Сколько времени он провалялся на полу лазарета, он не знал, но очнулся там же. Сперва он ощутил, как ему в горло стекает что-то живительное, возвращавшее силы, а затем он открыл глаза. Первым, кого он увидел, был не на шутку встревоженный Виктор, державший в руке флягу, и по привкусу на языке он понял, что придворный маг сообразил напоить его кровью, чтобы вернуть силы. Мысли, всегда находившиеся в порядке и никогда не вносившие сумятицу в его сознание, сейчас мельтешили, так что мозгу потребовалось заметно больше времени, чем обычно, на то, чтобы расставить все по местам. Надо было что-то сказать Виктору, добраться до кабинета и все обдумать...

А обдумать было что. Неожиданно выяснилось, что объяснять Виктору, каким образом он очутился посреди лазарета практически мертвым, не было необходимости: эта хитрая дрянь Этари отсюда отправилась прямиком в его кабинет, забрала оттуда гримуар Виктора -- с его временной смертью Арлионовская защита исчезла -- и сбежала при помощи портала, который все это время имела при себе. Виктору не хватило буквально секунды, чтобы добраться до нее и остановить. В тот момент он впервые увидел, как выглядит чистая ненависть -- она была написана на лице придворного мага, когда он понял, что труды всей его жизни были украдены даже не просто шпионкой, а трейхе Этари ...

Поднявшись в кабинет, он убедился, что помимо гримуара была выкрадена и папка с документами -- теми самыми планами наступления на столицу, которыми он занимался последние недели. После обнаружения этой пропажи Виктор поспешно ретировался из кабинета, поскольку общаться с доведенным до крайней степени бешенства архивампиром было опасно даже для него. Он же медленно прошелся по кабинету, брезгливо оглядываясь, словно Этари, бывшая здесь, могла его запачкать, и подавляя желание что-нибудь уничтожить. Остро хотелось совершить что-то особенно безжалостное -- приказать убить всех людей, взятых сегодня в плен, или лично пойти убивать мирных жителей... Интересно, удалось ли вампирам отыскать Оффали? На нем можно было бы отыграться...

Однако стоп. Оффали... Рассудок наконец-то взял верх, и он медленно опустился на стул за письменным столом. Мозг начал привычно анализировать ситуацию и выстраивать логические цепочки, и это помогло алой пелене ярости перед глазами развеяться. Что же произошло?

Выходит, вот в чем был план хитроумного маршала? Подослать шпиона под видом военнопленного? Умно, ничего не скажешь, ведь на фоне такой заметной фигуры, как Оффали, не обращаешь внимание на его окружение. Адъютант, оказавшийся девицей -- необычно, но ничего такого, что заставило бы насторожиться. Почему он считал, что все это было спланировано заранее, а не было дерзкой импровизацией этой магички? У нее был с собой портал. Она могла использовать его раньше, когда ее схватили, но она этого не сделала, а сама создать его не смогла бы -- все-таки она не архимаг. Нет, она с самого начала знала, зачем здесь, и что должна сделать. Выходит, ей были нужны гримуар и планы? И чем это теперь грозит? Планы -- ладно, их потеря неприятна, но некритична. А вот гримуар... У Виктора было много разработок. Есть ли там что-то такое, что стало бы для вампиров по-настоящему опасным, даже если им будут противостоять всего два мага -- Мариус с этой трейхе?

Но как этой гадине, во имя всех богов, удалось спастись от "Кары Снотры"? Никто не может сопротивляться этой магии, подобное попросту невозможно! Какие-нибудь трюки Этари, не иначе. И ведь сообразила, как себя вести, раз никто вообще ничего не заподозрил -- эту мысль подтвердила и перепуганная Нарцисса Эртано, которую привели к нему в кабинет, и которая клялась и божилась, что магичка вела себя очень убедительно, и никому даже в голову не пришло заподозрить ее в притворстве. Раненым она помогала даже очень хорошо -- как профессиональный целитель -- все приказы выполняла быстро и без вопросов. Нет, никто не видел, как она пила кровь. Но зачем нам заглядывать в рот низшим вампирам?

Нарциссе он поверил, и потому выходило, что трейхе Этари осталась человеком со своим разумом, волей и памятью. Ну ладно, допустим, трейхе и в самом деле обладают способностью сопротивляться магии вампиров. Отсюда возникал вопрос -- откуда она вообще взялась? Арлион был мертв, всю его семью казнили. Выходит, что не всю? И кем эта девица может быть? Дочерью? Нет, вряд ли, ведь Арлион был женат на эльфийке, и их дети могли быть только эльфами. Тогда кто? Внучка? Правнучка? И почему она выглядит, как человек? Должно быть, полукровка... Тогда понятно, почему она не стала вампиршей -- эльфийская кровь не позволила.

Получалось, что родственнице Арлиона Этари удалось обвести вокруг пальца всех вампиров, находившихся в Ленстере, раз никто не раскрыл ее обман. Да демон с ними, со всеми вампирами, но ей удалось обмануть его! Его, который не только в Вереантере, но и за его пределами славился холодной рациональностью и тем, что просчитывал действия окружающих на несколько шагов вперед! Да как такое вообще возможно?! Причем она даже не прикладывала почти никаких усилий -- ведь после ритуала ему и в голову не пришло что-либо заподозрить! Но Дарий-то какой молодец! Как он вообще задумался до того, чтобы привлечь на свою сторону Этари? Похоже, валенсийский король и впрямь что-то из себя представляет... Сколько же Дарий ей пообещал, что она согласилась бросить вызов архивампиру, зная, что старая вражда не могла исчезнуть? А то, как этой девке удалось ненадолго убить его! Что она хоть с ним сделала? Отравила чем-то? Или что-то еще? Все же знают, что с архивампиром не всякий архимаг справится в одиночку, а тут какая-то девчонка, которая даже до магистра не дотягивала, одолела его!

Впрочем, это была не просто девчонка, а Этари. Но даже эта мысль не могла успокоить глубоко уязвленное самолюбие. За сто лет он привык считать себя практически непобедимым, и потому внезапное развенчание мифа отзывалось сильнейшим раздражением где-то внутри.

Ладно, пора приступать к делам. Пока непонятно, как поступит Дарий с полученными документами, и стоило заняться, в первую очередь, этим. А потом, когда станет понятно, как будет дальше развиваться ход войны, можно будет заняться трейхе. О том, чтобы просто выбросить из головы случившееся, не было и речи -- Этари должна была ответить за содеянное. На этой мысли чувство ненависти ненадолго утихло, уступив место холодной сосредоточенности и целеустремленности. Она вообразила, что ей под силу справиться с архивампиром? Скоро она поймет, что заблуждалась.

И тогда она пожалеет, что рискнула высунуться из дыры, в которой пряталась все эти годы.


Часть 2


Считается, что злость спустя какое-то время проходит, и возможность мыслить непредвзято возвращается. Он целиком опроверг эту точку зрения, когда через полторы недели валенсийцы разгромили вереантерскую армию, подошедшую к очередному небольшому городку. Сама битва и ее исход оказались полнейшей неожиданностью для вампиров несмотря на то, что они были готовы к тому, что у валенсийцев окажется какой-то козырь в рукаве. Ни он, ни Виктор не ожидали, что Мариус захочет использовать плетение, созданное высшим вампиром по чистой случайности, как и то, что его действие окажется настолько разрушительным: на этот раз поднятая нежить переходила на сторону валенсийцев, под управление светлого архимага, что само по себе было нонсенсом, и нападала на самих вампиров. Впервые со времен Кровавой войны Вереантер понес такое крупное поражение. Конечно, они с Виктором потом оживили тех вампиров, кого было еще непоздно спасти, но все равно это было тяжело: впечатляли не только потери, но и сам факт того, что вампирам смогли оказать сопротивление люди. Люди! У которых было всего два мага! Да истории неизвестны подобные случаи!

После сражения он собрал совещание, на котором ребром встал вопрос, как действовать дальше. К тому, чтобы противостоять ими же созданной нежити вампиры совсем не были готовы. Это вам не люди, которых совсем легко убить. Возможно, не будь во всей этой ситуации замешана Этари, он даже смог бы восхититься ловкостью и наглостью этой троицы -- короля, маршала и придворного архимага -- которые смогли использовать против вампиров их же тактику и оружие. Подобное еще никому никогда не удавалось, даже эльфам во время Кровавой войны. Но теперь вставал вопрос -- имеет ли вообще смысл продолжать войну? Потерь будет еще больше, а на то, чтобы создать какое-то новое оружие для противостояния валенсийцам нужно время, которого у них нет -- он почти не сомневался, что Оффали прекрасно понимает преимущество Валенсии в данный момент и настоит на том, чтобы дать Вереантеру отпор прямо сейчас. Эту же мысль высказал и Дориан. Виктор все еще не пришел в себя после пропажи гримуара, и потому не мог рассуждать объективно. Еще раз обдумав и взвесив все варианты, он приказал прекратить военные действия и начать с Дионом мирные переговоры. Решение далось ему крайне нелегко, но он понимал, что в сложившейся обстановке Вереантер оказался в невыигрышном положении, и предпочел бы обойтись наименьшими потерями.