— А при чем здесь Назар? Я хотела сама купить себе платье.

— Понятно, — Ира бросила на меня странный взгляд, но от комментариев воздержалась. — Смотреть кольца поедем завтра, а то мы и так два часа на работе прогуляли. Побережем нервы шефа?

— Побережем, — согласилась я.

И потом, у меня было столько приятных эмоций, что перебивать их другими, пусть и не менее приятными, не хотелось.

До окончания рабочего дня я успела не только выполнить все, что планировала и помочь новой бухгалтерше адаптироваться, но и много раз мысленно представить, как я иду навстречу Назару в этом свадебном платье, и как восхищенно он на меня смотрит… И он, и мои родители… Мама так обрадовалась, когда я сказала, что встретила замечательного мужчину и скоро выхожу за него замуж! Папа выразил меньший восторг, ему не хотелось меня ни с кем делить, но… тоже поздравил и пообещал, что они непременно приедут, когда я уточню дату свадьбы.

Эх, скорей бы…

Уже собираясь домой, я глянула на мобильный и увидела, что Павел опять пытался дозвониться до меня бессчетное количество раз, смс-ки я даже сосчитать не бралась. Что ему так неспокойно-то? Но, конечно, я не собиралась перезванивать и уточнять. Если ему от меня что-то надо, это его проблемы, его вчерашнее смс параноика я вообще вспоминать не хотела.

Я бы с большим удовольствием забыла о Павле совсем, но когда вышла из маршрутки, возвращаясь с работы, он опять выскочил из машины и бросился ко мне, крича, что нам надо поговорить.

— Да отстань ты! — я встряхнула его руку, когда он вцепился в мое пальто. — Что тебе все неймется? Оставь меня в покое!

— Наташа, ты в опасности!

На самом деле Павел выглядел так, словно сам попал в какую-то передрягу — волосы взъерошенные, свитер поверх рубашки, хотя он считал это признаком колхоза и никогда так не одевался, глаза блестят ярче уличных фонарей, лицо бледное, взгляд отчаянный.

— Это не твоя забота, — отрезала я, пытаясь избавиться от него.

— Моя. Ты можешь думать все, что угодно, но Лида… Она — жаба! Я ненавижу ее, она мне противна, я…

— При чем здесь я?!

Мимо неспешно проходили люди, но никто даже не подумал вмешаться, хотя все они видели и понимали, что я хочу уйти и что Павел удерживает меня силой. Надеяться на появление приятеля Назара смысла не было, приходилось рассчитывать на себя, но что я могла по сравнению с сильным мужчиной? Слова на него не действуют, отскакивают, как горох от стенки, и вряд ли мне удастся уйти, пока он не выговорится. Пусть уж здесь, на улице. Прежней ошибки я больше не сделаю, и в квартиру его не впущу.

— Наташа, если бы ты знала… Но теперь у меня есть машина, и… я все еще люблю тебя. Я всегда любил только тебя. Давай все забудем, давай снова будем жить вместе. Давай… — Он вздохнул и как в воду нырнул с головой, хватая меня за обе руки и пытаясь обнять, несмотря на мешавший объемный пакет, который я держала. — Давай поженимся!

— Что?

— Давай поженимся! Я готов… я понял, что готов к этому, если женой будешь ты, я…

— С ума сошел?! — Меня разобрал смех, и я не стала отказывать себе в удовольствии. — Я уже выхожу замуж. За мужчину, которого люблю. И это не ты.

— Не я… — Павел состроил страдальческую мину и покачнулся, у меня даже мелькнуло подозрение, что он собирается упасть передо мной на колени. — Да, не я…

И столько пафоса в голосе, что стало вконец противно. Я ведь четко сказала, что выхожу замуж, но ему все равно. Он собирался доиграть свой спектакль. Не знаю, зачем ему это было надо: вроде бы он никогда не хотел в театральный, да и зрители на улице не задерживались, а проходили мимо.

— Павел, к чему эта трагикомедия?

— Наташа, я пытался сказать тебе… пытался тебя спасти… ты ведь ничего не знаешь о нем…

— Ты думаешь, что знаешь больше?

— Да! — горячо воскликнул Павел и на эмоциях отпустил одну мою руку. — Знаю! Он просто играет тобой, а ты ему веришь! Он не тот, за кого себя выдает! У него все продумано! Ты даже не представляешь, что…

Боковым зрением я заметила черное пятно справа, но подумала, что это один из прохожих, и вздрогнула, услышав знакомый вежливый голос.

— Наталья Александровна, — приятель Назара стал рядом со мной, сверля взглядом Павла, — вас проводить домой?

Справившись с удивлением, я кивнула.

— Да, это было бы очень кстати.

Я попыталась встряхнуть руку Павла, но он продолжал удерживать меня и явно был настроен на продолжение странного разговора.

— Отпустите девушку, — вежливо обратился к нему мужчина в пальто, и все мы понимали, что это временная вежливость, и что если Павел заартачится, будут последствия.

— У нас с ней разговор! — со злостью обронил мой бывший, не желая сдаваться.

— Разговор окончен, — безапелляционно постановил приятель Назара.

Он сделал только шаг к Павлу, и я моментально оказалась свободна.

— В целях интересов вашего здоровья, — мужчина говорил спокойно, но у меня от его тона по телу разбежался табун трусливых мурашек, — не советую искать с Натальей Александровной новых встреч.

Павел застыл с открытым ртом, как рыба, выброшенная на берег. Он был мне неприятен, но я не захотела любоваться его унижением, и направилась к дому. Приятель Назара двинулся было следом за мной, но Павел пришел в себя и так просто отпускать меня не собирался.

— Наталья Александровна?! — расхохотался он. — Да она просто подстилка тролля, которую разыграли! Замуж она собралась! Дура! Поверила, что такой, как ее тролль, на ней женится! Да чтобы ты знала…

Он подавился следующей гадостью, которую готовился выкрикнуть, потому что обернувшись, я увидела, как к Павлу уже подлетел приятель Назара и нанес удар. Всего один, но этого хватило, чтобы он задохнулся и перестал поливать меня грязью. Меня и Назара…

Я видела, как мужчина склонился над Павлом, и, по-видимому, что-то сказал ему, потому что Павел кивнул. Мужчина вернулся ко мне — спокойный, как и прежде, поразительно невозмутимый.

— Пойдемте, Наталья Александровна.

И мы уже свернули за угол дома, когда Павел то ли пришел в себя, то ли, судя по сузившимся глазам моего защитника, решил нарушить данное слово, и крикнул во всю глотку:

— Посмотри «Все про светский мир», за двадцать третье августа этого года! Я помочь тебе хочу, идиотка наивная!

Я остановилась, не столько от резких слов, сколько от удивления: к чему тут известная телепередача и мое спасение?

— Идите домой, Наталья Александровна, — посоветовал приятель Назара, а сам, я видела, собирался вернуться к Павлу. — И не верьте тем, кто для вас не имеет никакого значения.

Я кивнула. И только когда машинально дошла до подъезда, вспомнила, что не сказала своему спасителю даже «спасибо», и еще не спросила, как ему удается оказываться рядом со мной так вовремя?

Обернулась, но мужчины уже не было. Если Павел не совсем рехнулся (а последние события доказывали, что он как минимум к этому близок), то уехал, а не стал дожидаться, когда ему снова перепадет.

Впрочем, это его дело.

Я зашла в квартиру, разделась, наспех перекусила и, аккуратно разложив платье на кровати, с умилением любовалась своей покупкой, снова представляя, как иду в нем к Назару, и как он восхищается мной. А потом вдруг ни с того, ни с сего вспомнила крик Павла, чтобы я обязательно посмотрела передачу про гламур и светские тусовки, и настроение пропало.

Наверное, виной тому любопытство. Думаю, все дело в нем. Конечно, я не приняла угроз Павла всерьез. Но я включила ноутбук, нашла в инете передачу за указанную дату и принялась смотреть.

Ничего особенного. Светские тусовки, разговоры, улыбки, блеск, гламур, лицемерие, красота, пафос. Как вариант убить вечер впустую — вполне подойдет. Но я глазам своим не поверила, когда увидела на экране Назара. Он был в шикарном костюме, дорогих часах и ботинках, которые отметила камера, а внизу даже написали примерную стоимость этих изделий. От названной суммы у меня слегка закружилась голова. Назар улыбался ведущей так же постановочно, как и многие другие, кто мелькал до него на экране.

Это определенно был он, мой Назар. И тем не менее, это был совсем другой человек.

Я никогда не видела его таким… уверенно-отстраненным. Я никогда не слышала, чтобы он так тонко кого-то троллил. как ведущую. И я никогда не думала, что он может быть настолько чужим.

— Назар Юрьевич, вы — владелец крупного холдинга… — обратилась к нему ведущая, и я прижала ладонь к губам, чтобы не сорваться, не закричать.

Я смотрела на Назара, видела, что он что-то отвечает, но в голове стоял такой шум, что я не разбирала слов. Прочитала по мелькнувшей внизу экрана табличке название холдинга, направление деятельности и примерный годовой оборот, а потом буквы растворились в мутной дымке. Противные слезы — с чего бы? И так не вовремя!