Я рассмеялась и обернулась к Ире.

— Тебе не идут слезы! — заявила она, ткнув в меня пальцем. — У тебя лицо сразу делается красным, как после косметологической чистки!

— Ужас какой, — пробормотала я, вытирая все бегущие и бегущие слезы. — Мне нельзя быть некрасивой, Ир, я замуж выхожу.

— Правильно, верный подход, нечего тут рыдать, — похвалила меня подруга, а потом округлила глаза и едва не оглушила меня криком: — Что?! Замуж?!

Дверь распахнулась, в кабинет вбежал встревоженный шеф, осмотрел нас и облегченно выдохнул:

— А, это вы… Фух, можно дышать спокойней. Ты, Ира, замужем, а с потерей Наташи я уже смирился. Ну, Ира, порасстраивалась, погоревала и хватит — поздравляй подругу. Что вы обе застыли? Ира, ну? Ты же давно хотела погулять на ее свадьбе!

Не дождавшись, когда его советы воплотят в жизнь, шеф махнул рукой и, снова насвистывая, закрыл дверь и ушел, а мы с Ирой недоуменно переглянулись. Я и подумать не могла, что он знает о наших девичьих тайнах, а он…

— Назар? — спросила меня Ира, почему-то шепотом.

— Дурочка, — кивая болванчиком и тоже шепотом, ответила я. — Конечно, да.

А потом мы обе рассмеялись, обнялись по-дружески, и Ира начала строить планы, как лучше организовать нашу свадьбу, а я слушала и улыбалась. Даже когда ее идеи были совсем уж дикими.

В приподнятом настроении, практически летая то в облаках, то вместе с первыми снежинками, закрутившими танец на улице, я возвращалась с работы, ничего не подозревая, вышла из маршрутки, направилась к дому, но у обочины притормозила красная иномарка, и из нее на всех парах ко мне понесся Павел.

— Наташа! — крикнул он, видя, что я проигнорировала его эффектное появление. — Наташа, подожди, мне надо с тобой поговорить!

— Уже наразговаривались! — не сбавляя шага, огрызнулась я.

— Да подожди ты! — Подбежав, он схватил меня за руку, заставляя остановиться. — Я как лучше хочу, а ты…

— А для меня лучше — это не пересекаться с тобой, — я попыталась высвободиться, но он цепко держал.

— Послушай, это касается твоего тролля, я…

— Катись к черту! — разозлившись, я резко наклонилась и укусила его ладонь.

Павел, не ожидая такого подвоха, отпустил, и я пошла дальше. Не ускоряясь, чтобы не провоцировать его хватать меня за руку снова, но и не оглядываясь, когда он потребовал остановиться.

— Да послушай ты! — крикнул он. — Твой тролль…

— Повторяю для тугодумов: катись к черту! — крикнула я на ходу.

Павел все-таки попытался догнать меня и схватить за руку, но потом удивленно ойкнул и зашипел. Пройдя немного вперед, я все-таки поддалась любопытству и обернулась. Увиденное поразило — Павел, согнувшись пополам, держался за живот и рассматривал асфальт, а от него ко мне уверенно шагал мужчина в черном пальто. Тот самый, который мерещился мне несколько дней кряду, а потом пропал.

— Все в порядке? — спросил мужчина, поравнявшись со мной.

Теперь его лицо было хорошо видно в свете фонарей, и я убедилась, что это был действительно тот самый приятель Назара.

— Да, — я кивнула, шокировано рассматривая его. — Да, спасибо.

— Не за что, — улыбнулся он. — До свидания, Наталья Александровна.

— Что? — выдохнула я.

— Я говорю: до свидания.

Не знаю, что удивило меня больше: его появление сейчас, его мелькание рядом со мной до этого или то, что он назвал меня по имени-отчеству? Но увидев, что Павел приходит в себя, я кивнула и поспешила уйти.

Я опасалась, что Павел попытается меня догнать или, дождавшись, когда нежданный защитник уйдет, явится ко мне, но, к счастью, он ограничился только смс-кой. Она пришла примерно через час, и была странной и пафосной до невозможности: «Наташа, ты все еще мне дорога! Мне нужно только поговорить с тобой! Ты в опасности! Позволь мне тебе помочь!».

И сердечко в конце.

Мило.

Я удалила сообщение, не раздумывая, и внесла номер Павла в черный список на телефоне.

Глава 16



Кстати, правильно сделала. Это и Назар сказал, когда мы с ним по скайпу разговаривали, и утром доказал мой мобильный, отобразив около двадцати звонков Павла и целых пять смс в черном списке.

Я не стала читать ни одного, просто удалила. Очень сильно хотелось верить, что у Павла взыграет гордость, он обидится и перестанет меня преследовать. Мне не хотелось ни видеть его, ни слышать, у меня были куда более приятные планы.

Сегодня с Ирой мы, вопреки обычаю, не остались в офисе на обеденный перерыв, а поехали по свадебным салонам выбирать мне платье. Новая бухгалтерша пришла, и пока она старалась оправдать доверие шефа и всем понравиться, нужно было ловить момент. В офисе есть человек в рабочее время? Есть. Шефу есть с кем поговорить, если что? Есть. И на звонки ответит, если клиенты позвонят. Понятно, что пока только запишет информацию, но и то хлеб.

Несмотря на радужное настроение, в первый салон я заходила чуть ли не со скандалом — почему-то стало неловко: я в обычных джинсах, обычном свитере, простой шапочке и не самом шикарном пальто, а здесь все так красиво и дорого…

— Во-первых, — успокоила меня Ира, — Назар тебе говорил, что заплатит за платье сам. В принципе, он тебе и выбрать его сам мог, у него отменный вкус, но я никогда бы его не простила, и он это прекрасно знает. Так что давай, подруга, не отказывай мне в удовольствии. Досидеть до двадцати семи лет в девках! Подумать только! Столько заставлять меня ждать!

— Ну и что? — отмахнулась я. — Я, может, просто ждала такого же, как твой муж. Я же говорила, что если встречу мужчину, который просто покорит и возьмет, не стану сопротивляться, а выйду замуж.

— Таких, как мой муж, больше нет, — гордо постановила Ира.

— И таких, как мой Назар, тоже, — поддакнула я.

Рассмеявшись, мы зашли в салон, а там… настоящее царство платьев и свадебных атрибутов. Глаза разбегались, а мерить поначалу было страшновато. Вдруг не влезу? А вдруг случайно наступлю на подол? А вдруг… Потом я решилась, но платье не выбрала.

— Нет, Ир, — после нескольких безуспешных примерок, вздохнула я, — тут все красивое, но… не мое.

— Вижу, — она тоже тяжко вздохнула. — Ничего, мы еще успеваем заехать в другой салон.

— Ладно.

В другой салон я заходила уже без упрашиваний. А потом был третий, четвертый, а потом мы подъехали к пятому, но я уже так устала и расстроилась, что наотрез отказывалась даже выходить из машины.

— Все равно здесь не будет того, что я хочу, — ныла я. — Тут все то же самое, что в предыдущих!

— Выходи, выходи, — настаивала Ира, — я хочу пойти и убедиться сама.

— Так, может, ты и сходишь сама? — обнадежилась я.

— Ты еще предложи мне самой за Назара выйти! — возмутилась подруга. — Натали, не делай мне нервы. Я по-хорошему прошу: выходи, а то…

— А то что?

— А то я выйду из машины, — она действительно вышла и заглянула в дверь, — оставлю тебя здесь, поставлю машину на сигнализацию и уйду. А когда ты пошевелишься, сигнализация взвоет на всю округу, выйти ты из машины не сможешь, а я покину свадебный салон только, когда приедет полиция и начнет строчить на тебя акт за кражу!

— Впечатляет, — согласилась я и вышла. — Только маленькая поправка: не за кражу, а за попытку угона. А так да, история занимательная. Ну, пойдем, помучаем меня еще раз.

Но, как оказалось, из машины я выходила не зря!

Мне это платье сразу понравилось. Мы только зашли в салон, я повернула голову вправо, и увидела его на манекене. Оно не было пышным, не блестело камнями и вышивкой, оно было простеньким по сравнению с остальными нарядами, но милым.

— Меряем? — заметив мою реакцию, Ира уже подозвала продавца.

— Меряем! — подтвердила я.

А когда я надела платье и увидела себя в зеркале, поняла, что да, это оно, и я просто физически не могу с ним расстаться!

С опаской посмотрела на ценник и ахнула в приятном удивлении. Я могла позволить себе купить это платье! Прямо сейчас! Ура!

— Беру, — решила я.

— Конечно, берешь, — согласилась Ира, одобрительно меня рассмотрев. — Видно, что это твой фасон, и вообще сшито как для тебя. Хотя ты могла бы и притвориться, что сомневаешься.

— Зачем?

— Чтобы я почувствовала, что нужна тебе не только, как водитель, но и как подруга.

— Нужна!

В знак компенсации за мою поспешность, я радостно обняла Иру.

— Хватит, верю, а то задушишь, — она ворчливо высвободилась из объятий, но было видно, что я прощена. — Хватает денег?

— Да!

Переодевшись, я поспешила к кассе, расплатилась карточкой, и выпорхнула из магазина с огромным пакетом. Следом за мной вышла Ира, преисполненная значимости своей роли в выборе платья.

— Удачный выбор, — сказала она, когда мы сели в машину. — Назар, конечно, мог купить и гораздо дороже…