Его слова заставили поднять на него глаза и улыбнуться. Но не счастливой улыбкой, а какой-то грустной и сожалеющей.

— Что не так, Веренея, я не понимаю, — его глаза стали будто тусклее.

— Понимаешь, — я нервно теребила ткань платья, пытаясь подобрать слова, — я так воспитана, что не готова окунуться в чувства, зная, что они ни к чему не приведут, — подняла глаза и серьёзно посмотрела на Будимира. — А наши встречи ни к чему не приведут. Ты не можешь отрицать того, что, встретив свою пару, забудешь обо мне. То, что ты чувствуешь сейчас — это мимолётные чувства, временные, которые пройдут через какое-то время. О себе я такого сказать не могу, — горько усмехнулась, но было необходимо поговорить об этом во избежание непонимания. — Я не хочу причинять себе страдания. Да, возможно, и моя симпатия — это временное чувство, но я не хочу даже думать о том, чем закончится наше знакомство, если мы продолжим общение. Ведь ты можешь встретить свою пару в любую секунду.

Я боялась смотреть в эти огненные глаза, боялась того, как отреагирует дракон на мою отповедь, но эти страхи были ерундой по сравнению с боязнью оказаться с разбитым сердцем и безответной любовью.

— Хм, — прокашлявшись, начал Будимир, — признаться, я впервые сталкиваюсь с такой ситуацией, хотя это очевидно. Веренея, я хочу быть честным с тобой, поэтому убеждать и говорить, что ты неправа, не буду. Ты, безусловно, права. Ты мне нравишься, безумно, но ничего обещать тебе я не могу. Ничего, кроме совместного приятно проведённого времени. Я не ищу свою пару целенаправленно, не увлекаюсь кратковременными романами. Более того, уже несколько лет общение с женским полом было минимальным. Так было до того, как я услышал твой задорный смех вчера в таверне. Твой смех и милые ямочки на щёчках не оставили меня равнодушным. Я и сегодня весь день не мог думать ни о чём, кроме тебя. У меня есть просьба, она эгоистична, но всё же, я прошу тебя, не отталкивай меня. Я не буду рассчитывать на что-то большее, но хотя бы иногда встречаться за чашкой чая хотелось бы. Видеть твои невероятные глаза цвета тёмного шоколада, — я смущённо улыбнулась, — и эти прелестные ямочки. Я не прошу тебя дать ответ сейчас, прошу лишь подумать. Не принимай решение сейчас.

— Я подумаю, обещаю, а сейчас мне уже пора, — ответила ему. А в груди разгорался пожар противоречий. Хотелось сбежать от дракона и больше никогда не видеть. Но понимание, что у меня будет возможность вновь встретиться с ним, и я сама лишу себя этой возможности, заставляло тело покрываться мурашками, как от холода. Я хотела снова встретиться с этим невероятным мужчиной, но пыталась задавить это желание.

Будимир проводил меня до ворот академии. Остановившись у них, он посмотрел на меня с надеждой.

— Я надеюсь на скорую встречу. Напиши мне, Веренея, как только примешь решение, я буду ждать, — его губы тронула лёгкая улыбка. — До свидания! — он коснулся тёплой ладонью моего лица.

— До свидания, — прошептала я, — спасибо за вечер, — развернулась и пошла в академию, терзаемая противоречивыми чувствами. В руках у меня был красивый букет хризантем. Цветы, которые раньше я не любила всей душой. Цветы, которые я бережно держала, как воспоминание об этом драконе. Мне предстояло решить, увижу я его снова или нет. Но у меня остались цветы, которые будут напоминать о прекрасном вечере.


Глава 3. Время сомнений


Замерла на пороге комнаты, оглядев собравшуюся компанию. Четыре пары глаз уставились на меня, как по команде.

— Ну! Не стой же на пороге, — первая нарушила тишину Лида, — рассказывай скорее, как прошёл вечер.

— Ой, девочки, — глубоко вздохнула, закрыла глаза, вспоминая дракона. Счастливо улыбнулась, — это ужасно, — выдохнула я.

— Что? — все разом воскликнули ведьмочки.

— Это просто кошмар, — снова сказала я, — я не знаю, что мне делать.

— Так, не стой на пороге, — начала раздавать указания Дана, — раздевайся, выпусти из рук бедный букет, ты его сейчас помнёшь и сломаешь, — забрала из рук цветы. — Ты же не любишь хризантемы?!

— Терпеть ненавижу, — кивнула ей и потянулась к цветам, чтобы вернуть букет от невероятного мужчины.

— Как с тобой сложно, — покачала Дана головой и пошла в глубь комнаты, так и не вернув мне букет. — Раздевайся, я сказала. И уж будь добра, объясни нам, что кошмарного случилось.

Вздохнула и начала раздеваться. Девчонки сидели на наших кроватях и покорно ждали моего рассказа. Плюхнулась между Лидой и Таськой. Посмотрела на них и грустно вздохнула.

— Ты не вздыхай, а выкладывай, — поставив букет в вазу, Дана села напротив меня.

— Ну, мы встретились у Горыныча, как и договаривались, — решила рассказать им всё по порядку. Девчонки затаили дыхание, слушая меня. Их совершенно не удивило, что на первом же свидании я вывалила на дракона все свои истинные мысли: и по поводу его расы, и по поводу встречи, и знакомства с ним. Они уже привыкли, что я говорю только то, что думаю. — А потом он проводил меня до академии. Вот и всё, — завершила я и развела руками.

— Молодец, Веренейка, сразу дала понять, что ему ничего не светит. Незачем связываться с драконом. Ничем хорошим это не кончится, — сказала Таська.

Я грустно улыбнулась подруге. Ничем хорошим это уже не кончилось. Никогда бы не подумала, что смогу влюбиться в первого встречного, вот так сразу и безвозвратно.

— Молодец, конечно, — медленно протянула проницательная Дана, — только меня одну насторожило то, что сказала наша ведьмочка, когда вернулась? — все недоумённо уставились на ведьмочку, и я в том числе. — Ничего ужасного и кошмарного, судя по твоим словам, Веренейка, не произошло на встрече, — решила пояснить Дана, видя наше непонимание. — А значит, — она выдержала длинную паузу и посмотрела мне в глаза, — что-то кошмарное произошло конкретно с тобой.

Я опустила глаза и понуро кивнула.

— Со мной, — призналась я, — и я себя за это ненавижу. И его ненавижу, — на глазах навернулись слёзы обиды и злости на собственные чувства, — потому что умудрилась влюбиться. В дракона влюбиться! Которого видела два раза в жизни, — от злости сжала руки в кулаки.

— Ну и подумаешь, — приобняла меня Лидка, — это не повод убиваться, плакать и злиться. Это повод хорошо провести время. Он же и сам хочет новой встречи. Так чего же ты думаешь? Соглашайся! Если уже влюбилась, то не отказывай себе в удовольствии окунуться в эти чувства. А там будь что будет.

— Ага, советчица, тоже мне, — фыркнула Дана, — отдайся чувствам, — передразнила она Лидку, — а потом он скажет ей, что наигрался, встретил новую любовь или пару свою, а ты, Веренейка, живи, как хочешь, дальше.

— Так это в любом случае будет так, мы все это понимаем, и Веренея тоже, — начала возмущаться Лида. — Но это уже случилось. Она влюбилась. И у неё есть шанс побыть счастливой сейчас. Попробовать. А ты предлагаешь ей страдать, даже не получив толику счастья. Итог один и тот же, только в моём варианте она будет хотя бы немного счастлива, а в твоём — нет.

— Ага, сейчас ей переболеть чувствами будет проще, — стояла на своём Дана, — а потом она будет страдать гораздо сильнее, если допустит новые встречи.

— Зато ей будет что вспомнить! Лучше сделать и жалеть о совершённом, чем не сделать и жалеть о том, что не рискнул, не попробовал, — не отступалась от своего Лида.

— Девочки, хватит, — закричала на них я. — Я сама решу, что мне делать. Не надо ругаться, прошу вас, давайте завтра поговорим, а сейчас я устала и хочу спать.

Спать я не хотела, просто понимала, что если они останутся, то разговоры не прекратятся, а я этого не желала. Хотела побыть наедине со своими мыслями. Разобраться в себе и самостоятельно принять решение. Или хотя бы попробовать самостоятельно его принять. Девчонки всё поняли и, быстро собравшись, покинули нашу с Даной комнату.

— Веренея, послушай, — начала Дана, когда мы остались одни.

— Не надо, Дана, — остановила её, — если мне потребуется совет, я спрошу. А сейчас вы делаете только хуже.

Действительно хуже, потому что Дана и Лида оказались теми, кто озвучил мои противоречивые чувства. Они обе были правы, но это только усложняло моё положение. Дана кивнула и замолчала. Она всегда понимала, когда стоит остановиться. Я поплелась в душ, а вскоре улеглась в постель. Надеялась уснуть, но терзавшие душу сомнения не оставляли в покое.

Перед глазами проносились моменты встречи. Закрывая глаза, ощущала прикосновения рук Будимира к моей талии. Чувствовала их тепло. Видела улыбку дракона и грусть в глазах от моего откровения. Пыталась прогнать эти мысли, но они настойчиво возвращались. Будто наяву слышала его голос. "Подумай", — без конца звучало в моей голове. "До свидания", — напоследок сказал он мне. А будет ли это свидание снова? Ох, эти мысли сводили с ума. Если от двух мимолётных встреч я извелась, то страшно представить, что же будет дальше. Наверное, стоило прекратить это мучение и больше никогда не встречаться с драконом. Переболеть, перестрадать и успокоиться. Но будет ли мне легче? Возможно, стоило послушать Лиду и окунуться в вихрь чувств. Пусть кратковременный, но уносящий в невероятные ощущения от взгляда огненных глаз. Но разум шептал, что это приведёт к ещё большему сумасшествию и боли. А сердце шептало: "Попробуй, возможно, это единственный шанс испытать такие яркие чувства". Это было невыносимо. Сердце разрывалось на части. Я безумно хотела снова увидеть пламенные глаза, почувствовать горячие объятия, услышать тихий смех Будимира, но не хотела того, что обязательно последует за этими встречами. Болезненное расставание. Рано или поздно нам придётся разойтись разными путями.