехах, за что ту лишили титула, имени и поместили под домашний арест, лишив вдобавок ко всему возможности пользоваться магией. Скорость и радикальность расправы впечатлили даже его самого -- как ни крути, а только благодаря этой принцессе Валенсия смогла отразить натиск вампиров. Ей бы при благополучном исходе дела за это надо орден дать и провозгласить героиней, а ее вместо этого лишили всего и приговорили к смерти. Мда, не будь она Этари, ей можно было бы даже посочувствовать.

Впрочем, он ни на секунду не исключал возможности, что и согласие Дария, и арест принцессы -- лишь отвлекающий маневр, а на самом деле любящий отец организует дочери удачный побег с последующей тихой жизнью где-нибудь в провинции, а сам разведет перед архивампиром руками: мол, вот видите, какова мерзавка оказалась, сбежать смогла.

Нечто подобное в итоге и произошло. В тот день, когда вампиры порталом перенеслись в столицу Валенсии, принцессу под охраной должны были доставить из летней резиденции валенсийских королей. Когда ожидаемый конвой не явился спустя час после назначенного срока, он решил, что побег в итоге состоялся, но еще ему в глаза бросилась реакция Дария и его жены Алины -- либо они оба были прекрасными актерами, либо что-то и в самом деле пошло не так. Дарий распорядился, чтобы Мариус начал поиски, и архивампир любезно преложил услуги своего придворного мага, чтобы скорее обнаружить пропавшую принцессу. Используя поисковые заклинания, архимагам удалось обнаружить точку, где в данный момент находился антимагический браслет -- в Валенсии было не так много магических артефактов за пределами дворца, а антимагические оковы всегда излучали сильный магический фон, так что обнаружить его в итоге удалось сравнительно быстро. После этого он сам открыл портал в нужное место, и с ним туда же отправились Мариус, несколько валенсийских стражников и несколько вампиров.