Так что разговоры о поиске невесты он решительно пресекал, к тому же вскоре появилось дело, потребовавшее его внимания значительно больше: в Кэллахиле, той самой горной области, которой Вереантер лишился после Кровавой войны, валенсийцы открыли залежи адамантия.

Рудники оказались богатыми, а тогдашний валенсийский король -- предприимчивым. Он быстро наладил добычу и сбыт ценного металла, и Валенсия за сравнительно небольшой срок значительно обогатилась. Когда ему впервые пришла в голову мысль, что потерянные много лет назад земли необходимо вернуть? Сейчас уже сложно сказать, но эта идея прочно поселилась в его сознании, и тогда же он начал придумывать способы возвращения исконно вереантерских земель. Быстро стало понятно, что завершить переговоры мирным путем не удастся -- Валенсия ни за что бы по доброй воле не отказалась от такой экономически выгодной области. Война с человеческим государством, где в тому же почти не было магов, его не беспокоила, но возникла еще одна проблема: соседние государства. Селендрии и Аркадии было известно о заинтересованности вампиров в Кэллахиле, и они не могли не понимать, что благодаря возвращению рудников Вереантер может значительно усилиться и в экономическом, и в военном плане, и могли в случае войны прийти на помощь Валенсии. Воевать одновременно на три фронта -- с Валенсией, с эльфами и страной, где полным-полно магов -- ему не хотелось, и потому следовало предпринять шаги, чтобы нейтрализовать остальные государства, и на это ушло еще много времени.

К тому времени, когда он решил, что настал нужный момент, обстановка на материке слегка переменилась. В Валенсии и Аркадии сменились правители -- ох уж эти человеческие государства, в которых правители сменяются каждые несколько десятков лет! -- Селендрия была занята своими внутренними конфликтами, а затем в Дионе, столице Валенсии, погиб посол Вереантера. Сам он не имел к этой смерти никакого отношения, но момент был самый благоприятный, и, не тратя больше времени на переговоры, Вереантер объявил Валенсии войну.

Ничто не предвещало проблем, и ему с самого начала было понятно, что война окажется затяжной, но Вереантер не понесет серьезных потерь. Дориан Раньери, командующий армией, и Виктор собирались использовать излюбленную тактику вампиров -- поднятие убитых воинов в виде нежити и присоединение их к армии вампиров. Люди отреагировали совершенно предсказуемо: боев избегали и запирались в городах, которые приходилось брать штурмом или измором, но к такому способу ведения войны вампиры были привычны. Осады, конечно, требовали времени, но зато были практически бескровны, да и результат всегда был один и тот же. Впрочем, чтобы не рисковать понапрасну, он еще до объявления войны выяснил, какова политическая ситуация в Валенсии и каковы шансы, что люди смогут придумать что-нибудь для противостояния.

Полученная информация его полностью удовлетворила. Фигур, заслуживавших внимания, было немного, всего пятеро. Нынешний король Валенсии, Дарий II ван Райен, как правитель был неплох, но особыми сверхталантами не блистал. За двадцать пять лет правления никаких особых достижений за ним не наблюдалось, но страна вполне себе процветала, что тоже было неплохо. В Дионе при дворе был свой маг -- им оказался светлый архимаг-целитель Мариус, аркадиец по происхождению, но уже много лет живший в Валенсии из-за серьезных разногласий со Светлым Советом магов. Что ж, светлый хорошо устроился -- в стране, где отсутствуют маги, он мог делать, что хотел, и обладал огромной властью... Ну, целитель, пусть и архимаг, серьезной угрозы из себя не представлял. Был еще наследный принц Стефан ван Райен, двадцати лет от роду, но он ничем особенным не отличался -- по мере возможностей участвовал в государственных делах, разногласий с отцом по поводу того, как управлять страной, не имел, так что можно было забыть о нем. А вот дальше стало интереснее -- помимо наследного принца к государственным делам был допущен еще один ребенок Дария -- его старшая дочь. Любопытным было то, что двадцатитрехлетняя принцесса Корделия мало того, что была незаконнорожденной, так еще и оказалась магом, которых в Валенсии практически не было. Девица была ученицей архимага Мариуса, а в будущем должна была стать его преемницей. Сейчас же она занималась внутренними делами Валенсии, решала экономические вопросы, и этот факт удивлял. Король был настолько уверен в преданности своей дочери-бастарда, что допускал ее к важным делам, и в Валенсии она обладала реальной властью? Впрочем, никакого значения это не имело. Пусть принцесса-бастард и была магом, никакого интереса в этой войне она не представляла. А вот последняя фигура заставила его задуматься. Маршал Оффали... Он слышал о нем. Личность в некотором роде легендарная -- он занимал в Валенсии должность командующего армией и был известен своим талантом стратега. Чего только стоил сравнительно недавний случай, когда разгорелся вооруженный конфликт между валенсийцами и их соседями-гномами! Изначально Валенсия была не в самом выигрышном положении, но благодаря своему полководцу и его невероятно смелому и дерзкому плану война закончилась полной капитуляцией гномов, на успев толком начаться, что подтверждает мысль, что и среди людей находились заслуживавшие уважения личности. И его собственным планам и мог кто-то угрожать, то только Оффали.

Но, еще раз тщательно все взвесив и прикинув, он решил, что в этой конкретной ситуации валенсийский маршал не является угрозой. За прошедшее время Вереантер уже настолько укрепил свои силы, что одна лишь хитрость, без человеческих ресурсов, Оффали уже не поможет, а откуда Валенсия возьмет солдат, которые смогли бы противостоять вампирам?

Первые месяцы войны пробежали быстро, сравнительно безболезненно и по одному сценарию: масштабных сражений не было, валенсийцы запирались в городах, и через какое-то время либо сами открывали ворота, либо их брали штурмом. Дориан возглавлял армию и руководил ей непосредственно с места событий; Виктор был там же, и его помощь была поистине неоценима. Было захвачено уже несколько валенсийских приграничных городов, последним стал Ленстер, и теперь вампиры осадили Ормонд -- небольшой городок, располагавшийся практически вплотную к Ленстеру, всего в нескольких часах пути. Тот факт, что война шла такими неторопливыми темпами, его не расстраивал -- наоборот, медленное, но неотвратимое наступление вампиров, от которого было невозможно спастись, оказывало отличное психологическое давление на валенсийцев, внушало страх, мешало хладнокровно размышлять.

Но когда он окончательно уверился, что никакого интересного развития событий в этой войне не предвидится, и можно было начать заниматься еще какими-нибудь вопросами, от Дориана в Бэллимор внезапно пришло известие -- в Ормонд прибыл маршал Оффали собственной персоной. Новость требовала обдумывания и каких-то действий. То, как именно маршал попал в осажденный город, было понятно: Дориан уже сообщал, что взять город в сплошное кольцо оказалось невозможным, поскольку с восточной стороны к крепости почти вплотную подступал лес. Вампирские дозоры, конечно, там ходили, но не слишком многочисленные и не слишком часто. Какой смысл, если армия Дария через лес все равно не пройдет, да и обозам с продовольствием там не проехать? А вот небольшой отряд с маршалом во главе вполне смог бы пробраться... Заметка на будущее: быть менее самоуверенным.

И хотя он сам не мог себе представить, как Оффали собрался спасать страну из окруженного вампирами города, он все же решил не рисковать и, временно переложив дела на Оттавио фон Некера, сам прибыл в захваченный Ленстер, где в данный момент был расположен штаб Дориана. Командующий армией и придворный маг сами были удивлены появлением Оффали, но, по их мнению, никакой угрозы не существовало. Что ж, подождем и посмотрим, так ли это. Он лишь приказал увеличить количество вампирских дозоров в лесной части на случай, если маршал поймет, что ситуация безнадежна, и попытается скрыться. А если все пройдет удачно, вместе с Ормондом ему удастся захватить и знаменитого маршала...

Сюрпризы начались через два дня. Когда он сидел в импровизированном кабинете и прикидывал, нельзя ли сократить путь до столицы и какие силы бросать на ее штурм, в дверь постучался Дориан и сообщил, что один из отрядов вампиров, патрулировавших лес, захватил адъютанта маршала Оффали. На кой демон этого идиота понесло в лес одного, было неясно, и объяснение было только одно -- выполнял какое-нибудь поручение своего маршала. По словам Дориана, адъютант был совсем еще мальчишка, как пить дать ни разу не видевший настоящей войны, и при виде отряда вампиров так растерялся, что даже не стал сопротивляться. Что ж, вряд ли, конечно, ему известно что-нибудь стоящее, но все же адъютант, всегда находится рядом с маршалом... Может, что-нибудь и сообщит...