Лишь к утру забылась сном. Я просто провалилась в темноту. Разбудила меня Дана. Ощущение было, что прошло не больше пары минут, но, оказалось, что я проспала до середины дня.

— Поднимайся, Веренейка, бал уже через три часа начнётся, а мы не собранные. На столе найдёшь, чем перекусить. И не разлёживайся, — ворчала Данка, копаясь в шкатулке с украшениями. — Да, где, блин, эти заколки, — прошипела она.

— Если ты о тех, которые покупала к балу, — широко зевнула я, — то они в мешочке, на вешалке с платьем. Ты же, когда купила их, сама туда привязала, чтобы не потерять.

— Точно, дурья моя голова, — она покачала головой и повернулась ко мне. — Ты как?

— Нормально, — устало выдохнула.

Определённости эта ночь не принесла. Я была в ещё большем раздрае, чем вчера. Данка с сочувствием посмотрела на меня, но промолчала. И правильно, сейчас мне не нужны были чужая жалость и советы. Нужно было самой принять решение, чтобы потом, если и винить кого-то в принятом решении, то только себя. С огромной неохотой поднялась и поплелась в ванную. Я бы вообще не ходила на этот бал, но девчонки этого не допустят. Пришлось приводить себя в порядок. Платье было куплено и дожидалось своего часа в шкафу. Данка как сумасшедшая носилась по всей комнате, наводя беспорядок. Я меланхолично взирала на происходящее и лениво собиралась. Нанесла лёгкий макияж, который подчёркивал глаза. Затянула корсет Дане и надела своё платье.

— Выдохни, — скомандовала подруга, ухватившись за шнуровку моего платья. — Ещё выдохни!

— Если я ещё раз выдохну, не вдохнув, то умру от удушья, — хмыкнула я.

— Не паясничай, выдыхай!

Мы помогли друг другу с причёсками и к нужному времени были готовы.

— Иди без меня, тебя там твой Слава ждёт, я чуть-чуть опоздаю, — махнула подруге и повернулась к зеркалу.

— Только если через двадцать минут я не найду тебя в зале, то вернусь сюда с девчонками, и мы силой утащим тебя на праздник. Забудь обо всём, Веренейка, и просто насладись атмосферой всеобщего веселья. Ты же обожаешь новогодние праздники.

— Обожаю, — улыбнулась её отражению в зеркале, — и обещаю, что приду. Беги, Данка, тебя уже заждались.

Подруга несколько секунд смотрела на меня, потом кивнула и вышла. Улыбка на моих губах мгновенно померкла. Оглядела себя. Платье было невероятно красивым. Белый корсет украшен ярко-синим морозным узором. Струящаяся юбка к низу постепенно меняла свой цвет от белого к тёмно-синему. Край юбки был практически чёрным. В ушах были серёжки в виде голубых хрусталиков. Волосы Дана собрала в высокую причёску, оставляя шею и плечи открытыми. Всё получилось прекрасно и гармонично. Только потухший взгляд всё портил, опущенные уголки губ не придавали красоты. Из-за этого весь мой образ казался каким-то тусклым. Таким было и настроение. Несколько раз глубоко вздохнула, надела тёмно-синие туфли и отправилась в бальный зал академии.

Зал уже был переполнен адептами. Наш ректор — госпожа Малахитница — заканчивала свою поздравительную речь.

— Желаю вам новых свершений и успехов в наступающем году! — только это я и услышала.

Не успела оглядеться, как ко мне подлетел тот, кого я меньше всего желала видеть.

— Привет, Веренейка, — блеснул белоснежной улыбкой Руслан, — я извиниться хотел. Наговорил тебе всякого вчера. В общем, я это не со зла, просто от бессилия. Извини.

— Извиняю, — кивнула ему, оглядывая зал в поисках девчонок.

— Давай выпьем, что ли, в знак примирения, — он протянул мне бокал.

С трудом удержалась, чтобы не закатить глаза. Решила, что чем быстрей он оставит меня в покое, тем лучше будет для нас обоих, взяла бокал и только хотела пригубить, как меня окликнула Лида.

— Веренейка, — подруга запыхалась и раскраснелась. — Фух, я нашла тебя, весь зал оббежала, — она выхватила из моих рук бокал и опрокинула его в себя. Глаза Руслана полезли на лоб. — Пошли скорее, я тебе кое-кого покажу. Тебе нужно это увидеть, — она потянула меня за руку вглубь зала, где раздавалась громкая музыка, и несколько пар кружились в танце. Я оглянулась на оборотня и увидела, как его лицо стремительно бледнеет. Подруга резко остановилась и судорожно выдохнула.

Лишь потому, что я вовремя успела остановиться, мы не столкнулись и не упали. Лида резко обернулась, глядя мне за спину. Её глаза лихорадочно блестели, а дыхание то и дело сбивалось.

— Вереней, ты иди, тебя там ждут, — даже не посмотрев на меня, произнесла Лида и попыталась сдвинуть меня с места, чтобы вернуться назад. Я схватила её за руку и хорошенько встряхнула.

— Отстань, — лениво отмахнулась подруга, так и не повернувшись ко мне.

Метнула взгляд на Руслана, его взгляд бегал по залу, а лицо уже налилось красным цветом.

— Ты что туда намешал? — прошипела я, догадываясь, что было в бокале. Тут же в голове вспыхнули слова оборотня, брошенные мне в спину: "Ты пожалеешь, что отказалась". Вот значит как. Ну что ж, теперь пришло время жалеть ему.

— Ничего не намешал, — процедил оборотень, — нечего хватать чужие бокалы.

Я стиснула руку ведьмы, которая пыталась отделаться от моего захвата. В этот момент к нам подошли Дана со Славой.

— Ты уже здесь, а я уже собиралась возвращаться за тобой в общежитие, — сказала Дана и оглядела нашу компанию. — А что здесь происходит?

— Дана, позови сюда Ягу и Малахитницу, срочно, а ты, Слав, будь добр, придержи этого неугомонного, — гнев захлёстывал с головой. Этот ненормальный решил меня приворожить и искалечить мне жизнь, но Лидка приняла этот удар на себя.

— Слав, если Веренейка такая злая, то значит что-то случилось, сделай то, что она просит, а я сейчас вернусь, — Дана чмокнула своего парня в щёку и скрылась в толпе.

Слава учился на выпускном курсе и был оборотнем из клана бурых медведей. Здоровенный парень. Он прошёл к Руслану и ухватил его за шкирку.

— Отпусти, — начал трепыхаться Руслан, но куда ему, оборотню-лису, третьекурснику, до Славы.

— Стой спокойно, сейчас вернётся Дана, и я тебя отпущу, — лениво бросил Слава и обратился ко мне. — Вереней, а что происходит?

— Этот идиот решил меня приворотным зельем напоить из-за того, что я отказалась идти с ним на бал. Но выпила его Лидка, а не я.

На нашу компанию стали уже обращать внимание. Вокруг образовалось пустое пространство, и все с любопытством взирали на происходящее.

— Да ты, парень, без мозгов совсем. Или поработать на благо обществу захотелось срочно? — хмыкнул Слава.

— Не твоё дело, — огрызнулся Руслан и снова попытался вырваться из захвата, но безуспешно. — Это всё ты, ведьма проклятая. Выделывалась, ходила нос задирала. Что ты, не достоин я оказался твоего внимания, — он сплюнул себе под ноги. — Я хотел тебя проучить. Хотел видеть, как ты будешь умолять меня о любви, о внимании. Но ты и тут вывернулась. Подружки твои вездесущие такие же твари, как ты.

Я была в шоке от его слов. Ведь я никогда не унижала и не глумилась над ним, просто не принимала ухаживания и чётко давала понять, что ничего не будет.

— Ты ненормальный, — выдохнула я, отойдя от шока. — Ты решил поиздеваться надо мной только для того, чтобы потешить своё самолюбие? — от негодования я даже не кричала, а говорила тихо. Но в зале воцарилась такая тишина, что расслышали все.

В этот же момент из толпы вышли Данка, Таська, Яга Ягинична — наша покровительница, и госпожа Малахитница.

— Что здесь происходит? — как и всегда, ректор сохраняла спокойствие, её зелёное платье колыхнулось, обрисовывая фигуру.

— Этот, — начала я, но осеклась, понимая, что на ум приходят только бранные слова, — адепт пытался опоить меня приворотным зельем, но выпила его адептка Соловьёва, — Лидка всё это время пыталась вывернуть свою руку из моей, не обращая внимания на происходящее вокруг. Её целью сейчас был только он — Руслан. Она хотела как можно скорее оказаться ближе к объекту обожания. По её лицу начали катиться слёзы.

— Отпусти, — жалобно всхлипнула она.

— Это правда? — ректор взглянула на Руслана, а к нам подошла Яга Ягинична, чтобы осмотреть Лидку.

— Нет, — выкрикнул Руслан.

— Да не отнекивайся, — встряхнул Руслана Слава, — тут все слышали твою отповедь.

Все адепты, столпившиеся от нас на некотором расстоянии по кругу, дружно кивнули.

— Отпускай, ведьмочка, девчонку, я её забираю, будем от приворота избавляться, — спокойно сказала Яга, заглядывая Лиде в глаза.

Я грустно посмотрела на подругу, понимая, что ближайшие месяцы ей придётся трудно. Привороты подавляли волю, избавиться от их воздействия было трудно, а уж если приворот действует долгое время, то вообще невозможно. Благо, это не Лидкин случай. Яга взмахнула руками, и перед ней разгорелся портал. Она бросила испепеляющий взгляд на Руслана, который обещал ему все возможные муки. Праздник был испорчен. Госпожа Малахитница раздавала указания по поводу участи Руслана. Прикрыла глаза, пытаясь подавить гнев. Хотелось растерзать в клочья оборотня за подругу и за себя. На моё плечо легла чья-то рука. Резко развернулась и уткнулась в грудь неизвестного. Подняла глаза и встретилась с огненным взглядом Будимира.