В обед Ира предлагала съездить посмотреть кольца, но я отказалась. Понятное дело, что я планирую помириться с Назаром, но… присматривать кольца при сложившихся обстоятельствах, это как прокричать ему — а и ладно, делай и дальше что хочешь, я против не буду, согласна на все — мне лишь бы замуж!

Нет уж.

Он знает, что я обижена, знает за что, и… Мой вчерашний звонок по скайпу и так был огромным шагом к нему, несмотря на внутренне сопротивление. Теперь я ждала, когда шагнет он.

Но Назар не беспокоил весь день. Тишина. Носила с собой бесполезный телефон с черным экраном, и… ничего. К вечеру стемнело не только на улице, но и у меня в мыслях. Ира активно щелкала мышкой, новая бухгалтерша проявляла рвение новичка, я чувствовала, что здесь уже вполне могут обойтись без меня, и стоя у окна, любуясь городом, думала: а, может, без меня могут обойтись уже не только здесь? Может, Назар уже сделал шаг? Только не ко мне, а в сторону или назад? Может…

Вдруг в кабинете погас свет. Удивленно обернувшись, я увидела, что кабинет совершенно пуст — нет ни Иры, ни новой бухгалтерши, а в дверях стоит высокий мужчина. Его лица не было видно, только тусклый свет из двери напротив подсвечивал контуры фигуры, но мне было достаточно. Я узнала его. Наверное, я узнала бы его, даже будь вовсе темно — просто почувствовала бы, что он здесь, рядом.

Не говоря ни слова, он шагнул в кабинет и плотно закрыл дверь, а в следующую секунду я увидела, как по полу начали расползаться серебряные звезды, и…

Покружив в медленном танце, звезды начали красться по стенам — вверх, к потолку! Вот первая звезда, вторая, третья… А вот весь кабинет осветился яркими живыми звездами, которые падали не вниз, а вверх! Они кружились в звездном хороводе, меняли цвет от серебристого до синего с золотом и обратно, а я смотрела в немом восхищении на мужчину в дверях, и никак не могла поверить и насмотреться…

Назар молчал. Я не видела его лица, но остро чувствовала взгляд, в котором затаилось ожидание. У стены притаился маленький звездный проектор, который тоже, казалось, чего-то ждал. И я подумала — ну что такое простить, не закатывая истерики, которая наградила бы прощение горечью и нескоро забылась? И что такое сделать шаг к мужчине, который вроде бы должен сказать «прости», но не скажет?

Пустяк, да и только.

И я не просто шагнула к нему, сама, первая, но и обняла, крепко-крепко.

Потому что соскучилась. Потому что безмерно люблю. Потому что этот мужчина ради меня не только преодолел длинный путь, а заставил даже звезды сменить свою траекторию!

Эпилог


Тот Новый Год мы встречали дома у Иры и Миши, а на следующий они уже приехали к нам с Назаром. Места в доме было много, так что пригласили мы их не на пару дней, а на пару недель, как Ира намекала еще до свадьбы.

Кстати, замуж я все-таки выходила в том платье, которое купила сама. Во-первых, Назару оно тоже понравилось, а, во-вторых, он сказал, что сейчас в моде не выставлять деньги напоказ. Ну, в моде у тех, у кого есть вкус. И вообще, сейчас мировой кризис, и вполне разумно показать, что ты не только это осознаешь, но и меру знаешь. Так что мое платье было вполне благосклонно встречено гостями, и его даже пресса признала милым.

Как мило с их стороны…

Ира была моей свидетельницей, но это и не обсуждалось, и я, вопреки своим опасениям, не потеряла ее как подругу. Конечно, прошел всего год, как мы живем в разных городах, но теперь-то она мне еще и родственница, так что, думаю, не потеряемся. Близость отношений, как я убедилась из личного опыта, зависит не от расстояния, а от желания людей оставаться близкими.

Очень сильно порадовало, что на свадьбе не было Иркиного отца. Не знаю, как бы я выдержала его присутствие — видеть мне его по-прежнему не хотелось. Зато были Костя и Славик, два чуда, которые немного расстроились, что теперь я не Маркова. Эх, а им так нравилось называть меня по фамилии. Но ничего, они быстро согласились, что Славская — тоже запоминается и звучит, особенно она звучала для мелкого, потому что напоминала ему его имя.

Еще на свадьбе я узнала от Иры, что новая бухгалтерша, как ни странно, все еще старается, и вообще в офисе по-прежнему скучно, был только один яркий момент. Сразу после моего отъезда в другой город, в офис заявился Павел и попытался сделать скандал: кричал, пока его не выставила охрана, что я испортила ему карьеру, и теперь у него нет даже прежней машины, а ведь он так рассчитывал на новую!

Вместе со мной он упрекал и Назара, так что пришлось отвлекать мужа от важных гостей и просить разъяснений. Выслушав вопрос, он нехотя признался, что кое-кто из его «доброжелателей», узнав обо мне, попытался все разрушить. Павлу пообещали новую крутую машину, если ему удастся разладить наши отношения, а чтобы у него это точно получилось, на одну его смазливую внешность не понадеялись, а снабдили компроматом. По крайней мере, именно так я должна была принять новости о том, кто Назар на самом деле и как, соответственно, может ко мне относиться. Павлу предлагались роли внушителя, что я Назару не подхожу, и утешителя, что мне подходит только он, и никто другой.

А когда он не справился ни с одной из ролей, но достал Назара, он сделал ответный ход и послал запись его даме, где тот награждает ее нелестными эпитетами. Узнав, что она не любовь всей жизни, а жаба, дама сердца отобрала все свои подарки, включая машину, и выставила Павла за дверь. Говорят, он сильно переживал по этому поводу, а еще потому, что во многих ларьках (а дама расширила сеть), ему перестали продавать сигареты, а было-то так удобно!

Но Павел — не моя забота, так что от этих новостей я не испытала ни радости, ни огорчения. Только в связи с этой историей уточнила у Назара: а дал ли он от меня сдачи тому, кто хотел нас рассорить?

— Даже не сомневайся, — ответил он, и у меня не было причин не поверить.

Мы с Назаром договорились, что я не лезу в его дела, потому что все равно в них не разбираюсь, но если что-то непосредственно касается меня или нас, он не будет скрывать. Назар согласился, и придерживается договоренности. А чтобы не забывал, я перевезла с собой кучерявый цветок и водрузила его на полку в нашей комнате. Он, конечно, переезжал без всяких технических штучек, ничего не указывало на то, что они когда-либо там были, и цветок мне по-прежнему был не ахти как симпатичен, но не бросать же его?

Кстати, я узнала, что это благодаря Назару мне не пришлось никуда переезжать раньше. Был такой момент, когда звонила мама хозяина квартиры и сказала, что, возможно, скоро приедет ее сын и придется освободить жилье. Я уже начала присматривать, куда бы переместиться, когда она позвонила и сказала, что я могу остаться. Тогда я подумала, что мне крупно повезло, но нет. Это было не везение. Это был Назар.

— А что, Наташ, — спросила меня женщина, когда я сообщила, что хочу передать ей ключи, — Назару Юрьевичу квартира уже не нужна? Сережа может въезжать?

— Да, — немного растеряно поддакнула я.

Из ее дальнейших радостных слов я узнала, что ее сын все-таки приехал, и вообще со времени ее первого звонка жил в городе. Но Назар Юрьевич предложил такую цену за то, чтобы я оставалась в квартире, что у бедной женщины не нашлось сил отказаться, и пришлось ее сыну с девушкой пожить на съемной квартире. Впрочем, в накладе они не остались, потому что смогли позволить себе снимать трехкомнатную, в центре, со всеми удобствами, еще и на расходы оставалось. Но дом — есть дом, так что возвращению в родные пенаты они тоже обрадовались.

А уж как обрадовалась я, узнав, что в огромном доме Назара есть человек, который помогает с уборкой! Я бы не выжила, если бы этим пришлось заниматься мне! Тем более что почти сразу после свадьбы, я забеременела и беременность проходила мучительно, я даже нагнуться спокойно не могла. А теперь, с рождением Юленьки, нашего темноволосого солнышка, у меня вообще ни на что нет времени. Только на нее и Назара. Но, по-моему, они этому очень рады.

Не скажу, что в новой жизни у меня все легко и просто. Вовсе нет. Хотя с родителями Назара повезло — приняли не с распростертыми объятиями, но без испытаний. С рождением Юленьки, свекровь вообще прониклась теплыми чувствами не только к внучке, но и ко мне заодно. А еще у меня здесь появилась подруга — та самая Злата Самарская, о которой упоминала ведущая. Мы с ней обе из маленьких городков, поэтому мне с ней изначально было проще общаться, чем с остальными. Конечно, со временем я смогу свободно общаться и с теми, с кем нужно общаться, а не только с теми, с кем интересно, но придется многому научиться, да и пока не до них.