– Что вы говорите? Что? Приведите мне не только эту козу, а даже все семь коз, все равно я со своей женой не буду мириться.

Глухой, хромой и лысый

Глухой, хромой и лысый шли по дороге. Глухой сказал:

– Я слышу вой волка.

Хромой предложил;

– Побежим!

Лысый заметил:

– Вы говорите такую чушь, что у меня волосы встали дыбом.

Гость должен уйти вовремя

Один человек пришёл в гости к своему знакомому. Обрадованные встречей, гость и хозяин обнялись, расцеловались, стали расспрашивать друг друга о здоровье, о здоровье детей и жён, не зная, как выразить свою радость.

Хозяева бросили к ногам гостя ленту зелёно-красного цвета и всё спрашивали, как случилось, что он приехал, что он вспомнил хозяев.

– Ну, жена, готовь постель гостю, прикажи зарезать курицу, подай вина, завари кофе, приготовь обед.

Жена постелила гостю разукрашенный розами арцахский ковёр, сверх ковра постелила матрац, сверх матраца одеяло и, наконец, подушку.

Через день хозяева убрали подушку, через два – одеяло, через три – матрац. На четвёртый день гость стал прощаться с хозяевами и собрался уходить.

Хозяева дома говорят:

– Почему уходишь от нас так рано, что случилось, чем мы тебе не угодили, кто тебя обидел? Не уходи, оставайся ещё.

Гость ответил:

– Вы мне ничего плохого не сделали, а ухожу я не рано. Я должен был уйти тогда, когда вы убрали подушку.

Деньги мясника

– Да продлится жизнь твоя, князь! – сказал мясник. – Этот человек украл мои деньги, а говорит, что не брал. Когда я продавал мясо, только он стоял у прилавка, больше никого не было.

– Что же мне теперь делать? – растерялся князь Шахназар. – Ведь на твоих деньгах не написано твое имя. Все деньги схожи. Как же я угадаю, чьи это деньги – твои или его?

В это время пришел Пул-Пуги. Узнав, о чем спор, он попросил миску горячей воды.

"Что он будет делать?" – недоумевали односельчане.

Когда принесли кипяток, Пул-Пуги взял деньги, которые отобрали у вора, и бросил их в воду.

– Да продлится твоя жизнь, князь! – сказал он. – Смотри, как на поверхности воды блестит жир. Значит, деньги принадлежат мяснику.

Дешёвый верблюд

Стоял ноябрь. Сын пришел к отцу и сказал, что цена на верблюдов так упала, что верблюда можно купить за одну копейку.

– А сколько у тебя сена, чтобы его прокормить? – спросил отец у сына.

– Одна арба, – ответил сын.

– Верблюд стоимостью в одну копейку слишком дорог.

В конце марта, когда взошла трава, сын пришел к отцу и сказал:

– Отец, верблюд стоит сто рублей.

– Вот теперь он стоит дешево, надо купить.

Сын купил верблюда и начал посевные работы.

Дождь

Шел дождь. У крестьянина протекала крыша. Жена сказала ему:

– Иди поднимись на чердак, поставь посуду там, где течет вода.

– Почему я должен подниматься на чердак? Когда вода начнет течь через потолок, тогда поставлю под нее посуду.

Дочь Сакана

– Дочь Сакана, близок час моей смерти, – сказал Анес жене. – Позови сыновей, пусть придут и выслушают мои последние пожелания.

Жена позвала сыновей.

– Сынок, – обратился Анес к старшему сыну, – вникай в своё дело, расходов у тебя много, в этом году пока дом не строй.

– Нет, – вмешалась жена, – во что бы то ни стало дом нужно строить в этом году.

– А ты, – обратился Анес к среднему сыну, – женись только тогда, когда получишь образование.

– Нет и нет, – рубила подобно сабле жена, – в следующем месяце буду его женить.

– Дочь Сакана, – сказал Анес, – если умираю не я, а ты, то говори за меня, я буду молчать.

Друзья осла

Лоти ехал на осле с горных пастбищ в село и увидел группу молодых людей, которые пировали у родника. Один из них, заметив Лоти, крикнул:

– Отец, идите сюда к нам, выпейте бокал вина.

Лоти подъехал, слез с осла и сел рядом с пирующими.

– Наполняйте бокалы, – сказал виночерпий. – Этот бокал мы выпьем за здоровье ослика, что у нас в гостях, за его терпеливый характер. За твой терпеливый характер, ослик! За твои большие глаза и длинные уши, за твои короткие ноги! Желаем тебе сил и выносливости! Ну, выпьем.

Все смеются, кричат "ура", опорожняют бокалы.

– Отец, а теперь ты скажи тост, – с усмешкой предложил старику один из пирующих.

– А стоит ли? Вы, молодые люди, начали хорошо.

– Нет, нет, очередь за тобой! – смеясь, воскликнули они хором.

– Что мне сказать? – поднимаясь с места, сказал Лоти. – Но раз вы просите, не откажусь. Эх, осел, за твое здоровье, ты хороший осел. Ты каждый день возишь меня, но я на тебя в обиде. Оказывается, у тебя такие славные, милые друзья, а ты не сказал мне об этом. Я-то думал, что эти молодые люди из дальних краев.

Жалоба трёх братьев

Из соседнего села приехали к князю Шахназару жалобщики.

– Нас три брата. Да продлится жизнь князя! – сказал один из жалобщиков. – Отец оставил нам наследство, в том числе семнадцать верблюдов. В своем завещании он написал, что половина этих верблюдов должна достаться мне, как старшему брату, третья часть – среднему брату, а одна девятая – младшему брату. Мы сами не можем разделить верблюдов и из-за этого поссорились. Не нашлось человека, который мог бы нас рассудить и выделить каждому его долю. Я предлагал продать все семнадцать верблюдов и разделить деньги так, как велел отец, но младший брат не согласился. Теперь мы приехали к тебе с просьбой, – да продлится жизнь князя! – чтобы ты решил нашу тяжбу.

Князь подумал-подумал и понял, что это не его ума дело и что тут нужен судья Пул-Пуги.

– Что ты скажешь, Пуги? – обратился к нему князь Шахназар.

Пул-Пуги знал, что разделить семнадцать верблюдов пополам невозможно, это число не делилось также ни на три, ни на девять частей.

– Хорошо, – сказал он наконец братьям, – поезжайте к себе в село, завтра я приеду туда и разделю верблюдов.

На следующее утро Пул-Пуги сел на верблюда и поехал в село к братьям, которые с нетерпением ждали его.

– Где ваши верблюды? Гоните их сюда, – сказал Пул-Пуги.

Братья пригнали семнадцать верблюдов.

– Теперь подгоните к вашим верблюдам и моего, – распорядился Пул-Пуги.

– Сколько их стало? – спросил он, когда его приказание было выполнено.

– Восемнадцать, – в один голос ответили братья.

– Половиной от восемнадцати будет девять… Это старшему брату. Получилось? – спросил Пул-Пуги.

– Получалось, – сказали братья.

– Третьей частью от восемнадцати будет шесть, правильно? – спросил Пул-Пуги.

– Правильно, – подтвердили братья.

– Это среднему брату. Так?

– Так, – сказали братья.

– Девятой частью от восемнадцати будет два, правильно? – спросил Пул-Пуги.

– Правильно, – сказали братья.

– Это младшему брату. Получилось?

– Получилось, – подтвердили братья.

– Остался один верблюд. Это мой. Будьте здоровы, – сказал Пул-Пуги и, сев на своего верблюда, уехал.

Заработанное своим трудом

Один торговец ежедневно давал своему сыну один аббаси и говорил:

– Возьми, сынок, береги и старайся копить деньги.

Сын выбрасывал эти деньги в воду. Отец узнал об этом, но ничего не сказал. Сын ничем не занимался, не работал, ел и пил в доме отца.

Однажды торговец сказал своим родственникам:

– Если мой сын придет к вам и попросит денег, не давайте.

Затем он позвал сына и обратился к нему со словами:

– Иди сам зарабатывай деньги, принесешь – посмотрю, каковы они, заработанные тобой.

Сын пошел к родственникам и стал просить денег, но они ему отказали. Тогда он вынужден был наняться на работу чернорабочим. Весь день сын босыми ногами размешивал известь и, получив один аббаси, принес эти деньги отцу. Отец сказал:

– Ну вот, сынок, теперь иди и брось в воду заработанные тобой деньги.

Сын ответил:

– Отец, как же могу я выбросить их? Разве ты не знаешь, какую муку я принял из-за них. Пальцы на моих ногах до сих пор горят от извести. Нет, я не смогу выбросить их, рука моя не поднимется.

Отец ответил:

– Сколько раз я давал тебе по одному аббаси, а ты уносил его и спокойно бросал в воду. Ты думал, эти деньги доставались мне даром, без труда? То-то, сынок, пока не будешь трудиться, цену труду не будешь знать.

Зеркало

Тимур-Ленг, завоевав много стран, дошел до Европы.

В Европе он впервые увидел зеркало, а в нем – свое безобразное лицо и заплакал. Плакал он целый день. На другое утро он заметил, что плачет и его везир. Тимур спросил у везира, почему тот плачет. Везир ничего не ответил и продолжал плакать целую неделю.

Тогда Тимур вновь спросил у везира:

– Послушай, почему ты так долго плачешь, что случилось?

– Как же мне не плакать, – ответил везир, – вот ты увидел свое лицо в зеркале всего один раз и заплакал, а я вижу твое лицо каждый день.

Зло старухи

Старуха, взяв головешку из костра, поспешила в сторону моря.