Это потом уже видишь его улыбку и любовь к детям, которые как-то сглаживают первое впечатление, а поначалу… Нет, Назар уж точно не герой-любовник, хотя мне вдруг почему-то сильно захотелось, чтобы однажды и с кем-то ему повезло.

— У него был ребенок, — не дождавшись вопроса, сказала Ира. — Погиб. В автомобильной аварии. После этого жена Назара загуляла, они развелись, и… он начал все сначала.

Пауза затянулась. На экране мелькали модели, в чашке давно остыл чай, принесенный Ирой, в соседней комнате слышался детский смех и громкий голос мужчины, я поймала на себе внимательный взгляд подруги и, почувствовав пустую неловкость, сказала лишь бы что-то сказать:

— Ну, пусть женится опять.

Она пожала плечами.

— Пусть, я не против.

— Встречается он с кем-нибудь?

— Не знаю. Наверное, — задумалась подруга. — По нему сохнут некоторые, а вот встречается он с ними или нет — не скажу.

Я как раз сделала глоток холодного чая, и чуть не поперхнулась. Сохнут? По нему?! Это показалось настолько невероятным, что я бы рассмеялась, но… смешно не было.

В эту минуту из комнаты вышел Назар, на плечах у него сидел один сорванец, постарше, а на руках он держал второго, и я невольно задержала взгляд на этом мужчине. Он некрасивый. Он, можно сказать, пугающий внешне, но… То, как он относился к племянникам, то, какой выглядел в этот момент… Это было как-то по- домашнему, уютно, от сердца.

— Ну что, проголодался? — поинтересовалась Ира. — Укатали они тебя? Дети, оставьте Назара в покое, он с дороги, а из-за вас еще ничего не ел.

Дети, отлипнув от мужчины, попытались перекинуться на меня, но я шустро сбежала следом за Ирой на кухню под предлогом помощи. Не знаю, что больше подтолкнуло меня вскочить с насиженного места — атака мальчишек или внимательный взгляд Назара. Но такое ощущение, что он только что меня вообще заметил и принялся наверстывать упущенное.

Его взгляд…

Его взгляд было выдержать тяжело.

Впрочем, возня с мальчишками тоже не была для меня легкой, поэтому побег на кухню можно списать еще и на это. Детям объяснили, что Назар устал, а играть хочется, так что я бы точно попала в их загребущие ручки. Нет уж, спасибо. У меня тоже пятница, и я тоже устала.

Ира быстро организовывала ужин из котлет и спагетти, а я стояла рядом, смотрела в окно, но видела перед собой только темноту. Слышался телевизор в зале, голоса детей, придумавших новую игру, негромкий голос Назара. И я сама не знаю почему со вздохом, сказала:

— Хорошо у вас здесь.

Нет, то, что у Иры хорошо — это понятно, и она знала, что я так думаю. Но мой вздох даже мне самой показался слишком… громким и слишком… откровенным, что ли?

— А я давно говорила, Натали, пора тебе создавать свою семью, а ты находишь таких, что… — всучив мне теплую тарелку с котлетами, посетовала подруга, потом опомнилась, что невольно затронула того, о ком я вспоминать не хотела, и торопливо выпроводила меня.

Но мне хватило всего пары секунд и нескольких шагов, пока я прошла от кухни до зала, чтобы понять удивительную вещь: мне больше не было больно думать о Павле. Тягостно, потому что всколыхнулось все неприятное, но не больно. И когда Ира вышла с кухни и вопросительно глянула на меня, мол, не обижаюсь ли, я качнула головой и улыбнулась.

— Вам идет. — сказал Назар.

Я вопросительно посмотрела на него, и встретилась с карими глазами. Странно, я столько раз смотрела на него, а цвет глаз только заметила. А еще более странно, что я почувствовала, как начинают гореть мои щеки.

— Ир, открой окно побольше, у тебя душно, — попросила я.

— Не хочу комаров кормить. Может, кондиционер?

— Давай кондиционер, — согласилась я, радуясь, что щеки пришли в себя, и, кажется, маленький конфуз остался никем не замеченный.

— А хотя… — Ира подошла к окну, открыла его полностью, и села в кресло. — Все равно это вам насекомых кормить, так что подышу свежим воздухом за ваш счет.

— Как это нам? — не поняла я.

— Тебе и Назару, — накладывая спагетти себе на тарелку, просветила подруга. — Я вам здесь постелю.

Я глянула на Назара — он накручивал спагетти на вилку, но смотрел на меня, а я…

— С ума сошла? — разозлилась я.

— Натали, я не сказала, что постелю вам вместе, — подруга притворилась обиженной, что ее заподозрили в сводничестве. — Но эта комната просторная и здесь кресла.

Кресла — это аргумент. В других комнатах их не было. Но я все равно не хотела спать в одной комнате с Назаром. Это дико — он совершенно посторонний мужчина, а вдруг у меня спадет на пол одеяло? Нет, я не спала голышом, но не считала нужным щеголять перед незнакомыми мужчинами в пижаме. Я вообще не хотела в ближайшее время находиться с мужчинами на одной территории. Они меня напрягали. Исключение — шеф, муж Иры и ее дети. Они воспринимались как безобидные и свои.

— Я лягу в комнате с детьми, — пришел мне на выручку Назар.

— Там тесно, их кровати на тебя не рассчитаны, — возразила хозяйка.

— На полу помещусь.

— Ну да, ты приехал в такую даль, чтобы поспать у меня на полу! — возмутилась Ира.

— Могу я. На полу. — Это уже мое предложение.

— И эта туда же! — Ира так вскипела, что не усидела на месте, а подскочила и нависла всей мощью своих пятидесяти килограмм сначала над Назаром, потом надо мной. — Вот что. Вы оба будете спать в этой комнате. Раздельно. Но рядом. И я очень надеюсь, что вы будете вести себя прилично, ясно? Я чутко сплю, я все слышу!

Переглянувшись с Назаром, мы обменялись улыбками и притворились, что угроза возымела результат. На самом деле, сказывалась усталость. Дело было в пятницу, и мой организм требовал отдыха за всю неделю — посмотрели телевизор, поболтали, поели, и хватит. Назар, судя по всему, тоже устал. К тому же, он был с дороги. Так что, быстро поев и убрав за собой, мы принялись укладываться.

Мне досталось одно кресло, Назару второе, недалеко друг от друга, но все же не вместе. Мужчина, как джентльмен, все время, пока я провела в ванной и переодевалась, провел в комнате у племянников. И только дождавшись, когда я лягу и выключу свет, он вышел, чтобы переодеться самому.

— Если хотите, — услышав его шаги, предложила я, — можете включить свет.

— Спасибо, — мне послышалась в голосе улыбка, — но я всегда четко знаю, где сплю.

И действительно, ни по пути в ванную, ни обратно, я ни разу не услышала ни тихой ругани, ни вздоха, а значит, он дошел без приключений. Лег тихо, в отличие от меня, не ворочался, и, скорее всего, сразу уснул. А я, как ни старалась, уснуть не могла.

Почему-то вдруг подумалось, что вот я делю ночь с совершенно чужим мне мужчиной, и что я ни разу не делала этого с Павлом. У нас были встречи, и все. Я думала, это к лучшему: я не слышу, как он храпит, он не слышит, как я посапываю иногда во сне, наши отношения не подвергаются тяжелому испытанию в виде быта, а, значит, продлятся дольше, будут более яркими, и когда мы придем к тому, чтобы пожениться, не успеем наскучить друг другу.

Но, оказывается, я изначально лгала себе. И Павлу тоже лгала, что меня все устраивает, что я так и хочу.

Да, быт пугал, но не сам по себе. Скорее, меня пугали мои представления о нем.

Но если судить по Ире, не всякий быт — это удавка для женщины. Она вот, наоборот, в браке цветет, муж ее обожает, дети — ну, дети понятно, от мамочки без ума.

А если судить по Назару — не каждый мужчина храпит. Он спит тихо, не шевелясь, только дыхание и слышно, глубокое, размеренное, дыхание уставшего человека.

Я вслушивалась в его дыхание, пока не уснула, а утром, едва забрезжил рассвет, наспех оделась и вызвала такси.

— Чего так рано? — ворчала Ира, провожая меня. — Не пущу!

— Ты обещала выпустить утром, — нашлась я, — а слово надо держать.

— Но почему так рано? Субботнее утро — понятие растяжимое. Натали, что за спешка?

Я только улыбнулась, потому что ответа у меня не было. Вернее, был, но какой-то невразумительный. Странно. Смешно. Непонятно. Я бежала от дыхания мужчины, который спал отдельно от меня, но… так близко… так рядом.

Глава 5



— При всей моей любви к тебе, Натали, но зря ты так! — выговаривала в понедельник Ира.

Не знаю, как она выдержала целых два дня, чтобы не позвонить и не высказаться. И удивительно, как ее запал не прошел за выходные, но я уже минут десять слушала, что совершила непростительный поступок, а подруга и не думала униматься.

Оказывается, она успела выстроить на субботу грандиозные планы с участием меня и Назара, а я взяла и уехала.

— Да, уехала, — в какой-то момент согласилась я. — И что?

— Ты сбежала! — припечатала обвинением Ира.

И… я не стала спорить.