Любовь…

Моя любовь к Назару отличалась от тех чувств, что были к Юре и Павлу. Возможно, время просто стерло воспоминания, а, возможно, все действительно было иначе. Насыщенней, ярче, ближе, роднее. Не знаю. Возможно, все дело в том, что Назар и сам отличался от моего прошлого. Он был другим, но моим. И, наверное, я поняла это в первую минуту, как увидела его, и испугалась не внешности, а именно этого ощущения. И именно поэтому пыталась от него держаться подальше, и даже посмела сбежать. Потому что понимала: если такой мужчина догонит, выбора у меня больше не будет…

Утром ужасно не хотелось не то, что вставать, но даже двигаться. Было так приятно лежать в объятиях не только любимого, но и любящего мужчины… Я нежилась от одного ощущения, что он рядом, что он со мной, я млела, чувствуя его дыхание на своей шее, и не хотела его будить. Еще минутку, хотя бы минутку… но будильник на моем мобильном мыслей читать не умел, и начал трезвонить.

— Привет, — пробормотал в шею сонный голос.

Меня прижали поближе к себе, демонстрируя отнюдь не разочарование от раннего пробуждения.

— Привет, — послушно прижимаясь к Назару бедрами, ответила я.

Моим плечам достались горячие поцелуи, моему животу нежное поглаживание, палец мужчины скользнул внутрь, убедился, что я очень не против, и меня прижали сильнее, заставив прогнуться.

— Почему так рано? — между уверенными толчками бедер, поинтересовался Назар.

— Спешишь выбирать платье?

— Нет… — мое дыхание уже сбилось, я начала терять нить разговора, и не сразу сообразила, о каком платье речь. — Просто… понедельник…

— И что? — более резкий толчок бедрами, и палец мужчины, усложняя мое дыхание, спустился по моему животу вниз.

— Работа… — выдохнула я. — Назар, я… ох…

— Ты хочешь работать?

— Нет, но… — удивительно, как ему удавалось говорить четко, и вообще думать, когда у меня начало плыть перед глазами.

— Зачем ты ходишь на работу, которая тебе не нравится?

— Думаю…

Я задохнулась от нахлынувшего удовольствия, и не смогла продолжить.

— Что думаешь? — к одному пальцу прибавился второй, а медленные поглаживания перешли в дерзкую пытку.

Бедра Назара ускорили ритм, и я дышала уже через раз, а он предлагал мне поговорить!

— Что думаешь?

Назар перестал двигаться, я чувствовала, что он во мне, чувствовала прохладу его умелых пальцев, и призывно качнулась, но он удержал мои бедра, и не повелся на приглашение. Он давал понять, что продолжит, только когда я отвечу.

— Думаю, — сказала я, воспользовавшись паузой и развернувшись к нему лицом, — моя зарплата не будет лишней в нашем бюджете.

Назар с усмешкой перевернул меня на спину и снова вошел, на этот раз резко, отчаянно, с диким удовольствием следя за моей реакцией. Но мне не было стыдно, мне нравилось, что он смотрит, что наблюдает за моим удовольствием. Мне нравилось биться в его руках, нравилось стонать, разлетаться на звездные осколки, нравилось слышать его удовлетворенный вздох и ощущать, как он сжимает меня крепче, чтобы взлететь самому.

Мне так нравилось, когда он рядом со мной, но…

Подарив мне огромный кучерявый цветок в горшке, водрузив его на шкаф в комнате и проинструктировав, что это безобразие взамен тех букетов, которых у меня не было, а так же просветив, что поливать его почти не надо и пугать переездами по квартире тоже, Назар вскоре уехал.

Мне никогда не нравились его отъезды, но этот был совсем уж не вовремя, потому что со мной вдруг начали происходить странные вещи.

Мне всюду начал мерещиться его приятель, тот самый, который как-то заносил в квартиру корзину с продуктами.

Случилось это на следующий день после отъезда Назара. Стою я на остановке, высматриваю маршрутку, поворачиваю голову, может, случайно, а, может, почувствовав взгляд — уже не припомню, и вижу спину какого-то мужчины в черном пальто. Обычная спина, мужчина тоже обычный темноволосый, каких в городе много, но что-то в его фигуре показалось смутно знакомым.

Впрочем, вряд ли бы я придала этому значение, если бы на следующий день не увидела этого же мужчину в магазине, причем на этот раз я четко почувствовала его взгляд, но когда посмотрела на него — он быстро отвернулся к полке с кошачьими консервами. И еще через день я снова заметила его — он топтался у ларька, делая вид, что выбирает сигареты, и даже держал пачку в руках, но когда я села в маршрутку и посмотрела в окошко, увидела, как он поспешно отходит от ларька без покупки. И вот тогда-то я и увидела его лицо, и… мне показалось, что это приятель Назара.

Несколько дней, выходя на улицу, я подозрительно осматривалась, но мужчины в черном пальто нигде не было. Я успокоилась, списала это на то, что сильно тоскую по Назару, мое желание стать к нему еще хоть чуточку ближе, никуда не делось и вот, результат. Я даже со смехом призналась в этом Назару, когда вечером мы общались по скайпу; мне уже не было стыдно говорить о том, что я скучаю по нему, потому что он знал. Знал, что я к нему чувствую. В ответ на рассказ о моих видениях, он сказал, что тоже сильно скучает и делает все, чтобы как можно скорее приехать и чтобы мы не только вместе проводили старый год, но и встретили новый.

Я понимала, что на этот раз ему гораздо сложнее, потому что он подгоняет работу, дабы суметь взять отгулы, а еще решает некоторые вопросы с нашей свадьбой. Мы не ходили в загс подавать заявление, Назар сказал, что сделает это сам, и все равно расписываться мы будем в его городе. Там же будем и жить, но здесь у меня возражений не было.

В отсутствие Назара мне предлагалось подготовить шефа к моему скорому увольнению, выбрать с подружкой платье, которое оплатит жених, и присмотреть кольца.

С шефом я, кстати, поговорила на следующий же день, как стала невестой, не оттягивая. И вообще, как-то совпало — он всегда приходил позже, а здесь иду — а он в офисе. Ну, и я и зашла к нему первому, решив, что с Ирой поговорю потом. С шефом — это быстро, я скажу, он согласится, и все, можно идти к подруге, радовать, принимать поздравления, обсуждать, рассказывать и мечтать за чашечкой кофе.

Но быстро с шефом не получилось. Узнав, зачем я пришла, он расстроился и долго отказывался верить. Даже предлагал увеличить оклад, заподозрив, что с моей стороны это легкая манипуляция, но узнав о скорой свадьбе и переезде, сдался.

— Ладно, Наталья, — тяжко вздохнул он. — Повышение зарплаты — это, конечно, не аргумент, чтобы остаться, если речь идет о свадьбе. Поздравляю, желаю счастья и все такое. Иди с глаз моих, расстраивай теперь свою подругу!

Я вышла из кабинета в растрепанных чувствах, недоумевая — или я действительно была слишком самокритична к себе, а на самом деле супер-бухгалтер, или шеф расстроился потому, что даже в кризис на такую зарплату желающих мало? Но я успела только подойти к соседнему кабинету, как меня догнал окрик шефа:

— Наташа, — выглянул он из кабинета, — а ты сможешь начать передавать дела уже завтра? У меня есть на примете одна бухгалтерша, она давно хотела работать у нас в компании…

— Да, конечно, — согласилась я, без сожаления лишаясь лавров супер-бухгалтера. — Пусть приходит.

— Отлично! — радостный шеф, что-то насвистывая, скрылся в своем кабинете, а я открыла дверь и зашла в кабинет, который мы делили с Ирой.

Делили… Да, теперь уже можно говорить в прошедшем времени, потому что скоро так и будет…

При виде Иры, усердно щелкающей мышкой, охватило сожаление и преждевременная тоска, я только сейчас поняла, что потеряю ее, как подругу, когда уеду, но… Я не могла потерять Назара.

— Что там у вас за секреты? — она даже перестала щелкать мышью, вероятно, поставив игру на паузу, и с любопытством посмотрела на меня. — Натали?

— Я…

Чувствуя, что к глазам подступают слезы, я отвернулась, подошла к окну, глядя на город, который скоро брошу ради мужчины. Ну и пусть. Город я тоже любила, но… это другое. Скучать я буду не столько по улицам и по морю, сколько по людям.

— Натали?

Я слышала, что Ира подошла, и что теперь стоит у меня за спиной. Думая, что что-то случилось, она положила руки мне на плечи в знак поддержки.

— Натали, ну что? Не пугай меня, пожалуйся, я еще после твоей истории с маньяком не отошла. Всю ночь крутилась, Миша, кстати, просил тебе передать, что это ты виновата и поэтому он не выспался. А Костя потребовал, чтобы ты как можно скорее снова пришла к нам в гости и рассказала, куда еще успела вляпаться! Он и не знал, что в городе так много интересно, а то у него только школа, и все, а тут, оказывается, такое!..