— Убедила, — согласилась я, только представив, как трудно будет в гипсе сесть в маршрутку. И почти нереально — никого не покалечить, когда водителя заносит на поворотах.

— До завтра, — сказала подруга.

— Пока, — ответила я, и глянув на небо, спрыгнула с подоконника и закрыла окно. — Пока, звезды!

Вряд ли у меня в обозримом будущем будут время и желание ими любоваться. Все равно никакого толка.

Глава 2



Ира, как и обещала, приехала на следующий день. Правда, я не ожидала, что она явится в такую рань, да еще не пожалеет разбудить своих мальчишек — все-таки суббота, и, подозреваю, дети с большим энтузиазмом мяли бы щеками подушки вместо того, чтобы утешать тетю Наташу, но…

Утешать меня никто и не собирался.

Собственно, для этого просто не было времени.

— Привет, Маркова, — сказал Костя, зайдя в квартиру и внимательно осматривая сонную меня и такую же сонную, еще не заправленную, кровать.

Костя — старший сын Иры и Михаила, ему уже целых одиннадцать лет, и целых два года, что мы дружим с его мамой, он называет меня исключительно по фамилии. Не знаю почему, но так как моя фамилия мне нравится, у меня возражений нет.

— Привет, — повторило за старшим братом трехлетнее чудо по имени Славик.

— Привет, Натали, — дошла очередь до их мамы. — Давай, быстренько собирайся, и поедем.

— Привет. А куда поедем? — я сонно зевнула.

Но тут Костя заметил пустую бутылку из-под вина, и я, прекратив расспросы, спровадила гостей на кухню и начала спешно собираться. Квартира однокомнатная, и они вынуждены были выйти, чтобы я оделась. На большие апартаменты денег не хватало, да и эту жилплощадь я вряд ли смогла бы позволить на бухгалтерскую зарплату, потому что, откровенно говоря, незаменимым специалистом не являлась, так, просто могла делать свою работу, и все. Прекрасно осознавая это, карьерных планов в этом направлении не строила, и даже на повышение зарплаты не рассчитывала. Кризис — бухгалтеров с большим опытом работы и большим желанием работать пуд пруди. Так что светила бы мне максимум комната у какой- нибудь злобной хозяйки, как, в общем-то, и было до этого, но повезло. Эту квартиру нашел для меня наш водитель: его приятель-футболист подписал контракт и выехал за границу, ему просто был нужен человек, который бы не превратил квартиру в грязную нору до его возвращения.

Порядок я тщательно поддерживала, это вот только бутылка, которую заметил Костя, все портила. Спрятав бутылку в безразмерную сумочку, я быстро сбегала в ванную, потом быстро переоделась и быстро вышла к гостям. Впрочем, увидев, что они уже по-свойски выпили по чашке чая с бутербродами и Ирина домывала чашки, поняла, что не так-то быстро я и передвигалась. Но это все головная боль, которая намекала, что целая бутылка вина для одной девушки, пусть даже сильно расстроенной и имеющей повод, — многовато будет!

Голове моей сегодня сильно досталось. Сначала спешные сборы, и тут же, не давая времени прийти в себя, поездка в машине с Ирой. Водила она по правилам. В основном. Могла, конечно, стать прямо у светофора, включив аварийку, если ей нужно было выйти в магазин, а парковка была забита машинами. Могла на сложном перекрестке, где намечалась тянучка, высунуться в окно, чтобы мужчины, ослепленные огненным цветом ее волос, пропустили машину вне очереди. А могла, если машин на дороге не было, гнать на скорости, как сейчас.

— У нас много планов, — в ответ на мое замечание, что в машине есть не только педаль газа, но и тормоза, ответила она. — Мы должны успеть все!

Первым делом мы завезли детей в развлекательный центр, оставив на попечение их бабушки. Я мысленно посочувствовала еще одному человеку, который сегодня из-за меня не выспался, и мы поехали воплощать планы Иры в жизнь.

Маникюрша, парикмахерша, косметолог — эти три пункта мы прошли в одном салоне, поэтому вышло довольно быстро и довольно накладно. У Иры, помимо нее самой, хорошо зарабатывал муж, а я собиралась поэкономить до зарплаты, но подруга сказала, что надо потратиться. Надо, чтобы почувствовать себя лучше и счастливей. Вот прямо сейчас, не откладывая до следующей зарплаты!

Ну, что сказать? Когда моя сумочка в этом салоне избавилась не только от пустой бутылки вина, но и от солидной суммы наличности, я как-то счастья не ощутила. Даже рассматривая новый розовый маникюр на ногтях. Даже рассматривая в зеркало все ту же прическу каре, но с обновленными кончиками. Даже рассматривая чуть красное лицо после чистки, которая должна была освободить не только поры моей кожи, но и поры моей души от всяческих загрязнений.

Но особо расстраиваться времени не было. Мы мчались претворять в жизнь следующие планы Иры, и я только отчаянно простонала, когда машина остановилась у знакомого бутика.

— Там скидки, — утешила меня подруга.

Но я прекрасно знала, что цены со скидками в этом бутике намного выше наваристых цен в торговых рядах на рынке. Да, здесь качество лучше. Да, здесь лучше обслуживание. Но когда Ира принесла мне модную черную кофточку с какими-то перьями на вороте, я отчетливо поняла, что моя печаль от расставания с Павлом не настолько и велика. И вообще, чем дольше Ира махала перед моими глазами кофточкой, а заодно и ценником, тем меньше я горевала по бывшему парню. Просто волшебство какое-то!

— Тебе она идет больше! — горячо заверила я, и мне удалось отбиться и от кофточки, и от убеждений Иры, что надо, эту кофточку просто надо купить и спасти от одинокого прозябания в этом бутике!

Кофточка была спасена, мой кошелек при этом не пострадал, голова перестала болеть, я, наконец, окончательно проснулась, и уже в более приподнятом настроении ехала дальше.

А дальше у нас было кафе. То самое, где меня так обидел Павлик. Ира считала, что мы должны наложить хорошие впечатления на плохие, это всегда срабатывает, и тогда весь вчерашний вечер гораздо быстрее испарится из моей памяти. И вообще, она убеждала, что я не должна отказывать себе в радости бывать в любимом кафе только потому, что там некогда водились идиоты. Не знаю, как она поняла, что я дала себе слово больше в это кафе «ни ногой», но доводы подруги показались убедительными. Действительно. Пусть это он сюда больше не ходит, если не хочет. А я хожу, и буду ходить! Это мое кафе! Вот!

— Правильное настроение. Показывай дорогу, — попросила подруга, — а то я только слышала, про «ваше» кафе, но так и не поняла, где оно?

Я показала. И дорогу, и кафе. А после того, как мы в полном молчании выпили там по чашке растворимого кофе, я осмотрелась по сторонам, и словно впервые увидела, где я вообще. Никакое это кафе не уютное, как мне казалось, да и вообще не кафе, а какая-то «наливайка». И я отчетливо поняла, что действительно больше сюда «ни ногой», и что даже не буду скучать по нему.

— Судя по взгляду, ты что-то решила, — заметила подруга, когда мы вышли из маленького, душного заведения, где в основном преобладали запахи пива и рыбы, а не кофе с пирожными.

— Решила, что моя душа требует найти себе другое любимое кафе, — ответила я, и невольно улыбнулась, когда подруга расплылась в широкой улыбке.

— Мой метод дает результаты!

— Не спорю. Куда дальше?

— Сейчас решим, я не могла даже подумать, что пункт с кафе мы пройдем так быстро. Готовилась к твоим долгим рассказам и безутешным слезам, даже платочки нам купила — вдруг бы и меня проняло. Так, так…

Ира полезла в сумочку, достала белый платок с кружевом и протянула мне.

— Слез не будет, — напомнила я.

— Да ладно уж, так бери, — рассмеялась она.

Мы подошли к машине, обдумывая дальнейшие планы, я почувствовала внутренний подъем, захотелось какого-то движения, перемен, захотелось чего-то неожиданно-приятного, но…

Видимо, Судьба решила, что приятного на сегодня хватит, достаточно с меня обновления прически и все еще местами красного лица, и послала просто неожиданное.

А увидеть Павла, выходящим из иномарки алого цвета, было очень неожиданным. Я знала, что у него есть права, как знала и то, что у него не было своей машины. Видимо, это подарок от той эффектной женщины в огненном, которой он помог выйти из машины, чтобы она ни за что не зацепилась длиннющими каблуками, длиннющими ногтями или длиннющими наращенными волосами, и которую нежно приобнял за талию, и, бросив на меня взгляд победителя, завел в то место, которое раньше именовалось слишком гордо — «кафе».

— К морю? — правильно уловила мое настроение подруга.

— К морю, — ответила я.

Через полчаса мы стояли на пирсе, рассматривая, как волнуются сегодня волны и стараясь не замечать отдыхающих, заполонивших некогда пустующий пляж. Но некоторые купальники были таких ядреных расцветок, что невольно забирали все внимание на себя, а пестрота утомляла. К морю местные предпочитали приходить в любую пору года, кроме лета, если, конечно, им нужно было море, а не знакомства. Ну и если им не требовалось мысленно отдохнуть, отрешиться ото всего, как сейчас мне. Тогда уж все равно на сезонность и погоду. Тогда даже купальники отдыхающих практически незаметны.