Девушки присоединились к стрелкам вместе с Робином.

Сражение началось без какой-либо вступительной части. Ни переговоров, ни ультиматумов. Роботы просто пошли в наступление, синхронно затопали сотнями ног по плитам.

Туча стрел взвилась со звуком, напоминавшим свист ураганного ветра, перелетела через золотую статую и обрушилась на андроидов.

Лучники действовали уверенно и решительно. Выстреливший немедленно делал шаг назад для быстрой перезарядки. А его сосед, готовый к бою, — шаг вперёд. Благодаря такому шахматному порядку интервалы между залпами были довольно короткими.

За спинами бойцов тоже кипела деятельность: помощники, в основном юноши, брали стрелы из вязанок и проворно рассовывали боеприпасы по пустеющим колчанам, чтобы никто не отвлекался и не снижал темп стрельбы.

Робин оставался на месте и не столько участвовал в сражении, сколько наблюдал за его ходом.

Афина едва выпустила пару стрел, а её копия уже успела опустошить свой колчан. Но его тут же кто-то наполнил.

Эффект оказался потрясающим. Чёрная стена наступавших пылала, искрила, дымилась и разваливалась. Поначалу задние напирали на передних, спотыкались об упавших, загорались от них, давились и ломались. Потом попытались отступить, чтобы не усугублять свалку, но под смертоносным ливнем всё равно становились похожими на подушечки для иголок, вспыхивали и валились на мрамор.

— Вперёд! — над площадью разнеслась громкая команда Робина.

Революционеры с топорами, ломами и молотами бросились в атаку и принялись добивать тех роботов-полицейских, которые ещё шевелились. Тем временем два штурмовых отряда лучников направились в обход горящей полосы разбитых андроидов. Одну из групп повёл Робин. Девушки не отставали от него.

Сизый, серый и синий дым, чёрная копоть. Даже не двери, а большие прозрачные ворота входа в башню-дворец. Закрытые. Один из фермеров поджёг фитиль и бросил самодельную бомбу. Гром, пламя, звонкий водопад осколков хрусталя — появился проход внутрь.

За облачком дыма от взрыва — дюжина чёрных силуэтов в мраморном холле. Снова свист стрел, искры, огонь. Бегом по ступенькам. Стрельба из луков по двум роботам, которые полыхали вовсю, шатались, но упорно не желали падать.

Революционеры хлынули в башню и побежали на верхние этажи по двум широким, но ажурным винтовым лестницам. Несколько фермеров вошли в просторный стеклянный цилиндр лифта, сжимая в руках топоры. Девушки и Робин остались в холле.

Зазвучала приятная мелодия, нежный перезвон колокольчиков. Афина достала из кармана куртки коммуникатор.

— Девочки! — Джонни вызывал из кабины поезда. Говорил быстро, энергично. — У вас единственное персональное средство связи на всей планете. Мастер далеко?

Афина передала коммуникатор Робину.

— Сектанты драпают! — затараторил Джонни. — Из космопорта поднялся корабль. У нас тут в последнем вагоне нашлась портативная ракетная установка...

— Нет! — Робин отрицательно покачал головой. — Они не применили бластеры. Может, просто побоялись галактического патруля, но всё же не применили. Значит, пусть улетают.

— Вон ту штуку, — Афина, забрав протянутый ей коммуникатор, указала на статую, — убрать потом не забудьте, пожалуйста, хорошо?

— А может, не надо? — в глазах её копии засветился весёлый лазурный задор. — Красивая! Пусть бы осталась.

— Да ну тебя, железяка! — Афина отмахнулась с притворным недовольством, но не смогла сдержать улыбку.


* * *

Диск звездолёта ожидал на просторном бетонном поле, откинув люк-пандус. Оба солнца сияли высоко над городом. Башни и мосты сверкали ярко, по-праздничному радостно.

— Тебе нельзя оставаться, — она отвела от лица прядь волос, взъерошенных ветром. — Сектанты знают, что ты на Деметре. И здесь у них полно свихнувшихся последователей.

— А ты? — её можно было отличить от копии только по горестному выражению лица.

— Меня скоро отправят куда-нибудь в прошлое с новым заданием.

— Ты можешь погибнуть...

— Рано или поздно это случится. Но зато никогда не состарюсь! — в голосе цифровой девчонки звучал неподдельно искренний оптимизм. — Не расстраивайся, я всего лишь машина.

— Да ладно, при чём здесь электроника, — возразила Афина с грустным вздохом. — Если у кого-то механический протез руки, ноги или сердца, это ведь по-прежнему человек.

— Всё остальное у него своё, биологическое.

— А где тот предел замены органов, после которого получится робот? — Афина спросила уверенно, будто уже размышляла над этим и нашла ответ.

— Ну, не знаю... А как бы ты определила?

— Думаю, человек способен переживать, радоваться, горевать, дружить, любить. Из чего бы ни был сделан, может чувствовать не только сенсорами, но и душой.

— Слушай, а сектанты, наверное, не так уж неправы! — в искусственных глазах заблестела вполне естественная шутливость, даже чуточку лукавая. — Ты действительно мудрая, как та древняя богиня!

— Эй, вечно юная сестрица! — пытаясь поддержать несерьёзный тон, Афина улыбнулась невесело, но с теплотой. — Сейчас получишь от меня по своему железному лбу!

Девушки обнялись, прощаясь.

Затем Афина отвернулась и быстро пошла к кораблю, вытирая ладонью слёзы. На свою кибернетическую копию она не оглянулась.


* * *

Серебристая стрела с жёлто-оранжевым оперением промелькнула над лужайкой, отразившись в тонированном стекле стены дома, и воткнулась в грудь чёрного манекена с бледной головой.

Афина, во всём белом — в спортивных брюках, куртке и кроссовках, — достала из тёмно-коричневого колчана ещё одну стрелу, натянула большой лук стального цвета, блестевший полировкой, и сосредоточенно прицелилась.

Короткий шелест рассекаемого воздуха — и манекен получил новую дырку.

— Неплохо для начинающего стрелка! — она появилась из-за высокой живой изгороди, ровно подстриженного густого кустарника. Чёрные туфли, пепельные брюки в обтяжку, серо-коричневая куртка с декоративной бахромой у плеч, белый свитер. — Привет, Афина!

— Ох... Афина!! Привет!! — выронив лук, девушка бросилась обнимать своего цифрового двойника.

— Не плачь! Ну что же так раскисла? Прекрати!

— Не могу!.. Ты жива! — девушка шмыгнула носом. — Это у меня неделя прошла, а ты, наверное, много лет в разных временах... вместо меня...

— Ну не реви же! Теперь никогда не умру, слышишь? — она ласково взяла в ладони лицо своего оригинала и заглянула в глаза, полные слёз. — Наши и ваши спецслужбы решили, что я накапливаю слишком ценный личный опыт. Поэтому моя память копируется. Если убьют, загружусь в новую оболочку.

— Правда?!.. Ах!.. — Афина тут же застыла на месте в радостном изумлении.

— Но это очень строгий секрет! — девчонка-робот, как только подруга прекратила её обнимать, шагнула в сторону, подняла с травы лук, обвела его взглядом и одобрительно кивнула. Она демонстрировала уверенное, непоколебимое спокойствие, которое, очевидно, вскоре передалось её прототипу.

— Ой, идём в дом, а то тебя увидит кто-нибудь! — спохватилась Афина, действительно начиная приходить в себя после всплеска эмоций. — Родители в экспедиции. Я одна, как обычно.

— Знаю. Леденцы у тебя есть, плакса?

— Конечно! Сразу купила, как только домой прилетела. Идём!