Зазвучала приятная мелодия, и девушка достала из кармана свой мобильный телефон.

— Привет, Афина!

— Джордано?! — изумилась она, узнав голос. — Как вам удалось позвонить?!..

— Ну, не так уж и плохо я разбираюсь в технике. Долетела благополучно?

— Да! А вы?!

— Всё в порядке! — затараторил Джордано в своей обычной манере. — Мы прорвались, лекарство помогло, Гелиос вернулся на место, заговорщики из Галактического Совета арестованы.

— Здорово! — она улыбнулась. Тень тревоги растаяла.

— Через два дня тебя найдут твои друзья, пока никуда не летай. А потом, если захочешь, приедешь на церемонию. Нам с Нильсом обещали дать ордена! Мы станем Рыцарями Магеллана!

— Хорошо!

Джордано отключился. Афина неспешно направилась вдоль тротуара, на ходу нажимая на телефоне кнопки.

— Привет! Это снова я... Застряла в вашем времени. Приютишь меня на пару дней?..

Тучи начали расходиться, пропуская солнечные лучи. Среди цветущих ветвей радостно защебетали птицы, приветствуя появление радуги.

 

 

3. Афина и Звёздный Фрегат


— Мне жаль, но возникли неполадки в системе хранения данных! — баритон бортового компьютера звучал из-за широких панорамных экранов, отображавших яркие россыпи звёзд в тёмных глубинах космоса. — Для устранения неисправности необходима посадка на ближайшей населённой планете.

— Ну вот, дождалась первого самостоятельного полёта... — отозвалась юная девушка лет четырнадцати, сидевшая в большом чёрном кресле у пульта. Бежевый комбинезон, золотисто-русые волосы до плеч, приятные черты лица. В больших синих глазах не было раздражения, только едва уловимая тень осознания неизбежности. — Меня теперь одну никуда не отпустят...

— Извини, Афина, но забота о твоей безопасности является приоритетной инструкцией, — голос компьютера стал чуточку мягче. — Я уже сменил курс. Продолжим полёт после ремонта.

— Ладно уж, я всё понимаю, — ответила Афина с лёгким вздохом. — Надеюсь, задержка будет недолгой.

Серебристый диск звездолёта плавно обогнул громадную лазурную луну и направился к планете, затянутой серо-синей пеленой облаков.

Снижение витками сужающейся спирали к сумеречной границе дня и ночи, угрюмые тучи, подкрашенные багрово-пурпурным заревом заката, безжизненная равнина, пустой тёмный город без огней, только красные сигнальные вспышки у посадочного поля, вымощенного бетонными плитами.

— Здесь действительно кто-то живёт? — Афина с сомнением разглядывала безрадостный пейзаж, пока корабль аккуратно опускался на платформу.

— Колония передаёт достоверный цифровой сертификат, — безмятежно ответил компьютер.

Экраны отобразили большой флайер, тёмное овальное пятно на фоне закатного зарева. Аппарат приземлился около звездолёта. Из кабины вышли две женщины в тёмной униформе и направились к кораблю. Светлые волосы, собранные в пучки на затылках, красные повязки на предплечьях, решительная походка, чёрные ружья в руках.

— Охрана порта. Нужно их встретить... — Афина поднялась, но успела сделать только пару шагов.

Разрывая тишину громким треском, в бок звездолёта ударил яркий зелёный луч. Коридор, ведущий к люку, наполнился брызгами расплавленного металла, грохотом и клубами густого сизого дыма.

— Защитное поле! — Афина бросилась к пульту и принялась нажимать разноцветные клавиши. — Почему же не работает...

Из дымной завесы выскочили охранницы, ворвавшиеся в корабль, и проворно подхватили девушку под руки.

— Не вздумай бежать! Ты арестована! — рявкнула одна из женщин. Вблизи можно было разглядеть её недобрые чёрные глаза и неестественный цвет крашеных волос.

— Прилетела шпионить? — вторая охранница оказалась не менее грубой и злобной. — Ну-ка пойдём разбираться!

Недолгое изумление в глазах Афины превратилось сначала в негодование, а затем — в холод межзвёздного пространства. Девушка не стала сопротивляться, молча пошла с патрульными.

Раскалённые края выплавленного люка продолжали дымиться. Пандус вывалился наружу неровно, но всё же позволил сойти на бесцветный бетон платформы. Охранницы повели девушку к длинному тёмному зданию, расположенному около посадочного поля.

Над плоской крышей развевалось красное знамя с белым кругом внутри. Точно такие же полотнища обрамляли прямоугольник открытой двери, тускло освещённый бледными голубыми лампами. У входа неподвижно стояли два стражника с ружьями. Серо-зелёная униформа, короткие стрижки, отрешённые и даже немного безумные выражения лиц, словно у фанатичных сектантов.

Вблизи можно было разглядеть эмблему внутри белого круга на каждом флаге. Толстые чёрные штрихи изображали портрет улыбающейся девочки.

Пустые серые коридоры, голубые лампы на потолке, ряды железных дверей, поворот, ещё один. Кабинет с кровавым знаменем на всю стену. Усатый военный, блондин лет сорока пяти, сидел за широким письменным столом из тёмного дерева. Погоны на гимнастёрке — тоже красные, с белыми кружками. Чёрная курительная трубка в руках.

— Кто такая? — осведомился военный высокомерно.

— Поймали шпионку, вождь! — доложила охранница хвастливо и одновременно заискивающе.

— Как тебя зовут? — на девушку уставились водянистые глаза, внимательные и, казалось бы, не очень-то злые, но пылающие глубинным огнём всё того же странного фанатизма..

— Афина, — она ответила с ледяной сдержанностью.

— Не смей врать!!! — внезапно заорал вождь, вытаращившись. Огонь безумия на несколько мгновений превратился в неистовое пламя, но искажённые черты лица быстро вернулись в изначальное состояние. Военный благоговейно посмотрел на знамя с портретом девочки, перевёл взгляд на Афину и продолжил гораздо тише: — Тебе не меньше четырнадцати, ты слишком взрослая...

— Самозванка, да! — закивала вторая патрульная подобострастно. — Что с ней делать, вождь?

— Завтра прибудут товарищи из центрального комитета, тогда и решим, — вождь, похоже, успокоился, достал из кармана золотую зажигалку и начал раскуривать трубку. Теперь на его лице отражалось удовольствие от осознания своей власти. — Но на рассвете она обязательно поклонится Священному Камню! А пока посадите её в карцер...

— Пошевеливайся, самозванка! — охранницы снова схватили девушку под руки, спеша выполнить приказ.

Серые коридоры, голубые лампы, бесцветная угрюмость. Женщины грубо втолкнули Афину в пустую комнату и захлопнули за ней железную дверь. За решёткой маленького окошка догорал багрянец заката.

В коридоре стихли гулкие шаги патрульных, но безмолвие продлилось совсем недолго. Послышался шорох, и в окно заглянул паренёк лет шестнадцати, светловолосый, сероглазый, с короткой небрежной стрижкой.

— Она здесь, Майкл! — произнёс он тихо, отвернувшись на секунду, затем посмотрел на Афину. — Отойди в сторону! Мы тебя отсюда вытащим!

Парень достал оружие, напоминавшее чёрный пистолет. Сверкнул тонкий красный луч. Крепления железной оконной рамы зашипели, разбрасывая искры. Резкий рывок — и решётка вывалилась наружу.

Афина взобралась на подоконник аккуратно, не прикасаясь к тлеющим участкам, и спрыгнула на бетонное покрытие тротуара.

— Скорее, Джим! — Майкл выглядел немного старше. Смуглый, с вьющимися чёрными волосами. Такая же поношенная тёмно-серая куртка с капюшоном, как и у его друга, брюки и стоптанные туфли. — Парализующее поле продержится недолго!

Девушка и её освободители поспешили к флайеру, стоявшему на бетонной дороге. Рядом с каплевидным летательным аппаратом застыли фигуры патрульных, тех самых недобрых женщин. Каждую окутывал полупрозрачный синий ореол силового поля, застигнувшего охранниц, очевидно, на ходу.

Беглецы устроились на широких чёрных сиденьях, усадив Афину посередине. Майкл занял место пилота. Джим держал наготове оружие, настороженно вглядываясь в сгущавшийся сумрак.

Флайер с лёгким гулом поднялся в воздух и поплыл прочь от космопорта. Высокие трубы фабрик, громадные ангары и заводские строения, однообразные коробки многоэтажных домов. Ни проблеска света, ни движения, ни людей, ни транспорта.

— Мы видели твою посадку, — заговорил Майкл. — Как тебя зовут?

— Афина.

Парни изумлённо переглянулись.

— Хорошо, что мы тебя вытащили, — продолжил Майкл после паузы. — У Каменщиков к этому имени особое отношение... Не поздоровилось бы...

— Ты посланница Звёздного Фрегата? — в голосе Джима прозвучала робкая надежда.

— О чём вы? — судя по интонации, девушка ещё не устала удивляться. — Что у вас тут творится?

— Сумасшествие, — ответил Джим невесело. — Гибель колонии.