Я смотрела на улыбающегося мужчину и верила, потому что очень сильно хотела верить, что у нас все получится. Впервые я не отмахнулась от мысли, что у нас с ним есть будущее. Несмотря на разные города, несмотря на то, что мы вместе совсем недавно, и многого друг о друге не знаем. Комплекса, что он руководитель на электростанции, а я бухгалтер — у меня не было. Бухгалтера никогда не сидят без хлеба, и лишней моя зарплата в общем бюджете точно не будет…

Поймав себя на этой мысли, я едва не поперхнулась вином и ошарашено посмотрела на Назара. Я что… только что… действительно строила планы… что мы можем жить… вместе?!

— Что? — усмехнувшись, спросил Назар.

А я, разом растеряв красноречие, только качнула головой, мол, все в порядке, это я так…

А на самом деле… какое такое «так»?!

Да я рехнулась, если начала думать о переезде!

Тем более что никто и не предлагал…

Придя в себя, я попыталась вернуть разговору легкость, но постоянно спотыкалась, встречая внимательный взгляд Назара. Мне начало казаться, что он догадывается о моих коварных мыслях укорениться в его жизни, и почему-то было так неловко и стыдно, как будто видеть рядом желанного мужчину — преступление. Я понимала, что в этом нет ничего плохого, и вообще, думать не запретишь. Я же не напрашиваюсь. И даже не намекаю, мол, я согласна, если ты скажешь — мой чемодан будет готов. Для меня самой мелькнувшие мысли — шок.Книголюб.нет

— По-моему, ты устала, — заметил мою отрешенность Назар, — пойдем-ка спать.

Я машинально убрала со стола, машинально закрыла перед мужчиной дверь, когда вошла в ванную, машинально переоделась и вспыхнула, увидев, как он стоит, прислонившись к стене, и улыбается. Опять промелькнул страх, что он знает, и «о, Боже ж ты мой, как это стыдно», но я махнула рукой и бодро объявила:

— Ванная свободна.

— Это-то меня и расстраивает, — намекнув, что хотел бы видеть там и меня, Назар притворно вздохнул.

Но я сделала вид, что намека не поняла и, быстро поцеловав его, прошла в комнату. Мне нужна была хотя бы минутка, чтобы побыть одной и чтобы избавиться от пугающих посильнее маньяка в машине, мыслей. Маньяк, слава Богу, уехал, отпустил меня, а мысли…

Мысли о том, что следующий неминуемый шаг в наших отношениях с Назаром — это совместное проживание, уходить не желали.

Под впечатлением от них, я легла и притворилась, что уснула, когда Назар вышел из ванной.

А теперь, когда уснул он, я лежала, всматриваясь в его лицо в лунном свете, и уже не боялась признаться сама себе, что если он предложит мне переехать к нему, я все брошу и перееду, потому что…

А вот почему, я признаться пока не могла.

Даже мысленно.

Даже себе…

Глава 14



Я надеялась, что на этот раз Назар пробудет в городе дольше, хотя бы недельку, но, увы, он уехал через два дня. Правда, теперь он находил время на звонки; и иногда вечером, иногда поздно ночью, я слышала его голос, и радовалась хотя бы этому.

Я понимала, что у него работа, он не последний человек на электростанции и не может позволить себе частые разъезды туда-сюда. Я все понимала, но все равно надеялась.

Он никогда не предупреждал о приездах, но я всегда ждала его — может, сегодня? А, может, завтра? Вот возьмет и приедет! Я возвращаюсь с работы, а он выходит из своей машины… Или еще лучше — заезжает за мной на работу, и…

И дальше моя фантазия пускалась в буйный полет. Кстати, часть из этих фантазий мы потом с Назаром превращали в реальность.

— Вижу, что ты соскучилась, — улыбался он.

А я и не скрывала особенно, наоборот, доказывала, что он прав. Пусть улыбается самодовольно, как кот, обнаруживший спрятанную сметану — главное, что это было в удовольствие нам обоим.

Мне нравилось быть с Назаром. Не только в физическом плане. Мне просто нравилось быть с ним. Готовить для него, украдкой наблюдать, как он ест, сидеть рядом с ним, лежать рядом с ним, молчать рядом с ним, говорить или слушать, нравилось чувствовать, что он здесь, со мной.

Мне так хотелось быть к нему еще хоть чуточку ближе, что я купила путеводитель по городу, в котором он жил, и самоучитель английского языка. Путеводитель не впечатлил, но я ничего особенного и не ожидала от маленького городка. Это не важно. Я рассматривала картинки, представляя, как Назар проезжает по одной из этих узких улочек… По этой. Или вот этой… И мечтала, что однажды я тоже увижу этот маленький городок. Нет, Назар меня не приглашал, но вдруг?

Когда-нибудь…

Самоучитель же открывала с твердым намерением изменить свой уровень английского с отметки «базовый», до «в совершенстве», но… Закрыла с осознанием, что скорее пешком дойду до Лондона, чем скажу честно: да, я владею английским. Пока мною владела лень, но отступать я не собиралась и записалась на курсы. По вечерам мне было особенно одиноко, так что курсы пришлись очень кстати.

Назару я ничего не рассказывала, но и не врала — он всегда звонил, когда я уже возвращалась домой, и я честно отвечала, что сижу и скучаю. Это было моей маленькой тайной. Я не хотела выглядеть перед ним глупо, а если бы он узнал о путеводителе и курсах, я бы от стыда провалилась сквозь землю. Подумает еще, что навязываюсь, строю на его счет кардинальные планы, намекаю, чтобы он свозил меня заграницу, заманиваю в сети, ловушку и… Ну, чего там еще опасаются мужчины?

И доказывай потом, что мне нужен только он. Да и стану ли я доказывать, если увижу в нем параноика-идиота? Нет. Я берегла наши отношения и не хотела подвергать их пустым проверкам. С нас хватало испытания расстоянием.

Лето сменилось переменчивой осенью, а у нас с Назаром все было по-прежнему. Жаркие встречи, неминуемые расставания и звонки. Иногда звонки тоже были жаркими: если мы долго не виделись, он скучал и спрашивал, скучала ли я? После моего подтверждения, требовал доказательств, и я, поначалу краснея, все уверенней их приводила. Своими руками — за неимением под боком Назара, и описанием того, о чем я мечтаю, что бы он со мной сделал. Его хриплый голос… Мой стон… Чувственная пытка на расстоянии…

Даже по телефону я слышала, что он возбуждался, и млела от этого, и терзалась, что он далеко…

Однажды меня осенило, что мы с ним как староверы какие-то (игры при встрече и по телефону не в счет), и я предложила общаться по скайпу. Так хотя бы можно видеть друг друга!

— Мне нравится, — сказал он после раздумий.

— Нравится моя идея? — чуть-чуть пококетничала.

— Твой шаг ко мне.

В тот момент я впервые порадовалась, что он далеко и не видит, как я краснею и улыбаюсь одновременно.

Теперь общаться стало намного удобней, и ждать стало чуточку легче. И он действительно видел, как я скучаю по нему, а я, к сожалению, видела не только это, но и как сильно он устает.

В таком режиме онлайн осень сменилась холодным декабрем…

Жизнь шла своим чередом — не считая разлук, очень даже успешно. Я совсем забыла о встрече с маньяком, и вряд ли бы вообще о ней вспомнила, если бы не случайность. Нет, мы не увиделись с ним вновь. Я бы, наверное, не пережила второй встречи, и вряд ли это можно считать утрированием.

Просто однажды Назар на несколько дней вырвался ко мне, а вечером нас двоих пригласили Ира и Миша. Компания у нас получилась небольшая, но веселая, мы много смеялись, а Костя, старший сын Иры, пришел из комнаты к нам и начал щелкать пультом телевизора, переключая каналы. К моему удивлению, выбор остановил на криминальной постановке, где допрашивали вора, который нападал на старушек — говорят, такие передачи сделаны на основе реальных событий, может, и так. Но герои вели себя настолько неестественно и пафосно, что я, слушая их, начала откровенно скучать.

— Натали, — поразилась Ира, увлекшись рассказом бабушки с телевизора, — ты что, не переживаешь?!

— Как-то не получается, — зевнула я.

— Но это ведь страшно! Он ждал их, подкрадывался, срывал цепочки и убегал! А старушки смотрели, как мчатся в ночь их драгоценности! — повторила Ира слова диктора, передав и пафос, и трагические нотки. Вот кому в актрисы надо было идти…

— Да что тут страшного? — поинтересовалась я. — Да, плохо, что у людей воровали драгоценности, но их жизни ничего даже не угрожало. Вот если бы они встретились с маньяком, как я, это другое дело. Это действительно страшно.

— Маньяком? — Костя выключил телевизор и подбежал ко мне, жадно заглядывая в глаза. — Маркова, расскажи!

— Говорю же — это страшная история, — улыбнулась я такому неприкрытому энтузиазму.

— Так вот я как раз и хочу такое послушать! — настаивал он. — Буду потом мелкого пугать. Маркова, расскажи!